Ночью 18 января 1729 года, за несколько часов до собственной свадьбы, в Москве скончался последний прямой потомок Петра Первого.

Пётр I скоропостижно скончался в результате воспаления лёгких 28 января 1725 года, не успев распорядиться, кто будет его наследником. Не задолго до смерти он отменил указ «О престолонаследии», регламентировавший передачу российской короны по мужской линии от отца к сыну, что в итоге привело к борьбе за корону после смерти. Основных претендентов было два: вторая жена Петра I Екатерина и внук императора Пётр.

Коллаж © L!FE. Фото: © wikimedia.org, © wikipedia.org

Сначала бунт — потом трон

Пётр был ребёнком царевича Алексея (сына Петра I от первого брака с Евдокией Лопухиной). Мальчику было на момент смерти деда семь лет. Если бы император не отменил указ, то он был бы единственным законным наследником. Князья Репнин, Голицын, Долгоруков настаивали на том, что стоит отдать корону Петру даже несмотря на нововведения.

Противниками данной позиции выступили приближённые покойного Петра Алексеевича Александр Меншиков, Пётр Толстой, Фёдор Апраксин и Павел Ягужинский. Они заявили, что права на престол имеет вдова правителя Екатерина I.

Как бы завершился данный спор знатных фамилий во дворце неизвестно, но «в помощь» сторонники Екатерины привлекли гвардейцев, которые потребовали «удовлетворить их требования» и привести её к трону сразу после смерти Петра (в ту же ночь).

— Перед рассветом неизвестно каким образом в зале, где шло совещание, оказались гвардейские офицеры, ультимативно потребовавшие воцарения Екатерины, а на площади перед дворцом были выстроены под ружьё два гвардейских полка, выражавшие поддержку императрице барабанным боем. Это заставило прекратить спор. Екатерину признали императрицей, — пишет И. А. Мудрова. («Великие матери знаменитых людей. 100 потрясающих историй и судеб»).

Два года бывшая прачка (а именно этим нынешняя императрица занималась до знакомства с царственным супругом) была во главе страны. Но в 1727 году здоровье, подорванное балами, открытыми нарядами в любую погоду, обжорством и алкоголем, сдало окончательно.

Екатерина пыталась посадить на престол не уже подросшего Петра Алексеевича, а одну из своих дочерей — 18-летнюю Елизавету или 19-летнюю Анну. Она даже придумала «компромисс»: женить семилетнего Петра II на своей дочери Елизавете. То есть фактически обручить тётку с племянником (они были родственниками по мужской линии). Меншиков, которого она безоговорочно слушалась, признал затею неудачной, так как подобные браки считались в Российской империи «из ряда вон». В итоге Екатерина написала завещание в пользу Петра II. Обязательным условием завещания стало то, что мальчик должен жениться на дочери самого Меншикова.

Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org

Опальный фаворит

Жена Петра I скончалась в мае 1727 года от осложнений лёгочного абсцесса.

— Наступила суббота, 6 мая. Екатерина Алексеевна тихо угасала. Днём начался бред. Кончина последовала около девяти часов вечера. Императрица Екатерина Алексеевна умерла в возрасте 43 лет, — пишет Б. А. Нахапетов («Врачебные тайны дома Романовых»).

На престол вступил 11-летний мальчик. Ребёнок не интересовался политикой или военным искусством, в отличие от его деда. Впрочем, от легендарного родственника он перенял половину качеств, но «не тех».

Оба императора были известны своей любовью к женщинам и алкоголю. Ну что такой правитель мог «направить»? А для знати он был открытым каналом, от имени которого можно творить всё, что захочешь.

Изначально власть оказалась в руках Меншикова. Но он переусердствовал с вниманием, надоев подростку с короной на голове до такой степени, что последний пытался пожаловаться на «узурпатора» Долгоруковым при первой же возможности. Так, Петра буквально закрыли в меншиковском доме, который больше походил на дворец. Долгоруковых к нему попросту не допускали. Единственным его спутником женского пола была, как предполагалось, будущая жена Мария.

Тем временем Долгоруковы не дремали. «Меншиков примеряет твой трон», «Ах, император-батюшка, не пей из рук змеи», «Он уже приказы от твоего имени раздает», «Мы спасем тебя — дай срок», «Не избавишься от Меншикова — умрёшь», — эти и другие слухи поползли как по Санкт-Петербургу, так и по Москве. Разумеется, толстые стены меншиковского дома не могли спасти от многочисленных пересудов.

Летом 1727 года фаворит первого российского императора тяжело заболел. Медики поставили неутешительный диагноз — туберкулёзный артрит, который сопровождался поражениями опорно-двигательного аппарата. В какой-то момент Меншиков полностью потерял контроль над Петром, чего не упустили соперники за его внимание, а следовательно, за власть.

Иван и Алексей Долгоруковы для начала втёрлись к 11-летнему Петру в доверие «проверенными методами» — охотой и алкоголем.

«Князь Иван был на шесть лет старше царя Петра. Поэтому подросток был очарован разбитным юношей, с которым можно было поговорить об охоте, балах и других развлечениях. Иван в то время слыл донжуаном и многое мог рассказать о делах сердечных». (В.А. Вилков, Т.Ю. Шнякина, М.В. Корнева «Фавориты правителей России»).

Петр II с радостью поддержал затею «друзей» отправить в ссылку «узурпатора», который только в августе оправился от болезни. Завещание Екатерины не уберегло Александра Даниловича. Когда Меншиков окончательно окреп, ему объявили, что «здоровья вполне хватит для Сибири», и отправили в Берёзов со всей семьёй. Помолвка с ненавистной «мраморной статуей» была расстроена.

По легенде, опальная невеста императора Мария Меншикова умерла при родах. Только сам правитель не имел к ребёнку, появившемуся на свет мёртвым, никакого отношения. Отцом девочки являлся сын фаворита Петра II Фёдор Долгоруков. Молодой человек якобы приехал в Берёзов и тайно проводил время с Марией. Впрочем, об их чувствах шептались ещё когда у Марии были шансы занять трон.

Коллаж © L!FE. Фото: © wikimedia.org

Охота, дамы, алкоголь

Коронация последнего Романова по мужской линии состоялась 25 февраля 1728 года в Успенском соборе Кремля. По данному случаю генерал-губернатору Москвы Фёдору Ромодановскому приказали украсить ворота в Китай-городе, Белом городе и Земляном городе. Основные же торжества проходили в Грановитой палате Кремлёвского дворца. Гулянья длились три дня.

Весной того же года все госучреждения перевезли из Санкт-Петербурга в Москву. Такое решение было принято потому, что 11-летнему мальчику понравился яркий, сияющий, а главное, более тёплый город, где дождь и ветер не являются нормальной погодой в любое время года.

Резиденцией императора сделали Лефортовский дворец. Пётр, правда, больше любил Подмосковье, где охотился. Он нередко ночевал в доме Долгоруковых.

Проще всего втереться к ребёнку в доверие человеку, который ненамного старше его. У «кандидата» должен быть большой опыт вкушения «запретных плодов». Ну и, конечно, он обязан поддерживать младшего приятеля во всём. Таким и был Иван Долгоруков.

В глазах знатных москвичей и петербуржцев Долгоруков был этаким плейбоем, из-за которого плакала добрая половина девушек из знатных родов. В псовой и соколиной охоте ему не знали равных среди ровесников.

Он не собирался вколачивать Петру в голову знания о политике, международном устройстве или военном положении дел в Российской империи. Проблем с тем, чтобы войти в доверие к юному императору у Долгорукова не было — он просто развлекал его «своими методами». Псовая и соколиная охота, рысканье по полям в поисках добычи, пьянство, разбитной образ жизни. Ну и, конечно, интим с любой женщиной, на которую только посмотрит император. В Москве обсуждали то, как в доме Долгоруковых происходили оргии, активное участие в которых принимал батюшка император.

Племянник фаворита Петра I Франца Лефорта отмечал, что правитель, несмотря на шаткое здоровье, проводит время в «постоянном разврате», нередко привлекая сестру Елизавету. В каком именно качестве он её «привлекал», не уточняется.

— Пётр рыскает по улицам и в компании царевен заваливается то к Ивану Долгорукову, то к дворцовой обслуге. В помещении, расположенном рядом с бильярдной, практиковали запретные забавы. Император редко ложится раньше семи утра, — писал Лефорт.

Такой образ жизни не мог не отразиться на детском растущем организме. Иммунитет мальчика был подорван — он был вынужден несколько дней безвылазно лежать в кровати, подхватив малейшую простуду.

— Образ жизни, который заставляют вести государя, очень скоро приведёт его к могиле, — писал воспитатель Петра барон Остерман Бурхарду Миниху.

В первый раз серьёзные опасения за здоровье императора были высказаны в августе 1729 года.

— Горячка, в которую он впал, была очень сильна, но в этот раз удалось избежать его смерти, — писал мемуарист Кристоф Манштейн в «Записках о России».

Коллаж © L!FE. Фото: © wikimedia.org, © wikimedia.org

Вторая невеста

Загулы нередко проходили в доме Долгоруковых, где на виду у высокопоставленного гостя часто показывалась 17-летняя сестра Ивана — Екатерина. Девушка отчаянно пыталась не упустить свой шанс. В итоге своенравный и взбалмошный мальчик (историки приписывают Петру II дедовский характер, но полное отсутствие стремления к наукам) поддался на женские чары и объявил о намерении жениться.

Родственники Екатерины в кратчайшие сроки расстроили её помолвку с графом Фридрихом Милессимо. Екатерина не спорила с решениями мужской половины семьи и «работала в другом направлении», забеременев в конце 1729 года.

В ноябре 1729 года было объявлено о помолвке государя.

По легенде, на объявлении официальной невесты государя присутствовал Фридрих Милессимо. Когда она протянула руку для поцелуя, чего требовал обычай, молодой человек упал в обморок. После неприятного инцидента бывшему жениху пришлось спешно отправиться за границу.

Подготовка к свадьбе, назначенной на 19 января, шла усиленными темпами. Долгоруковы пытались как можно скорее устроить торжество по двум причинам: опыт Меншикова перед глазами и опасения за здоровье императора, которое всегда было хрупким. Страх не успеть.

«За две недели до свадьбы прислуга с ужасом обнаружила «опасные следы» на теле императора. Вызванный врач подтвердил опасения: оспа». (Б. А. Нахапетов «Врачебные тайны дома Романовых»).

Ситуация была катастрофической потому, что лечить эту болезнь в XVIII веке ещё не научились.

Долгоруковы рассчитывали успеть обручить Екатерину. Пётр, несмотря на болезнь, собирался жениться, так как, по разным данным, то ли понимал катастрофичность своего положения, то ли попросту о нём не догадывался, рассчитывая встать на ноги в ближайшее время.

Последние 24 часа до свадьбы состояние императора было такое, что выйти к гостям он не смог бы при всём желании. Вскоре стало известно о том, что правитель скончался от оспы.

«Вслед за полками с их генералами и офицерами в Москву в ожидании придворных празднеств наехало много представителей провинциального дворянства. Собравшись на свадьбу и попав на похороны, дворяне очутились в водовороте политической борьбы». (Ключевский В. О. «Русская история. Полный курс лекций»).

Коллаж © L!FE. Фото: © wikipedia.org

«Чёрная вдова»

После смерти Петра II Долгоруковых обвинили в том, что они могли намеренно медленно гробить здоровье правителя. Соответствовало ли это действительности — неизвестно, но в пользу этой версии говорит множество факторов.

Согласно исследованиям историка медицины, лейб-медика Вильгельма Рихтера, Петра II мог специально заразить князь Сергей Долгоруков. Бывший посланник России в Варшаве, зная о такой же болезни своих детей, свободно заходил к Петру II.

Долгоруковым также приписывают то, что они намеренно разрушали неокрепший организм императора с помощью алкоголя и долгих прогулок по холоду «без шапки».

Целью таких действий якобы было поженить Екатерину и Петра, а после его смерти (которой после такого образа жизни ждать недолго) объявить Долгорукову императрицей. Существует версия о «завещании Петра II, подписанного Иваном Долгоруковым — одним из последних, кто видел юного императора живым.

Якобы он вышел из царских покоев, поднял шпагу и закричал: «Да здравствует императрица Екатерина Вторая!» — имея ввиду свою сестру. В комнате повисла тишина. После этого Иван шёпотом якобы сказал: «Сорвалось».

— Их жестоко порицали, все проклинали необычное их дерзновение, несытое лакомство и властолюбие, — пишет Ключевский о том, что происходило в Москве после известий о смерти царя.

Анна Иоанновна (дочь брата Петра I Ивана V) отправила Долгоруковых в 1730 году в ссылку в тот же Берёзов, куда тремя годами ранее «со всей фамилией» отправился Александр Меншиков.


Во время правления Петра II основная власть была сосредоточена в руках Меншикова, после его ссылки — Долгоруковых и Верховного тайного совета, поэтому можно говорить, что реформы, происходившие при нём, — дело их рук. Сам же юный правитель никакого отношения к государственным делам не имел, не считая подписи документов.

— О делах государственных, о высоких обязанностях царственных не было и помина. Император, истощая физически свои силы в утомительных [охотничьих] прогулках, не имел ни охоты, ни возможности развивать силы умственные и усовершать свой разум учением и науками, — писал о Петре II К. И. Арсеньев.

Ключевский в принципе не говорил о позитивных изменениях в «эпоху» Петра II, отметив, что переезд в Москву оценивался иностранцами как возвращение во времена «тьмы», которые были до правления его деда.

Алена Шаповалова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here