Времена, когда немецкое наследие нашего города шло вразрез с государственной идеологией, казалось бы, канули в безвозвратное прошлое. И мы решили, что теперь не существует неустранимых причин, по которым должны сноситься исторические здания и рушиться памятники. Именно поэтому известие о том, что в ближайшее время Калининград может лишиться достопримечательностей, на которые не замахнулись в своё время функционеры из горкомов и обкомов, сначала показалось каким-то недоразумением.

Что же случилось? А случилось следующее: два из трёх сохранившихся кёнигсбергских мостов городские власти распорядились капитально реконструировать. Настолько капитально, что от мостов не останется ровным счётом ничего. В проектной документации чёрным по белому написано «снос линейного объекта – мост через реку Преголя». И так два раза, в каждом из проектов.

Будут демонтированы пролёты мостов, опоры, ограждения. Уберут даже простоявшие почти 500 лет старые и неиспользуемые быки Высокого моста. Правда, обещают водрузить на новый Дровяной мост старые ограждения, но, скорее всего, они будут заменены новодельной штамповкой.

В проекте этого нет, но это следует из общения с представителем проектной организации. Мосты станут шире, несколько иначе расположенными и совершенно не похожими на оригинальные. Такие мосты могли бы украсить многие города нашей Родины, но только взамен мостов исторических они как Рыбная деревня против Кафедрального собора. Впрочем, некоторым туристам Рыбная деревня очень нравится.

Как всё начиналось?

Мостов в Кёнигсберге было много, но именно семь из них были известны на весь мир и именно их знали как «кёнигсбергские мосты». Строились они в разные годы.

Сначала был построен Лавочный мост (нем. Krämerbrücke), как раз в год, когда поселение с южной стороны замка, именуемое Альтштадт, получило городские права – в 1286 году. Мост располагался точно под современным эстакадным мостом и вёл от Альтштадта на остов Кнайпхоф (ныне – остров Канта).

Лавочный мост (нем. Krämerbrücke). Построен в 1286 г.
Лавочный мост (Krämerbrücke). Построен в 1286 г.

Следом в 1322 году был построен Зелёный мост (нем. Grünebrücke). Он тоже находился под современным эстакадным и вёл с Кнайпхофа в Форштадт – район между Преголей и нынешней улицей Краснооктябрьской. Проехав по этим двум мостам, можно было проследовать на юг Тевтонского государства и дальше в Польшу.

Зелёный мост (нем. Grünebrücke). Построен в 1322 г.
Зелёный мост (Grünebrücke). Построен в 1322 г.

В 1377 и 1397 годах появились ещё два моста – Потроховый (нем. Köttelbrücke) и Кузнечный (нем. Schmiedebrücke). Они шли параллельно уже построенным Лавочному и Зелёному, но ближе к Кафедральному собору.

Потроховый мост (нем. Köttelbrücke). Построен в 1377 г.
Потроховый мост (Köttelbrücke). Построен в 1377 г.
Кузнечный мост (нем. Schmiedebrücke). Построен в 1397 г.
Кузнечный мост (Schmiedebrücke). Построен в 1397 г.

В 1404 году был воздвигнут новый мост – Дровяной (нем. Holzbrücke). В это время началось освоение территории на острове Ломзе (ныне – Октябрьский, или просто Остров), и новый мост заменил не справлявшуюся с грузами и людьми паромную переправу. А когда в 1520 году был выстроен Высокий мост (нем. Hohe Brücke), появилась возможность везти товары в обход города-острова Кнайпхофа, с которым у Альтштадта не всегда были дружественные отношения.

Дровяной мост (нем. Holzbrücke). Построен в 1404 г.
Дровяной мост (Holzbrücke). Построен в 1404 г.
Высокий мост (нем. Hohe Brücke). Построен в 1520 г.
Высокий мост (Hohe Brücke). Построен в 1520 г.

Наконец, последним  был построен Медовый мост (нем. Honigbrücke), тот, что сегодня ведёт с острова на остров, и на котором масса замков и замочков скоро достигнет критической. Возвели его в аккурат перед открытием университета в 1544 году.

Медовый мост (нем. Honigbrücke). Построен в 1544 г.
Медовый мост (Honigbrücke). Построен в 1544 г.

Есть целых три легенды о его появлении и полученном названии. По одной, самой достоверной, выстроен он был в обмен на передачу части земли Кнайпхофа под государственные нужды – постройку Кёнигсбергского университета. Другая гласит, что разрешение на его постройку было истребовано у ответственного чиновника за взятку в виде бочки мёда. И третья говорит, что название «медовый» имеет и другой смысл – «насмешливый», что очень близко по звучанию в немецком языке. А посмеялись островитяне над жадными альтштадцами, которые теперь лишились мзды за проезд по их мостам с острова на остров.

Итак, семь мостов были построены, но знаменитыми на весь просвещённый мир они стали чуть позже.

Задача о кёнигсбергских мостах

С ней я познакомился ещё во времена, когда само слово «Кёнигсберг» официальные лица вспоминали только в годовщину штурма города в апреле 1945 года. В одной из лучших книг для любознательных детей «Занимательные задачи и опыты» Якова Перельмана эта задача публиковалась под своим оригинальным названием. Мостов, правда, после войны осталось всего три, но схема их прежнего расположения приводилась там же, в задаче.

А задание было простым: пройти по всем семи мостам, не пропустив ни одного и не пройдя ни по одному дважды. Казалось бы, всего семь мостов, все возможные варианты перебрать не сложно.

Знаменитая задача семи мостов Кёнигсберга. Цифрами обозначены мосты в порядке строительства. © Графика HistoryLost.Ru
Знаменитая задача семи мостов Кёнигсберга. Цифрами обозначены мосты в порядке строительства. © Графика HistoryLost.Ru

Но поскольку начинать  движение можно было с любого из берегов или островов, двигаться в любом направлении и закончить путь, где пожелаешь, то элементарной задачу назвать было сложно. В стародавние времена поговаривали, что кёнигсбержцы стёрли не одну пару башмаков, пытаясь её решить. На бумаге задачу также пытались решить тысячи людей, по всей Европе она публиковалась в книгах и журналах, её загадывали в светских салонах и университетских аудиториях. Так было, пока не нашёлся человек, который вынес проблеме кёнигсбергских мостов окончательный вердикт. Звали его Леонард Эйлер.

Никем не решённая задача о кёнигсбергских мостах привела великого ученого не просто к частному решению, а к созданию теории графов. Отныне количество мостов могло быть любым, равно как и число берегов – теория Эйлера в считанные минуты позволяла рассчитать возможность или невозможность того или иного маршрута через мосты. Широкое практическое использование она нашла значительно позже. И ныне её применяют повсеместно, где требуются оптимальная логистика, упорядоченный трафик и короткие маршруты – от дорожного хозяйства до проектирования компьютерных сетей. Кстати, теория Эйлера доказала, что задача о кёнигсбергских мостах не имеет решения.

Что было дальше?

Мосты через Прегель просуществовали более пяти столетий. Разумеется, их чинили после ледоходов и штормов, красили, меняли ограды и настилы, но по сути это были те же средневековые мосты. И только на рубеже XIX-XX веков они подверглись существенной реконструкции. Разные мосты претерпели её в разной степени. Высокий мост в 1881-82 годах был даже смещён выше по течению на несколько метров, но в память о том, ещё орденском, мосте городские архитекторы оставили старые опоры и мостовой домик. Отдельно хочется отметить техническое решение привода подъёмных механизмов мостов: их действие было основано на использовании давления воды в городском водопроводе: вода поступала в специальный цилиндр, давила на поршень, который перемещался придавая движение шестерням механизма.

В 1903-04 годах очередь дошла и до Дровяного моста. После реконструкции он стал разводным, число пролётов уменьшилось до трёх, деревянные конструкции были заменены на камень и металл.

Однако во всех случаях переустройства мостов архитекторы старались максимально сохранить дух и стиль кёнигсбергской старины.

И в тех же традициях в 1905 году был построен восьмой мост через Прегель – Императорский (нем. Kaiserbrücke), который спустя ровно 100 лет был воссоздан «по мотивам» на том же месте и сегодня носит название «Юбилейный». Шутники даже говорили, что таким образом император по-своему решил задачу о кёнигсбергских мостах.

Императорский мост (нем. Kaiserbrücke). Построен в 1905 г.
Императорский мост (Kaiserbrücke). Построен в 1905 г.

Все усилия архитекторов и строителей Кёнигсберга были перечёркнуты разом в апреле 1945 года, года в ходе штурма города мосты получили фатальные повреждения. Обороняющаяся сторона не церемонилась и действовала по всем правилам гарнизона осаждённой крепости: мосты через реку были уничтожены в первую очередь до того, как ими смогли воспользоваться воины наступающей Красной Армии.

В послевоенные годы из семи мостов, составляющих знаменитую задачу, постепенно восстановили пять. Кузнечный и Потроховый мосты не восстанавливались. В 1972 году был открыт эстакадный мост, после чего Зелёный и Лавочный мосты разобрали «за ненадобностью».

Оставшиеся три моста Дровяной, Медовый и Высокий получили звучные имена «Мост №1», «Мост №2», «Мост №4».

Кстати, в 1964 году Дровяной мост «сыграл» эпизодическую роль в финале фильма «Отец солдата». Это на его пролёте было написано «Здесь первыми прошли танки Героя Советского Союза старшего лейтенанта Махарашвили». Судя по фильму, в те годы работали разводные механизмы, а на кадрах хорошо видна будка машиниста моста, которая дожила до 1990-х, когда была демонтирована на металлолом. Слабым утешением стало то, что в эти годы в разговорах людей мостам стали возвращаться их исконные названия, правда, ошибочно Дровяной мост чаще называют «Деревянным», но это не столь важно.

Что в итоге?

Увы, но проект «реконструкции» Дровяного и Высокого мостов составлен, как говорится, «в лоб». Суммарная стоимость двух проектов составляет около двух миллиардов рублей. Столько стоит построить небольшой микрорайон тысячи на 2-3 населения. За эту внушительную сумму нам предлагают лишиться остатков исторического прошлого, при этом добавляя, что первоначальные проекты мостов с псевдоисторическим декором и эффектной подсветкой могут быть существенно упрощены, если на всё не хватит средств. Проведённая экспертная оценка мостов показала, что «ничего особо ценного в них нет», предметом охраны были названы разве что старинные элементы ограждения Дровяного моста, которые при удачном раскладе с финансированием будут перенесены на новый мост. Правда, внятно представители проектной организации так и не смогли ответить на вопрос, как переносить ограждение, если оно собрано с разных мостов и при этом по протяжённости его всё равно не хватит на увеличенный в размерах новый мост? Скорее всего, никакого переноса и не будет. Мост обретёт типовую ограду, а элементы старой (с желудями и гербами Кнайпхофа на столбиках) будут складированы в запасниках музея. Потому что для экспозиции без реставрационных работ они не годятся. Между тем напрашивался простой вариант с тем, чтобы по старому мосту пустить только пешеходов и трамваи, а автомобили отправить по новому мосту, который вполне можно построить рядом с историческим. Да и развязки со второй эстакады должны существенно разгрузить автомобильный трафик по двум старым мостам.

Но это могло бы случиться, если бы заказчик проекта изначально выдвинул условие сохранения старых мостов, а не пытался бы оправдать примитивность стратегии отсутствием какой-либо исторической ценности этого объекта.

Как говорится в поговорке, иная простота хуже воровства. Я уверен, что если подойти к проблеме сохранения кёнигсбергских мостов взвешенно и целенаправленно, то в рамках предложенного бюджета можно найти решение, когда через два десятка лет нам не придётся прятать глаза при простом вопросе от потомков: «Ведь можно ж было сохранить, почему не сохранили?».

Алексей Петрушин
Историк-любитель, краевед

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here