Суд истории

0
300

В октябре исполняется 70 лет с момента окончания суда над группой представителей высшего руководства Третьего рейха. Закрепив разгром нацизма, Нюрнбергский процесс получил название «Суд истории». Однако и теперь звучат голоса тех, кто не готов признать вынесенные в Нюрнберге решения беспристрастными.

Как всё начиналось

Советская сторона говорила о необходимости создания военного трибунала для суда над нацистскими преступниками уже в 1942 году. Сталин неоднократно повторял, что лица, ответственные за развязывание Второй мировой войны, должны ответить за свои действия перед международным судом. Это, по его мнению, было необходимо для того, чтобы впоследствии избежать обвинений в расправе над побежденными. Меж тем Черчилль, например, считал, что главных военных преступников надо казнить сразу же после того, как они будут взяты в плен. В 1945 году за внесудебное решение означенного вопроса выступало около 70% граждан Великобритании и США.

Международный трибунал по тем временам был делом совершенно новым. Напомню, что ни один представитель германского высшего военного командования не был привлечен к уголовной ответственности и наказан за совершенные ими преступления во время войны 1914-1918 годов. Этот печальный опыт стал хорошим уроком для союзников.

Соглашение о создании Международного военного трибунала и его Устав были подписаны летом 1945-го во время Лондонской конференции представителями государств — победителей во Второй мировой войне. Список главных военных преступников был опубликован 29 августа 1945 года. В него вошли 24 человека.

Выдвинутые против них обвинения можно разделить на четыре группы: агрессивные действия против ряда стран, преступления против мира, военные преступления и преступления против человечества (в советской историографии часто именуются «преступления против человечности»). Последний пункт оспаривали немецкие юристы. По их мнению, это обвинение могло быть предъявлено и союзникам за бомбардировки Дрездена, равно как и за ядерные удары по Хиросиме и Нагасаки. Обвинительные материалы были готовы 18 октября 1945 года, и за месяц до начала процесса их вручили каждому из обвиняемых. После ознакомления с ними крупный функционер НСДАП Роберт Лей покончил жизнь самоубийством. Остальные предстали перед судом.

На основании Лондонского соглашения Международный военный трибунал был сформирован из представителей четырех стран: СССР, США, Великобритании и Франции. Председателем суда стал британский юрист Джеффри Лоуренс.

Одиннадцать петель

Нюрнбергский процесс. Скамья подсудимых (в первом ряду слева направо: Геринг, Гесс, Риббентроп, Кейтель), 1946 г.

Еще до начала процесса никто не сомневался, что он закончится обвинительными приговорами. От судей требовалось лишь определить степень вины каждого из тех, кто пред ними предстал. В частности, представители обвинения от США и Великобритании предлагали не давать подсудимым последнего слова. Однако французская и советская стороны отклонили это предложение.

Процесс получился беспрецедентным. Трибунал заседал 217 дней, было проведено 403 слушания, длившихся в общей сложности 24 тысячи часов. Длина полки с листами стенограмм заседаний составила более 10 метров. В архивы было отправлено более 3 миллионов документов, а также 2 400 метров кинопленки — доказательства злодеяний нацистов. Было выдано свыше 60 тысяч пропусков в зал суда. Выступили 116 свидетелей. Процесс велся одновременно на 4 языках, впервые в судебной практике был использован труд группы переводчиков-синхронистов. Около 250 корреспондентов передавали сообщения о ходе процесса во все уголки земного шара.

В качестве доказательств использовались показания многочисленных свидетелей, в том числе и бывших узников концлагерей, фото- и кинодокументы, но главным образом — всевозможные приказы и рапорты, подписанные самими обвиняемыми. Мир узнал, что одновременно с военной, экономической и пропагандистской агрессией у руководства Третьего рейха изначально были и чудовищные планы массового уничтожения военнопленных и мирных жителей оккупированных стран, в первую очередь — евреев.

Обвиняемые вели себя смело, тянули время, надеясь уйти от заслуженного наказания. Они явно рассчитывали, что напряженная международная обстановка может сыграть им на руку. А после знаменитой речи Черчилля 5 марта 1946 года в Фултоне, которая считается сигналом к началу холодной войны, похоже, решили, что в скором времени может начаться еще одна кампания, процесс потеряет смысл, да еще и их опыт противодействия СССР будет востребован Великобританией и США.

Нюрнбергская тюрьма, охрана у камер обвиняемых. 1945 г.
Нюрнбергская тюрьма, охрана у камер обвиняемых. 1945 г.

Надежды не сбылись — к смертной казни через повешение были приговорены 11 человек (так и не обнаруженный Мартин Борман был осужден заочно). Остальные получили разные сроки тюремного заключения, вплоть до пожизненного. Трибунал также признал преступными организации: СС, СД, СА, гестапо.

Итоги и последствия

Можно сказать, что с Нюрнбергского процесса началась история международного уголовного права. В 1950 году были разработаны так называемые Нюрнбергские принципы, которые легли в основу Международного уголовного суда. Их семь. Основополагающий таков: совершивший действие, признанное мировым правом преступлением, должен нести ответственность. Если внутреннее уголовное право какого-либо государства не предусматривает наказания за данное преступление, это не освобождает обвиняемого от ответственности перед международным судом. Нюрнбергские принципы определили и преступления, которыми должен заниматься Международный уголовный суд. Это преступления против мира, человечества, а также совершенные во время войны, но не оправданные военной необходимостью. В 1968 году Конвенция ООН провозгласила неприменимость срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества.

Право сильного

Казалось бы, никаких вопросов по поводу справедливости вынесенных в Нюрнберге решений быть не может. Однако и по сей день существуют как минимум две точки зрения на процесс, причем диаметрально противоположные.

Представители первой считают его эталоном правосудия новейшего времени.

Их оппоненты задаются вопросом, касающимся беспристрастности суда победителей над побежденными. По их мнению, в Нюрнберге работало не правосудие, а известное человечеству с первобытных времен «право сильного». Ну и где, вопрошают они, тут справедливость? Не силой ли Гитлер намеревался устанавливать новый мировой порядок?! Сторонники второй точки зрения утверждают, что Нюрнбергский процесс только подтвердил право победителей судить побежденных. Он закрепил принцип заведомой виновности представителей потерпевшего поражение государства. Ранее обязательным требованием законности вынесенного вердикта была нейтральность и независимость судей, на Нюрнберге все судьи представляли стран-победительниц. Налицо, считают вторые, юридический произвол. К этому ли шло человечество сквозь страдания Второй мировой войны?

Теперь мало кто (исключение — «зигующие» неонацистские молодчики) возьмется оспаривать утвержденные Нюрнбергом факты, отрицать злодеяния, совершенные представителями Третьего рейха, отрицать необходимость личной ответственности руководителей преступного государства. Однако все сильнее голоса тех, кто не приемлет диктата группы держав, под вывеской международного правового действа расправляющейся с неугодными им политическими и военными деятелями. Диктат рождает ощущение безнаказанности, а безнаказанность рано или поздно всегда оборачивается преступлением. Потому с сожалением, но придется признать: очистивший мир от нацистской чумы Нюрнбергский процесс не сделал его справедливым. До окончательного искоренения «права сильного» человечеству еще предстоит дорасти. Сколько лет на это понадобится, какие злодеяния за эти годы могут быть совершены — остается лишь гадать. Гадать с замирающим от ужаса сердцем.

Мария Жукова-Гладкова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here