14 декабря 1825 года была совершена попытка государственного переворота. Каковы истоки восстания? Кто был истинным организатором и идейным вдохновителем этого события? Как власть реагировала на происходящее?

Подробная хронология, выдержки из подлинных документов, исторические справки помогут воссоздать подлинную картину восстания декабристов. За датами и сухими цифрами отчётов возникнут живые люди с сомнениями, амбициями, страхами и мечтами о будущем России. Читатели смогут проникнуть не только в мир тайных обществ первой половины XIX века, но и посмотреть на всё глазами противоборствующей стороны: членов императорской фамилии, высокопоставленных чиновников.

Начало следствия по делу декабристов

13 июля 1826 года в Петербурге состоялась казнь виновных в попытке государственного переворота. Позже их назовут декабристами.

14 декабря 1825 года в Петербурге произошла попытка государственного переворота, вошедшая в историю как восстание декабристов. В день присяги новому императору заговорщики вывели на площадь гвардейские части, чтобы не допустить вступление на престол Николая I. По собравшимся был открыт огонь. В результате погибло более тысячи человек. Восстание провалилось.

В ту роковую ночь, 14 декабря, когда восстание уже было подавлено, с Сенатской площади вывозили сотни трупов. Все – и участники мятежа, и случайные свидетели – не могли осознать произошедшего. В воздухе висел вопрос: «Что это было?».

Бенкендорф: «Всё было как в тумане, и всё могло начаться снова».

Александр Христофорович Бенкендорф, генерал от кавалерии, герой войны 1812 года, был главным из тех, кому поручили вести следствие по этому делу.

Восстание было подавлено, теперь Бенкендорфу предстояло разобраться во всём, что произошло, и пошагово восстановить хронологию событий.

Всё было кончено. Всё только начиналось…

В ту же ночь во дворец начали свозить первых арестованных. Гауптвахта Зимнего оказалась забита солдатами, взятыми на Сенатской площади, которые и сами ничего не понимали.

Но первые вопросы правительства были не к ним, а к тем, кто руководил восставшими воинскими частями. Практически все свидетели на первых порах считали, что случившееся 14 декабря – результат междуцарствия, т.е. отсутствие юридически легитимной власти, что возникло в России после смерти императора Александра I.

За год до событий на площади государь Александр I написал завещание, в котором указал имя наследника престола. Новым императором по воле Александра должен был стать его брат Николай. Александр I сложил завещание в секретный ларец, который поместили на престол Успенского собора в Кремле. На конверте государь своей рукой сделал пометку: «В случае моей смерти, вскрыть прежде всякого другого действия».

30 августа 1825 года Александр I отправляется со своей супругой в Таганрог, а спустя три месяца столицу, как гром, поражает известие о его скоропостижной кончине (см. «Жизнь и загадочная смерть Александра I»).

Великий князь Константин: старший наследник престола

Наследники Российского престола 1825 г.

Император Александр I был бездетным, но имел троих младших братьев: Константина, Николая и Михаила.

Наследники Российского престола 1825 г.
Наследники Российского престола 1825 г.

По старшинству наследовать престол должен был Константин, но тот часто говорил о страхе царствовать: «Меня удавят, как папеньку». В юности он был потрясён убийством отца – императора Павла I, чей тяжёлый характер унаследовал. С 1815 года Константин стал главнокомандующим Польской армией, фактически наместником Польши.

Другим наследником был второй брат Николай, кандидатура Михаила не рассматривалась, поскольку он был самым младшим и почти не имел шансов занять престол.

В 1819 году Николай впервые узнал, что старший брат – император Александр – намерен сделать его наследником, но о документах из ларца Николаю не было известно. Он всегда подчёркивал, что его не готовили к трону и воля брата для него до последнего оставалась секретом.

По закону престолонаследия именно Константин должен был взять всю полноту власти в свои руки. Но ещё за четыре года до смерти отца мать-императрица заставила Константина отречься от короны: только при этом условии он мог жениться на любимой женщине.

Константин полюбил в Польше добрую, достойную и красивую девушку Жанетту Грудзинскую. Вступая в неравный для императорской фамилии брак, он терял права на корону. Тогда мать позволила Константину развестись с первой супругой, но при условии отказа от наследования престола. Константин согласился, но не простил.

Теперь, когда ситуация требовала его прямого участия, когда Россия и его родной брат Николай нуждались в нём, Константину было интересно, как они выберутся сами, без его помощи.

За месяц до событий на площади, в ноябре 1825 года, из Петербурга в Польшу к Константину отправился младший из Великих князей Михаил Павлович. Он вёз письмо, в котором родные умоляли Константина приехать и принять корону либо обратиться к подданным с отказом от неё в официальном манифесте. Ни того, ни другого цесаревич делать не желал, забавляясь испугом семьи.

В гвардии распространялись слухи о том, что власть незаконно пытается захватить Великий князь Николай. Среди военных поднялся ропот. Разрядить накалившуюся обстановку мог только приезд Константина. Но Великий князь Михаил Павлович вернулся из Варшавы ни с чем.

Положение было критическим: армия присягала императору, который не собирался править!

Видя подобное поведение Константина, на сторону Николая один за другим стали переходить военные и государственные чины.

Возникновение тайных обществ

Помимо проблем с престолонаследием, Николай вынужден был принять ещё более неприятные новости.

12 декабря, в день именин покойного Александра I, при разборе бумаг своего брата Николай нашёл документы, из которых узнал, что готовится антиправительственный заговор.

Николай I: «Какой день, великий Боже! И именно в это число! Открыл пакеты, ужасный заговор».

Среди лиц, которым Николай показал почту, был и Бенкендорф. Ещё четыре года назад, будучи начальником штаба гвардии, Бенкендорф заподозрил что-то неладное – он провёл собственное расследование и написал на имя императора Александра докладную записку о тайных обществах, которые ведут агитацию среди младших офицеров.

Тайные общества в России возникли вскоре после войны 1812 года и Заграничного похода русской армии. Постепенно из походных армейских разговоров и масонских лож возникли кружки заговорщиков. В тайных обществах говорили о грядущем блаженстве, которое ожидает Россию в недалёком будущем, т.е. после революции.

Было принято собираться на так называемые «русские завтраки» с белым очищенным вином (водкой) и квашеной капустой. С некоторого времени среди дворян стало модно быть членом какой-либо тайной организации.

Собиравшиеся жарко полемизировали, высказывали свои задушевные помыслы. Наиболее влиятельными из них были так называемые Северное и Южное общества.

Северное общество

Тайные общества. Северное общество
Тайные общества. Северное общество

Возникло в Петербурге осенью 1821 года. Предусматривало введение в России конституционной монархии. Законодательной властью должен был обладать парламент, а исполнительной – монарх. Избирательное право ограничивалось высоким по тем временам имущественным цензом в 500 рублей.

Южное общество

Тайные общества. Южное общество
Тайные общества. Южное общество

Образовалось в марте 1821 года в городе Тульчин. Приняло республиканскую программу. Предполагалось ликвидировать императорскую фамилию, законодательную власть передать парламенту, а исполнительную – Державной думе из пяти членов, которые ежегодно будут сменять на посту единоличного диктатора.

Александр I внешне никак не отреагировал на предупреждение Бенкендорфа, однако постарался удалить участников подальше от столицы в армейские гарнизоны. Сами же заговорщики, узнав, что правительству известно об их существовании, на время предпочли распустить общества. Казалось, что спокойствие в империи восстановлено.

Тем не менее, работа тайных обществ не останавливалась – заговор все эти годы зрел…

Медлить нельзя

Александр I умер, подарив тайным обществам исключительный шанс. Смерть императора и переприсяга обещают серьёзный политический кризис в стране, а это самый благополучный момент для выступления и захвата власти.

Междуцарствие не было причиной восстания, оно было использовано заговорщиками только лишь как предлог. Это был лучший момент, чтобы нанести удар по престолу.

Ставки резко выросли. Николай понимал – выступление заговорщиков неизбежно. Тянуть с присягой нельзя. Подавить сопротивление, не допустить бунта, не допустить вспышки гражданской войны может только законный Государь. Именно поэтому, как можно скорее, на послезавтра, на 14 декабря, была назначена переприсяга Николая.

И именно поэтому, чтобы успеть захватить власть до воцарения Николая, заговорщики назначили выступление в то же утро, 14-го.

Молодой император не знал, что его ожидает на следующий день.

Ночью накануне он сказал жене: «Поклянись, если завтра придётся умереть, то умереть с честью».

В это же время на квартире заговорщиков заканчивалось последнее заседание, расходились с затаённой тревогой.

Государю известно о заговоре, заговорщикам – о том, что их действий ждут. Исход предугадать невозможно. Единственный вопрос – кто сделает первый шаг?

Чтобы продвинуть следствие вперёд, Бенкендорфу было необходимо связать воедино все детали, опутывающие дело. Он начал пошагово восстанавливать события 14 декабря, сопоставлять время, выяснять, кто и где был в разные моменты восстания. Его задача – полностью восстановить картину событий.

Утро рокового дня: начало

14 декабря, 6 часов утра, Зимний дворец В личных покоях Николай облачается в полную парадную форму. Вместо красной ленты, полагавшейся Великому князю, он надевает синюю – императорскую.

В зале приёмов уже собрались высшие военные чины, начинается присяга в пользу Николая.

9 часов утра В казармах Московского пехотного полка несколько офицеров из числа заговорщиков агитируют солдат отказаться от новой присяги, сообщив, что Великий князь Михаил Павлович якобы находится под арестом в Варшаве.

Сам же Великий князь в этот час пересекает Нарвскую заставу и въезжает в Петербург. В руках он держит письмо брата Константина с окончательным решением об отречении.

09:15 Взбунтовавшийся Московский пехотный полк выходит из казармы, но пятеро старших офицеров полка преграждают путь мятежным солдатам. Выхватив саблю, один из мятежников наносит несколько ударов, чтобы убрать со своего пути несогласных. С развёрнутым Георгиевским знаменем мятежные солдаты переступают через своих смертельно раненных офицеров и выходят на улицу. Восстание началось.

Маховик следствия заработал: планы заговорщиков

Ночь. Теперь виновных одного за другим привозили во дворец. Потерянными себя ощущали люди по обе стороны следственного стола.

В 23:30 Николай по горячим следам написал письмо Константину в Варшаву, в котором просил разрешения о назначении нового главнокомандующего Петербургом. Таким образом, император ещё не осознавал себя законным государем, опаздывал за событиями.

Не лучше ощущали себя и заговорщики: каждого мятежника привозили в крепость после допроса у Николая, который писал записку коменданту, указывая на условия содержания: «секретно», «строго» или «просто». Пытки были категорически запрещены.

Установился порядок, при котором император лично беседовал с каждым подозреваемым. В первый же вечер он увидел Рылеева.

Кондратий Рылеев: от роду 30 лет. Отставной поручик, участник Заграничного похода русской армии, правитель дел канцелярии Российско-Американской компании, поэт. Один из руководителей общества заговорщиков.

Рылеев жил в доме главы Российско-Американской компании. Заговорщики собирались у него на квартире. 14 декабря Рылеев появился на площади очень поздно, когда уже стало ясно, что восстание провалилось. А в 7 часов вечера все вновь собрались у Рылеева, чтобы договориться о показаниях и о том, как вести себя на допросах. Затем Рылеев заперся у себя в комнате, где его и арестовали.

В полночь его доставили в Петропавловскую крепость с запиской Николая: император запретил связывать арестанту руки и приказал предоставить сколько потребуется бумаги с чернилами.

Рылеев был весьма откровенен на следствии. В частности, из его показаний стало известно о плановых убийствах членов императорской фамилии.

Рылеев: «Взрыв подготавливался с давних пор, чтобы умертвить вас и установить Республику».

Устройство республики
Устройство республики

Республика – форма государственного устройства, при которой глава страны избирается населением, т.е. власть исходит снизу, от народа. Законодательная власть принадлежит парламенту. В тот момент республиканский принцип исповедовали Швейцария и Соединённые Штаты. За установление республики велись гражданские войны в странах Латинской Америки. В результате французской революции в конце XVIII века республикой ненадолго стала Франция, вернувшаяся в монархии при Наполеоне Бонапарте. Однако большинство государств оставались монархиями. Их главами были единоличные властители – монархи, получавшие власть по наследству и утверждавшие её на религиозном праве, т.е. сверху, от Бога. В XIX веке в России о правах человека и гражданина заговорили более широкие массы дворянства, получившие европейское образование – в частности, армейские офицеры. Остальные сословия пока не обсуждали подобные вопросы.

Итак, Рылеев начинает давать показания. Он не скрывает своей ключевой роли в организации заговора, но вместе с тем упоминает имена многих своих соратников.

Дело постепенно начинает распутываться. Показания организаторов заговора открывают Бенкендорфу новые и порой неожиданные факты.

Вновь и вновь шаг за шагом Бенкендорф прокручивает всё, что происходило в тот роковой день.

День восстания: развитие событий

10:15, Дворцовая набережная К парадному входу Зимнего дворца прибывают экипажи. Залы полны гостями, приехавшими поздравить императорскую чету. В большой церкви Зимнего идут последние приготовления к торжественному молебну. В это время вдовствующая императрица Мария Фёдоровна пишет послание своему сыну Константину в Варшаву: «Всё совершилось, как Вы и желали – Николай провозгласил себя государем». Но её отвлекают тревожные голоса с улицы. В окно она видит, как на Дворцовую площадь со всех сторон стекаются толпы горожан. В этот час императору докладывают, что Московский лейб-гвардейский полк отказался от присяги и покинул казармы.

10:40 Мятежный полк числом около 700 человек уже движется по Гороховой улице в сторону Сената, увлекая за собой толпы зевак. Николай решительно берёт манифест и покидает кабинет. Императрица-мать Мария Фёдоровна спешит через анфиладу в комнату невестки, обе подбегают к окнам.

10:50 Внезапно тяжёлые двери распахиваются, и на крыльце Зимнего дворца появляется император. Он выходит прямо к народу. Гул стихает.

Во время восстания и сразу после него основная масса вышедших на Сенатскую площадь солдат думали, будто речь идёт о правах Константина на престол, и не подозревали, что участвуют в заговоре тайных обществ, что заговорщики использовали их обманным путём. О провозглашении конституции у них тоже были свои представления: опрошенные рядовые считали, что Конституцией звали польскую жену Константина.

Кто стоял за мятежниками?

Становилось очевидно: для руководства военным переворотом одного отставного поручика поэта Рылеева было явно недостаточно. Во главе мятежа наверняка стояли высшие армейские чины.

Когда начались допросы участников восстания, некоторые показали на Николая Мордвинова.

Николай Мордвинов: от роду 71 года. Граф, адмирал, бывший морской министр, председатель департамента гражданских и духовных дел Государственного совета. Воспринимался в России как либеральный деятель, поклонник английской политической системы. Участники тайных обществ намеревались пригласить его в новое революционное правительство.

Молодой император вспомнил один случай, как в ночь с 13 на 14 декабря он собрал членов Государственного совета для прочтения манифеста о своём восшествии на престол.

Николай I: «Все слушали в глубоком молчании и по окончании чтения глубоко мне поклонились. Отличился Мордвинов, всех первый вскочивший и ниже прочих поклонившийся».

Вечером того же дня, когда мятеж на Сенатской был уже подавлен, Николай вновь создал заседание Госсовета и рассказал министрам о заговоре.

Николай I: «Старик Мордвинов слушал особенно внимательно, и выражение его лица показалось мне особенным».

Кроме должности в Госсовете, Мордвинов был председателем Российско-Американской компании. В его доме целый этаж занимал управляющий компанией Кондратий Рылеев, у которого собирались заговорщики.

Мог ли Мордвинов не знать о происходящем? Подозрения падали и на других видных государственных деятелей. Дознавались об этом крайне аккуратно, выделив позднее в секретное делопроизводство. Даже его материалы хранились отдельно.

Среди заговорщиков на Сенатской площади не было ни одного старшего офицера – командиров полков, дивизий, бригад. Если бы такие «тяжеловесы» очутились во главе восстания, правительству не удалось бы с ним справиться за один день.

Самым заметным военным среди заговорщиков был полковник Сергей Трубецкой.

Князь Сергей Трубецкой: от роду 35 лет. Полковник, дежурный штаб-офицер 4-го пехотного корпуса. Участник войны 1812 года и Заграничных походов, награждён 4-мя боевыми орденами. Деятельность в тайных обществах начал с 1816 года: основатель и один из руководителей «Союза спасения», председатель и блюститель «Союза благоденствия», создатель и руководитель «Северного общества».

С 11 по 13 декабря Трубецкой составлял свой манифест, который по плану и должен был провозгласить Сенат. Именно поэтому и планировалось идти к Сенату.

Накануне восстания князя Трубецкого провозгласили диктатором, т.е. единоличным руководителем. Император видел Трубецкого в тот роковой день.

Бенкендорф продолжал восстанавливать поминутную хронологию событий восстания 14 декабря.

День восстания: ожидание и нерешительность

11:00 Московский пехотный полк выходит на пустующую Сенатскую площадь. Они опоздали: к тому времени все члены Сената уже присягнули и разъехались по домам. Дальнейшие указания должны последовать от диктатора Трубецкого, но его на площади нет. В ожидании полк выстраивается в каре возле памятника Петру I.

11:15 На Дворцовой площади Николай дочитывает манифест о восшествии на престол. Народ, принимая государя, кричит: «Ура!». Николай отдаёт распоряжение доставить детей из Аничкого дворца в Зимний, а Сапёрному батальону взять дворец под охрану. На Сенатскую в это время стекаются толпы зевак. Московский полк по-прежнему стоит в одиночестве, ожидая диктатора Трубецкого. А в это время в казармы полка прибывает его шеф – Великий князь Михаил Павлович, младший брат Николая. Оставшаяся часть солдат приносит присягу и так же выдвигается на Сенатскую, но на стороне Николая I.

11:30 На Дворцовой площади внимание императора привлекает некий офицер, стоящий в арке Главного штаба. Только присмотревшись, Николай узнаёт в нём полковника Трубецкого.

На квартире Трубецкого нашли план восстания. Но самого князя не было – он скрылся в особняке своего родственника, австрийского посла. Оба они были женаты на сёстрах, и посол не хотел выдавать свояка, ссылаясь на дипломатическую неприкосновенность.

Когда за Трубецким явились жандармы, то нашли его в молельной комнате крайне испуганным и подавленным. Оказавшись перед императором, он шатался, и Николай уступил ему место на диване.

Перед началом допроса государь сам продиктовал Трубецкому записку к жене.

Трубецкой: «У меня всё хорошо. Я буду жив и здоров».

Трубецкой не явился на площадь, и, по мнению многих заговорщиков, это определило провал восстания. Свою ответственность за жизнь людей князь осознал, только услышав пушечные залпы. Неявка Трубецкого поставила восставших в трудное положение.

Тем временем на стороне правительства, где высоких военных чинов хватало, решимость тоже была проявлена далеко не сразу.

Инициативу попытался взять на себя генерал-губернатор Милорадович.

Все детали произошедшего с Милорадовичем были известны Бенкендорфу почти сразу. Проводя следствие, он выстраивал точную хронологию событий.

Обострение: первая кровь пролита

12:00 Стоя у ворот Конногвардейских казарм, Милорадович на протяжении 20 минут ждёт построения. Но кирасиры саботируют приказ генерала. Вспылив, Милорадович произносит: «Не хочу вашего говённого полка, я один покончу с этим делом!» – и отправляется на Сенатскую.

12:15 По Невскому проспекту в сторону Зимнего дворца несутся сани, в которых сидят дети императора. Со всех улиц густая толпа народа всякого звания и возраста стекается ко дворцу и Сенату.

12:20 Рота лейб-гренадерского полка, отказавшегося от присяги Николаю, выходит из казармы и прямо по льду Невы направляется на захват Зимнего дворца.

12:30 Финляндский полк, следующий в поддержку мятежников, достигает Сенатской площади, но командир не решается пробивать живое заграждение из верных императору войск и останавливает свой полк посреди Исаакиевского моста. В качестве резерва.

12:40 В толпу верхом на коне врезается генерал Милорадович. Он продвигается к бунтовщикам и останавливается в 10 шагах. Звучит команда «Смирно!», и солдатские крики умолкают.

Генерал обращается к восставшим, пытаясь их образумить. На протяжении 20 минут солдаты внимают его словам. Настроение в рядах восставших постепенно меняется. В конце концов, из толпы раздаётся возглас: «Ура, Милорадович!». Генерал разворачивает коня, чтобы увести мятежный полк с площади. Не желая допустить этого, князь Оболенский выхватывает у солдата штык, чтобы ударить коня, но попадает генералу в бок. В этот момент раздаётся выстрел. Пуля, пущенная Каховским, попадает в спину Милорадовичу. Следом за выстрелом Каховский бросает в Милорадовича свой пистолет, который сбивает с головы шляпу. Генерал падает с коня на руки своего адъютанта. Первая кровь пролита, черта пройдена.

Готов стать цареубийцей

Пётр Каховский: от роду 28 лет. Начал службу в 1816 году юнкером в Лейб-гвардии Егерском полку, но вскоре был разжалован в рядовые и сослан на Кавказ за неповиновение по службе и «воровство конфехтовъ изъ кондитерской лавки». В 1825 году вернулся в Петербург, где познакомился с Рылеевым и был принят в «Северное общество».

Каховский – одна из самых загадочных фигур среди заговорщиков. Он появился в их рядах поздно, был знаком немногим и сам вызвался совершить цареубийство. Есть сведения, что он питал ненависть лично к Великому князю Константину Павловичу, который разжаловал его в рядовые.

Другие легенды связывают поступок Каховского с несчастной любовью. Родные не отдали барышню замуж за незнатного и небогатого соседа.

Незадолго до восстания Каховский собирался отправиться в Грецию и, как лорд Байрон, сражаться за её независимость от турецкого ига.

Каховский сильно бедствовал и часто брал в долг у Рылеева, тому даже как-то пришлось оплатить его счета у портного.

Родственных связей он не поддерживал и был единственным из декабристов, кто не вёл во время следствия переписки. У Каховского не было ни одного близкого человека.

В показаниях подследственные говорят, что он «отчаянный, неистовый, пылкий и решительный, готовый на самоотвержение, готовый на обречение».

Каховский был одержим идеей цареубийства, неоднократно просил предоставить ему это право. Он оттачивал мастерство стрелка, поочерёдно произнося имена своих жертв – каждого члена августейшего семейства. В своих показаниях заявил: «Мы готовы для цели общества убить кого угодно! С этими филантропами ничего не сделаешь: тут просто надобно резать!».

Каховского, как совершенно одинокого человека, декабристы наметили цареубийцей, но 14 декабря на Сенатской площади он убил Петербургского генерал-губернатора Милорадовича и полковника Стюрлера, ранил свитского офицера, а убить нового царя не решился.

Убийство прославленного генерала в планы заговорщиков никак не входило, тогда почему это сделал Каховский?

Провокация? Или он почувствовал, что Милорадовичу удалось усмирить солдат? Авторитет генерала, героя войны 1812 года, его слова и его твёрдость сделали своё дело?

Милорадович: не могу быть изменником и верю в русского солдата

За несколько часов до смертельной пули рано утром Бенкендорф видел Милорадовича. Грудь генерала была покрыта двумя дюжинами звёзд и крестов.

Когда позже среди толпы солдат, готовых сорвать присягу, Милорадович обратился к мятежникам, он показал им шпагу, которую когда-то подарил ему цесаревич Константин. Своим примером он подтверждал истинность присяги Николаю. Солдаты начинали слушать.

Милорадович: «Солдаты, кто из вас был со мной под Кульмом, Люценом, Бауценом, Бриеном?.. Кто из вас хоть слышал об этих сражениях? Никто? Никто не был, никто не слышал? Слава Богу! Здесь нет НИ ОДНОГО РУССКОГО солдата! Офицеры! Из вас, верно, был кто-нибудь со мною? Офицеры! Никто. Бог мой, благодарю тебя: здесь нет НИ ОДНОГО РУССКОГО офицера! Если бы тут был хоть один офицер, хоть один солдат, то вы знали бы, что Милорадович НЕ МОЖЕТ БЫТЬ изменником своему другу и брату своего царя, НЕ МОЖЕТ!».

Каховский тоже слышит эту речь, но выстрелить решается только в спину.

Пуля прошла до груди. Раненого Милорадовича отнесли на гауптвахту кирасирского полка, которая находилась поблизости. Пока генерал-губернатора переносили и перекладывали на кровать, кто-то вертевшийся рядом успел украсть золотые часы и снять с мундира все ордена.

Милорадович был в сознании и попросил позвать своего хирурга, чтобы вырезать пулю. Он побывал в 55 сражениях, и ни одна шальная или вражеская пуля не смогла поразить его, а тут… Выстрел в спину… У себя дома… Своим же соотечественником…

Пуля оказалась самодельной, на ней была сделана засечка, чтобы усилить поражающий эффект. Когда пулю извлекли, генерал радовался. Он до самого конца верил, что его не мог убить русский солдат…

Восстание: распределение сил

14 декабря, 13:20, Дворцовая площадь Николаю докладывают о ранении Милорадовича. Император требует немедленно вывести конную гвардию и вести её на площадь. Спустя 20 минут Конногвардейский полк выходит из казармы. Вместе с гренадерской ротой Преображенского полка Николай движется на площадь.

13:30 Во двор Зимнего дворца толпой врываются 900 человек Гренадерского полка, вышедших из повиновения. Они надеялись захватить Зимний, но опоздали – дворец оцеплен и охраняется Сапёрным батальоном. Осознав это, лейб-гренадеры движутся по Адмиралтейскому бульвару в сторону Сената, где сталкиваются с Николаем, его свитой и кавалергардами.

«Мы за Константина!» – выкрикивает поручик Панов.

Император отвечает, указав в сторону Сената: «Когда так, то вот вам дорога!».

Толпа мятежных гренадеров молча следует мимо нескольких сотен примкнутых штыков.

13:40 Гвардейцы выстраиваются таким образом, чтобы перекрыть сообщение с Невой. Часть Московского полка, верного правительству, занимает позицию у строящегося Исаакиевского собора. Полки Семёновский, Павловский и Преображенский занимают улицы, прилегающие к Сенатской площади. Сломав заслон Павловского полка, на площадь врывается гвардейский экипаж и под крики ликования примыкает к восставшим. Лейб-гренадеры также пробиваются сквозь заграждения правительственных войск и присоединяются к своим товарищам. На этом приток сил к восставшим заканчивается. К этому моменту общее число мятежных войск составляет около 3000 человек. Правительственные войска на площади насчитывают около 10000.

14:00 Николай со свитой следует на Сенатскую площадь. По пути к нему приближаются иностранные послы с предложением присоединиться, чтобы доказать законность его прав на престол. Николай вежливо отказывается словами: «Это дело семейное. Незачем впутывать в него Европу». Иностранные послы остаются наблюдать за событиями со стороны.

Заговорщики: раскаяние и показное бахвальство

Всю ночь после восстания виновных одного за другим привозили во дворец. Император не спал вторые сутки. То же можно сказать и о главных заговорщиках. Происходящее напоминало дурной сон.

Николай I: «К утру мы все походили на тени и едва моли двигаться. Нужна была особая твёрдость ума, чтобы в сём хаосе не потеряться».

Начало гражданской войны пока никто не исключал, а перед следствием разворачивался заговор аристократов, желавших устроить новый дворцовый переворот, чему подтверждением стало и множество анонимных писем с угрозами жизни царя, которые обнаруживали в Зимнем дворце. Большинство из них подбрасывали родственники мятежников – в городе оставались ещё неарестованные члены тайных обществ. И любой из них в известной смелости мог проникнуть во дворец, чтобы убить царя.

Утром 15 декабря через комендантский подъезд спокойно вошёл штабс-капитан Лейб-гвардии Драгунского полка писатель Александр Александрович Бестужев-Марлинский, член «Северного общества», бывший на Сенатской площади.

Он обошёл весь дворец и явился перед императором.

Бестужев-Марлинский: «Примите мою повинную голову».

Но раскаивались, как Бестужев, далеко не все. Среди заговорщиков были люди, которые добровольно вызывались покончить с императором. Среди них видное место занимал знаменитый кавказский рубака Александр Якубович.

Александр Якубович: от роду 33 лет. Капитан Нижегородского драгунского полка. В 1817 году за участие в дуэли был переведён из гвардии в армию и сослан на Кавказ. В одном из боёв с черкесами был ранен в лоб и впоследствии постоянно носил чёрную повязку, т.к. рана не заживала. В начале 20-х годов приехал в Петербург, где вскоре сблизился с членами «Северного общества». Не раз вызывался лично убить императора Александра I. Впоследствии на допросе Якубович сознавался, что не имел намерения приводить в исполнение свои угрозы и только хотел удивить товарищей своей отвагой.

Отвечая на вопросы следствия, Якубович нередко впадал в состояние близкое к экстазу. Его показания отличались большой путаностью, которую он пытался скрыть за высокопарным слогом, доходя, порой, при этом до откровенного бахвальства.

Якубович: «Нам не удалось – мы пали; но для грядущих смельчаков нужна жертва. Так пусть меня расстреляют подле памятника Петра Великого…».

Следствие становилось более детальным, Бенкендорф продолжал восстанавливать поминутную хронологию событий восстания 14 декабря.

День восстания: жизнь императора под угрозой

14:30 Через толпу свитских генералов к императору беспрепятственно проходит драгунский офицер. Это Александр Якубович. Он встаёт по левую сторону от коня и обращается к Николаю. Адъютант Бенкендорфа замечает спрятанный в кармане Якубовича пистолет, но явно не успевает предупредить. Якубович опускает руку в карман. В эту секунду, словно предчувствуя, Николай наклоняется и берёт Якубовича за руку. Они смотрят друг на друга в упор. И по какой-то неведомой причине Якубович уходит прочь.

14:50 Из церкви Зимнего дворца выходят представители духовенства. Держа в руках хоругви, иконы и святые дары, духовные отцы прибывают на площадь. Мятежники встречают их насмешками и бранью.

15:00 Двое рабочих с лесов Исаакиевского собора сталкивают бревно. Оно падает рядом с императором.

15:10 С позиций восставших начинают стрелять. Услышав выстрелы, испуганная толпа срывается с места и лавиной движется в сторону государя. Рискуя быть раздавленным толпой, император поднимается в стременах и громко выкрикивает: «Шапки долой!». В это мгновение все головы обнажаются и толпа расступается.

15:20 Против мятежников выдвигаются четыре орудия: одно от Конногвардейского манежа и три со стороны Адмиралтейского бульвара.

15:30 Опускаются сумерки. С наступлением темноты ситуация окончательно выйдет из-под контроля – генералы требуют незамедлительно открыть огонь. Государь медлит.

Допросы задержанных: такое разное поведение

Уже 15 января возникла следственная комиссия в составе девяти наиболее доверенных лиц. Тайный комитет для изыскания соучастников злоумышленного общества. Все допросы проходили по одному порядку.

Арестованного с повязкой на глазах вводили в комнату заседания комитета. Он останавливался в 10 шагах от стола, и начинался допрос.

Часто по разные стороны следственного стола оказывались знакомые, даже друзья Бенкендорфа. Князь Сергей Волконский, служивший во Второй армии на Юге и намеченный заговорщиками в качестве сугубо военного предводителя восстания, когда-то воевал с Бенкендорфом в одном партизанском отряде. Они вместе вошли в Москву, оставленную Бонапартом, вместе опечатывали соборы московского Кремля, загаженные неприятелем.

Бенкендорф: «Я был полон сострадания – это были дворяне, почти все из хороших семей, многие служили со мной, а некоторые были моими товарищами…».

Довелось Бенкендорфу встретить и молодого мичмана Александра Беляева, с которым в ноябре 1824 года во время наводнения в Петербурге они вместе спасали людей. Однажды Беляев спас жизнь Бенкендорфа, вытянув генерал-адъютанта из ледяной воды…

Бенкендорф: «Ты знаешь, чем я тебе обязан. Ты мне как сын. Я не посоветую ничего, что могло бы уронить твою честь. Расскажи, что знаешь, и я тебя вытащу».

Обещание было исполнено. Беляев попал на Кавказ, выслужил свободу и со временем владел собственным пароходом на Волге.

Однако на допросах все вели себя по-разному: кто-то отвечал далеко не с первого раза, кто-то, напротив, был излишне откровенен.

Поручик, поэт Александр Одоевский, накануне восстания провозглашавший: «Умрём, ах, как славно мы умрём!» — теперь просил допустить его в комитет для разоблачения товарищей.

Одоевский: «Дело закипит. Я наведу на корень зла. Мне это приятно. Назову даже таких, которых ни Рылеев, ни Бестужев не знают».

Показания членов тайных обществ полны взаимных разоблачений. Большинство мятежников просто были напуганы и старались спастись в надежде на милосердие государя.

Князь Волконский на первом же допросе назвал более 20 имён. Каждый допрос полковника Трубецкого прибавлял в списке заговорщиков десятки новых имён. Больше всех назвал Евгений Оболенский.

Сколько же реально было заговорщиков?

В списках зачастую встречались офицеры, принятые в члены общества без их согласия. Есть и такие, которые не знали о том, что числятся среди заговорщиков. Порой руководители тайного общества назначали людей в цареубийцы, не ставя их в известность. В списках вовлечённых в заговор значилось 579 имён, но 2/3 из них оказались оговорены.

Заговорщики стремились перечислением множества имён придать движению вес в глазах правительства.

Следствие по делу декабристов

Следствие по делу декабристов
Следствие по делу декабристов

Из 579 фамилий, которые так или иначе упоминались в показаниях, непричастными оказались 173. Привлечёнными по ошибке – 13 человек. Умершими задолго до восстания – 22 человека. Доносчиков – 18 человек. Умалишённых – 9 человек. Неустановленных лиц – 4 человека. Привлечённых по ложным доносам – 107 человек. Всего из 579 упомянутых только 259 человек подверглись аресту. Причём, многие были выпущены сразу же при установлении непричастности к заговору. 20 арестованным после освобождения из-под стражи были выданы денежные компенсации.

Поначалу всех задержанных солдат помещали в крепости, но после выяснения личности каждого возвращали в часть. Если в полку оказывалось много участников выступления на площади, то полк расформировывали, отправляя солдат в другие полки, как правило, за пределами столицы.

Большинство нижних чинов, принявших участие в восстании, уже вечером возвратились в казармы и занялись своими обычными делами по службе. Трудно было представить, что днём они побывали в рядах мятежников.

Следствие подходило к самому страшному моменту восстания. Теперь Бенкендорф уже точно знал: без применения силы остановить мятеж было невозможно.

День восстания: огонь открыт, мятеж подавлен

16:15 Не дожидаясь темноты, Николай I отдаёт приказ стрелять картечью. Но приказ не исполняется – артиллеристы не решаются стрелять по своим. Командующий орудием офицер сам прикладывает фитиль к запалу. Раздаётся выстрел. Картечь рассыпается – одни пули ударяют в мостовую и поднимают рикошетами снег, другие вырывают несколько рядов из строя восставших, третьи попадают в толпу зевак.

Зимний дворец Услышав залп, молодая императрица падает на колени и начинает молиться. В соседнем покое у высокого окна дети императора подпрыгивают, чтобы разглядеть происходящее.

В доме австрийского посла Трубецкой со словами: «Эта кровь ляжет на мои плечи» — без сознания падает на пол.

Сенатская площадь Первый выстрел приводит восставших в смятение, но они продолжают стоять. Звучит второй залп и вырывает из рядов мятежников десятки солдат. На площади начинается паника, толпа бросается врассыпную, следует третий выстрел. Михаил Бестужев бежит в сторону Невы, пытаясь строить на льду свой отряд, но падающие ядра ломают лёд, и десятки солдат проваливаются в ледяную воду.

В это же время на Галерной улице поручик Панов вместе с лейтенантом Кюхельбекером также пытаются выстроить взвод, чтобы оказать сопротивление, но пушечные удары заставляют солдат бежать.

Толпы зевак в панике покидают площадь, начинается давка, в которой гибнут сотни людей.

К пяти часам вечера восстание подавлено. Начинаются аресты его участников. Государь возвращается во Дворец.

В Домовой церкви, где с утра готовились к присяге новому государю, начинается заупокойная литургия по погибшим.

Куда уходят корни восстания?

Следствие по делу декабристов

14 декабря 1825 года на Сенатской площади погибли 1271 человек, главным образом, из зевак. Военные потери составили: 1 генерал, 18 офицеров, 282 солдата. Гражданские: 970 человек.

Утром, 20 декабря 1825 года, Николай I собрал в Зимнем дворце дипломатический корпус. Он считал нужным гласно объяснить происходящее.

Николай I: «Я хочу, чтобы Европа узнала истину о событиях 14 декабря. Ничего не будет утаено. Неожиданная кончина императора послужила лишь предлогом, но не причиной восстания. Это не военный бунт, а обширный заговор, корни которого уходят к 1815 году, когда несколько офицеров прониклись революционными учениями. К несчастью, в деле замешено множество благородных семейств».

Таковы были предварительные итоги следствия, но никто из государственных мужей пока не догадывался, что ещё им предстоит узнать…

На следующее утро после восстания уже заштукатуривали пробитые пулями стены Сената, вставляли рамы в окна частных домов по Галерной улице. Дворники засыпали снегом кровавые пятна.

Накануне 14 декабря должна была состояться присяга новому императору Николаю I, однако часть гвардии отказалась присягать, было применено оружие.

Всю ночь в городе горели костры, по улицам разъезжали патрули, дворец был окружён войсками. Разбирательство началось по горячим следам, буквально в ночь с 14 на 15.

Одним из наиболее доверенных следователей оказался генерал-адъютант Александр Христофорович Бенкендорф, герой войны 1812 года. Ещё за четыре года до восстания он предупреждал прежнего императора Александра I о том, что в гвардии действуют заговорщики. Тогда император не придал донесению особого значения. Вскоре после смерти Александра эта беспечность приведёт к восстанию на Сенатской площади.

Если в первые дни после случившегося следствие пыталось понять, что произошло, то теперь вставал новый вопрос: почему это произошло? Почему стало возможным?

Олли спускалась по лестнице, названия которой не знала. Перелезать со ступени на ступень, не держась за перила в 4 года трудно. Олли бы присела, но её учили, что девочка не должна сидеть на холодном, особенно, если эта девочка Великая княжна. Как ей удалось удрать? Она не понимала. Просто пошла в полуоткрытую дверь. Царевне было невдомёк, что уже поднялся визг и топот, что на поиски отправлена целая флотилия юбок. Девочка очень хорошо запомнила тот декабрьский день. На улице бегали и кричали. Ближе к вечеру появился очень бледный отец, который говорил с мамой хриплым голосом. А потом маме стало плохо. Мама… За ней-то Олли и шла.

За всю зиму детей лишь дважды водили проведать больную мать. Их по очереди поднимали и подносили к губам, которые почти не шевелились.

Отца дети тоже подолгу не видели. На все вопросы им коротко отвечали, что папá занят, очень занят. И Оля не обижалась. Она догадывалась, что речь идёт о каком-то важном и секретном деле, о котором ей не полагается знать.

Признания подследственных сразу выводили на кровавый след: кандидатов в цареубийцы было немало. Условием для отбора было полное и безотказное подчинение руководителю общества, председателю директории Пестелю.

Павел Пестель: от роду 32 лет. Полковник, командир Вятского пехотного полка. Участник Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов. Был тяжело ранен в Бородинском сражении, награждён золотой шпагой с надписью «За храбрость». Организатор и глава «Южного тайного общества». Часть заговорщиков в Петербурге подчинялась именно ему и потому не выступила 14 декабря. Некоторые офицеры в тот роковой день действовали на стороне правительства против «северян», не получив от Пестеля приказа примкнуть к восставшим.

Пестеля успели арестовать за день до событий на Сенатской. Полковника привезли в столицу тайно и содержали отдельно от остальных.

Согласно полученным накануне документам, Пестель был одной из ключевых фигур заговора.

Автор «Русской правды»

За два месяца до восстания Пестель направил в Петербург своего помощника, чтобы тот договорился с «Северным обществом» объединить усилия и выступить против власти совместно. Но «северяне» отвергли этот план и решили действовать самостоятельно.

Ещё спустя месяц член «Южного общества» капитан Аркадий Майборода, уличённый в краже полковых денег, пытаясь спастись от правосудия, написал донос на своего командира Павла Пестеля, в котором сообщил о революционной деятельности полковника.

Узнав о доносе, Пестель решил сдаться властям. Он написал набросок своей покаянной речи императору Александру, но узнав о внезапной смерти государя, резко поменял план. Пестель собрал экстренное совещание, на котором решил немедленно организовать выступление.

Но за Пестелем с целью ареста уже был направлен конвой. Спустя несколько дней полковник получил предписание срочно выехать на главную квартиру полка.

Понимая, что там его ждёт арест, Пестель сжёг все компрометирующие документы. Все, кроме «Русской правды». Он запечатал рукопись в клеёнку, сделал на ней надпись «Логарифмы», свёрток поместил в сундук и передал товарищам, чтобы те надёжно запрятали документ.

Вечером 13 декабря по пути в Тульчин Пестель был арестован. Его заковали в кандалы и отправили в Петербург. При обыске у полковника нашли яд.

Всё это время соратники Пестеля пытались решить судьбу «Русской правды»: спрятать или уничтожить? В конечном итоге, документы были закопаны в поле, неподалёку от селения Кирнасовка.

Первый допрос Пестеля не удался. Арестант говорил резко и отрицал свою причастность к делу, поскольку все компрометирующие его бумаги, как ему казалось, были уничтожены. Но уже на втором допросе Пестель повёл себя гораздо откровеннее.

Доказано, что пыток к подследственным не применялось, хотя среди заключённых ходил слух, будто именно Пестеля пытали, сжимая его голову в тисках, от чего у него на лбу, якобы, остались красные полосы. Слух оказался ложным. А изменение поведения Пестеля было связано с надеждой на помилование.

Одновременно со следствием по тайному делу Пестелю предстояло другое разбирательство – о растратах казённых денег.

Павел Иванович Пестель и денежные махинации
Павел Иванович Пестель и денежные махинации

Будучи командиром Вятского полка и получая жалование 3000 руб. в год, Пестель платил колоссальные долги отца (бывшего сибирского губернатора, обвинённого в казнокрадстве). Сам Пестель вёл крайне скромную, даже стеснённую жизнь, но участвовал в крупных махинациях. Например, получив для своего полка обмундирование с двух складов одновременно, он обменял один комплект на деньги. Одна только эта афера позволила выручить Пестелю 60000 рублей (около 70 млн. на современные деньги). Все средства пошли на нужны тайного общества.

В Петербурге многие знатные мятежники были пайщиками Российско-Американской компании, которую возглавлял Мордвинов. Государственная казна отправляла через эту компанию средства на развитие Аляски. Официально компания торговала морским бобром, льдом, моржовым усом, тюленьей костью и прочим. Но эти доходы были ничтожны. Основной же статьёй была продажа казённых ссуд.

Среди пайщиков были самые влиятельные люди: от купцов Первой гильдии до Сената, Совета и даже родственников августейшей фамилии. Часть заёмных денег пайщики делили между собой.

В доме главы компании Мордвинова, где жил и Рылеев, часто собирались заговорщики. У следствия сам собой возникал вопрос: а не пытались ли должники путём заговора расправиться с кредитором, т.е. с самодержавным государством?

Товарищи не любили Пестеля – считали его скрытным и обвиняли в стремлении играть роль Бонапарта в грядущей революции.

Однако на ту же роль претендовали и другие заговорщики, а кроме них – наиболее заметные военные деятели.

Пестель предвидел эту угрозу и считал нужным обезопасить себя от соперников. Установил слежку за многими членами «Южного общества», приказал Сергею Волконскому вскрывать письма, приходившие в штаб 2-й Армии, поощрял взаимное доносительство.

Не удивительно, что сам он пал жертвой доноса.

Однажды, ещё на заре революционной деятельности, судьба свела Пестеля с 80-летним графом Паленом – организатором дворцового переворота и убийства императора Павла.

Пестель весьма приглянулся престарелому графу, и старик дал дружеский совет:

Пален: «Слушайте, молодой человек! Если вы хотите что-нибудь сделать путём тайного общества, то это глупость. Потому что если вас 12, то 12-й неизменно будет предателем. У меня есть опыт…».

Истребить всю императорскую фамилию: во имя чего?

На очной ставке с полковником его бывший товарищ Александр Поджио показал, что в сентябре 1824 года Пестель заявил о необходимости истребить всю императорскую фамилию: он перечислял будущих жертв, загибая пальцы.

Пестель: «Весь женский пол. Так этому и конца не будет. Господа, надобно покуситься и на тех, кто за границей!».

Для реализации этого плана нужны были исполнители, способные убивать членов императорской семьи. Эти предполагаемые убийцы входили в так называемую «обречённую когорту», т.е. в число заговорщиков, которые должны были пожертвовать собой и убить в первую очередь императора.

Далее новое республиканское правительство должно было арестовать цареубийц и казнить их, чтобы снять с себя всякие подозрения. Эту «обречённую когорту» набирал лично Пестель.

Ради чего же предполагалось пожертвовать императорской фамилией и, как вскоре обнаружилось, многими другими людьми?

«Русская правда» и конституция, вышедшие из-под пера заговорщиков, открывали их основные цели.

Программные документы декабристов

У Северного и Южного общества были свои программные документы, в которых описывались все действия нового правительства по переустройству политической системы в России.

Южное общество руководствовалось «Русской правдой» Пестеля, Северное – конституцией Муравьёва. Документы, а как следствие, и планы революционеров во многом были не согласованы друг с другом. Оба труда не были даже закончены.

«Русская правда» Пестеля предполагала выселение всех кавказских народов в Сибирь, а 2 млн. евреев под конвоем должны были отправиться в земли Палестины. Столицу Российской империи предполагалось перенести в Нижний Новгород и переименовать его во Владимир, опираясь на героическое прошлое России. Новое правительство планировало объявить революционную войну всем соседним государствам, а внутри самой страны создать военизированный корпус численностью 50 тыс. человек, чтобы понуждать население исполнять приказы новых властей. Предполагаемая Пестелем тайная полиция в 10 раз превышала размер жандармского корпуса, который будет создан Бенкендорфом. Кроме того, планировалось объявить в России 10-летнюю военную диктатуру для укрепления нового порядка. На роль диктатора претендовал сам Пестель.

Крестьянский вопрос

Но главным пунктом в обоих документах был вопрос о крепостном праве. В России того времени 84% населения были крепостными. Больше нигде в Европе крепостного права не было.

После войны с Наполеоном из Заграничного похода русской армии у многих сам собой вставал вопрос: почему дома дело обстоит иначе?

Образованных современников ужасало, что один человек владеет другим, может его продать, обменять, подарить, наказать.

О необходимости реформы думали как члены тайных обществ, так и те, кто им противостоял. Однако методы решения были разными.

Заговорщики считали, что после победы революции все сословия будут отменены, следовательно, крепостное право тоже. Однако как обустроить дальнейшую жизнь крестьян? Кто станет владельцем земли? Вопрос выглядел простым только на бумаге.

Земельные реформы декабристов

Земельные реформы декабристов. Северное общество
Земельные реформы декабристов. Северное общество

Члены Северного общества после планируемой отмены крепостного права почти ничего не хотели отдавать крестьянам из имущества. Рядовой крестьянин мог рассчитывать только на две десятины земли при положенных 15. Столичные заговорщики старались поскорее захватить власть и отпустить крепостных практически без собственности на землю.

Иными были взгляды Южного общества.

Земельные реформы декабристов. Южное общество
Земельные реформы декабристов. Южное общество

«Русская правда» Павла Пестеля предлагала разделить землю на две половины: частную, в руках у помещиков, и общественную, принадлежащую государству. Чтобы пополнить фонд общественных земель, предусматривалась насильственная конфискация имений. Общественной землёй наделялись крестьяне. Эти участки нельзя было продавать, покупать или закладывать. Кроме того, для крестьян предусматривались общественные работы.

Земельные проекты членов тайных обществ не были согласованы друг с другом. В случае победы восстания вопрос о крепостном праве оставался одним из самых острых для революционного правительства.

Разрозненные и неутверждённые планы заговорщиков выглядели настолько несбыточными и жестокими, что следствие не воспринимало их всерьёз. С русской реальностью начала XIX века они никак не сочетались. Ни одно из обществ до конца не осмыслило и не сформулировало идею крестьянской реформы. Тем не менее, декабристы многие годы оставались в общественном сознании борцами за свободу крестьян.

Тюремный быт арестованных

Куранты на башне Петропавловского собора каждый час дня и ночи вызванивали английский гимн «Боже, храни короля».

Содержание арестованных трудно было назвать в полной мере тюремным. По воспоминаниям барона Розена, «Оболенский пополнел в крепости и получил розовые щёки».

Полковник Поджио жаловался, что ему в камере к обеду со щами, кашей и телятиной подавали чёрный солдатский хлеб, а не полагавшуюся дворянину белую булку. Её оставляли на полдник.

Майору Лореру в каземат доставляли корзину с апельсинами.

Нева была покрыта лодками, родные подъезжали, отдавали арестантам записки и разную провизию.

Бестужев-Рюмин начал со словарём заниматься русским языком и обращался к следствию с просьбой:

«Благоволите разрешить мне отвечать по-французски, потому что я, к стыду своему, должен признаться, что более привык к этому языку, чем к русскому».

Содержание декабристов под стражей

Содержание декабристов под стражей. Тюремные камеры
Содержание декабристов под стражей. Тюремные камеры

Камеры были небольшими – 6 шагов в длину и 4 в ширину, что приблизительно равнялось 10-12 кв. м. Дверные замки были устроены так, что открывались бесшумно. Коридоры были устланы войлочными коврами, караульные ходили в валяных башмаках – всё это, чтобы не потревожить покой заключённых. Ежедневно в помещении мыли полы и проветривали, арестантов снабжали чистым постельным бельём. Было приказано: «Для умаления у содержащихся неразлучной с их положением скуки, снабжать книгами из библиотеки, умножая оную покупкой новых…».

День арестанта начинался около 9 часов утра. Через 10 минут в камеру входил персонал. Один их сторожей подавал умываться, другие убирали помещение. Затем приносили чайник, 3 куска сахара и белую булку на завтрак.

Но даже такое заключение стало для некоторых арестантов страшным испытанием. За время нахождения в крепости многие узники утратили психическое равновесие.

Юного мичмана Дивова преследовали кошмары: каждую ночь он видел один и тот же сон, будто стреляет в императора. Иван Анненков покушался на самоубийство. Пётр Свистунов пытался отравиться, наглотавшись медных пуговиц.

Вечером, 18 января, часовые услыхали стон в каземате. Они открыли дверь и увидели на полу Александра Булатова с размозжённой головой. Вероятно, он пытался покончить с собой, разбив голову о стену.

Александр Булатов: от роду 29 лет. Полковник. Получил образование в 1-м кадетском корпусе вместе с Рылеевым. Участник войны 1812 года и Заграничного похода русской армии. В Петербурге Булатов появился за несколько дней до восстания, а был принят в общество за 4 дня, т.е. толком и не успев понять, во что ввязывается. Бывший товарищ по кадетскому корпусу Кондратий Рылеев быстро «завербовал» Булатова, назначив его заместителем Трубецкого и наметив в цареубийцы. Булатов привлекал заговорщиков своим положением и званием полковника: старших офицеров во главе заговора явно не хватало.

Булатов сдался властям вечером 14-го, в день восстания. Явившись к коменданту Зимнего, он доложил о своём участии в заговоре, о своих невыполненных намерениях и отдал шпагу. А на другой день состоялась его встреча с императором.

Булатов признался, что накануне он 2 часа стоял в нескольких шагах от императора с заряженными пистолетами и с твёрдым намерением убить государя. Но всякий раз, когда хватался за пистолет, сердце отказывало ему.

Булатов отчаянно переживал о своём участии в тайном обществе и о намерении убить государя.

Обращаясь к Великому князю Михаилу Павловичу, он писал, что сам себя осудил на смерть, а через 5 дней испросил у Николая смертный приговор.

Булатов отказался от пищи, чтобы уморить себя голодом. Он умер в госпитале на следующий день после того, как был найден на полу в камере.

Накануне восстания: восторги и отсутствие чёткого плана

Несчастного Булатова на квартиру к Рылееву привёл его товарищ Александр Якубович. С Булатова взяли слово пожертвовать собой, убив тирана. Смертельно больной, он страдал адскими мигренями и почти радовался, что его кончина принесёт пользу. Следя за общим разговором, бедняга время от времени восклицал:

«Господа, но где же свобода Отечества? Я вижу одну перемену в правителях – вместо государя вы хотите иметь диктатора?»

Его никто не слушал.

«Надо нанести удар», – предложил Рылеев. «А там общее замешательство подаст случай к действию. Успех революции в её дерзости».

Каховский зачитывал фрагменты из книжки про французскую революцию: «Только мгновенный успех оправдывает государственный переворот. В противном случае произойдёт резня».

Пущин возражал: «Начать восстание сейчас — значит погибнуть самому и понапрасну погубить других».

Бестужев готов был спорить с ними: «Гибель за отечество позволит, подобно снаряду, прорваться в историю!».

Чтобы положить конец общим несогласиям, Рылеев, Оболенский и Каховский решили провозгласить Сергея Трубецкого диктатором. Остальные легко с этим согласились, хотя сам князь пребывал в глубоких сомнениях относительно своих полномочий: «Умереть за свободу – почётно! Готов и я на это. Однако не попытаться ли обойтись без кровопролития?..»

Александр Одоевский вдруг восторженно воскликнул: «Умрём! Ах, как славно мы умрём!».

Наконец, Якубович предложил начать громить кабаки и воспользоваться общей неразберихой.

Булатов допытывался у него: «Как Вам кажется, хорошо ли они всё обдумали? Довольно ли у них сил?».

Якубович отвечал: «Не вижу ни того, ни другого. Для меня они все подозрительны».

Именно Булатов высказал мысль, которая мучала многих: «Если завтра откроется, что в действиях нет истинной пользы, мы не примкнём к делу».

Намекая на бедность и незнатное происхождение Каховского, Рылеев произнёс: «Любезный друг! Ты сир на сей земле, должен жертвовать собой для общества. Убей императора».

Услышав согласие, многие бросились обнимать Каховского.

От Рылеева разошлись поздней ночью. Все были взволнованы.

План был принят единодушно. Однако при всех его достоинствах, ни одно из составных звеньев этого плана не было оформлено в виде приказа. Не были чётко расписаны действия членов заговора. И план «посыпался».

Уже через 3 часа первым договорённость нарушил Каховский: он отказался стрелять в царя. Потом по очереди – Трубецкой, Булатов, Якубович, Пущин и другие. И так на протяжении всего дня. Почти ни один не выполнил возложенных на него обязательств.

Шаг за шагом, восстанавливая события 14 декабря, Бенкендорф всё яснее понимал, почему план заговорщиков провалился.

Утро восстания: всё сразу пошло не так

14 декабря, 6 часов утра На квартиру Рылеева приходит записка от Каховского. Он сообщает, что передумал стрелять в императора.

Спустя четверть часа Якубович сообщает о том, что не поведёт гвардейский экипаж. По его словам, это дело несбыточное, и без крови не обойдётся.

7:00 Заговорщики ждут Булатова, однако он так и не приходит. Тогда поднимать Гренадерский полк вместо него отправляют Каховского.

9:00 Пропавший Булатов наконец объявляется на квартире Рылеева и заявляет, что если на стороне восстания будет мало войск, то он себя марать не станет. Рылеев в раздражении бросает: «Вы только маска революционера!».

10:00 Бесследно пропадает Александр Одоевский. В течение дня он так и не появится на площади.

10:40 Увидев из окна своей квартиры, как мятежный московский полк шагает по Гороховой, Якубович выбегает на улицу и как старший по чину принимает командование от Михаила Бестужева.

11:00 Оказавшись на Сенатской, Якубович видит, что восстание не поддержано остальными полками и незаметно покидает площадь. По пути домой он случайно встречает Рылеева и Пущина. Сообщает им, что вывел московский полк на Сенатскую, но резкий приступ головной боли вынудил его вернуться домой.

11:30 Дома Рылеев надевает солдатский подсумок и спешит к месту восстания, где сливается с толпой рядовых, которые по-прежнему мёрзнут в ожидании команды.

13:00 Не выдержав неизвестности, Рылеев бросается в находившийся поблизости дом Лавалей, где живёт Трубецкой, но там его не находит. Сам Трубецкой в это время скрывается в канцелярии Главного штаба. Булатов также прогуливается рядом с Сенатской, он ожидает поворота событий и пытается собраться с мыслями.

14:30 Якубович снова на Сенатской. С пистолетом в кармане он пробирается сквозь императорскую свиту, но вместо того чтобы совершить цареубийство, обращается к Николаю и показывает в сторону восставших: «Я был с ними, но услыхав, что они за Константина, бросил и явился к Вам». Якубович возвращается в каре мятежников. Его появление солдаты встречают аплодисментами, тогда Якубовичу приходится врать, что император, якобы, сильно напуган, и призвать восставших стоять до конца.

В это же время Булатов находится неподалёку от Николая, следит за каждым его шагом, но так и не осмеливается выстрелить в императора.

15:00, Сенатская площадь Вместо пропавшего Трубецкого диктатором назначается Евгений Оболенский, но время уже упущено, инициатива ушла из рук восставших.

Восстание Черниговского полка

В конце дня снова собрались у Рылеева. С удивлением обнаружилось, что ни один из бывших под огнём 30 декабристов не был ни убит, ни даже ранен. Рылеев сжёг все компрометирующие документы, оставив лишь одну пачку листов. Он сложил их в папку и туго перевязал верёвкой. Это были неизданные стихи.

Собравшиеся договорились о том, как вести себя на следствии, а после того Рылеев послал эмиссара на юг, во 2-ю Армию, где действовали ещё более радикальные заговорщики.

Рылеев сообщил «южанам» о поражении в Петербурге, однако маховик восстания уже был запущен.

Подполковник Черниговского полка Сергей Муравьёв-Апостол решил действовать. Его поддерживал товарищ, подпоручик Полтавского пехотного полка Михаил Бестужев-Рюмин.

Сергей Муравьёв-Апостол: от роду 29 лет. Подполковник, сын сенатора. Начал службу в Семёновском полку. Участник Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов. Один из лидеров Южного общества.

Михаил Бестужев-Рюмин: от роду 24 лет. Один из руководителей Южного общества, вместе с другом возглавил восстание Черниговского полка.

Муравьёв-Апостол и Бестужев-Рюмин решили начать собственное восстание. Они разослали в соседние полки письма с просьбой поддержать их и направиться на обе столицы. Но ни одно из подразделений не поддержало их призыв. Оставалось рассчитывать только на собственный Черниговский полк.

Вечером 31 декабря восставшие остановились в селе на ночлег для встречи Нового года. Эта остановка окончательно разложила полк. Солдаты, вышедшие из повиновения властям, перестали слушать и своих революционных офицеров.

В новогоднюю ночь солдаты начали грабить селян, опустошать питейные заведения. Прокатилась волна погромов и изнасилований. В одном из домов пьяные солдаты устроили танцы с телом покойного старика. Началось массовое дезертирство.

Уже через 2 дня правительственные войска начали штурм мятежного полка. При первом же пушечном залпе солдаты встали на колени. Раненный в голову Муравьёв-Апостол бросился к своей лошади, но пехотинец вонзил штык в брюхо лошади и в ярости крикнул Муравьёву: «Вы нам наварили каши – кушайте с нами!».

Черниговцы окружили Муравьёва, ему не оставалось другого выхода, как сдаться властям.

Муравьёву, как офицеру, нарушившему присягу, по военному уставу грозила высшая мера наказания. Перед казнью подполковника настигла ещё одно страшное известие. Его отец, сенатор Иван Матвеевич Муравьёв-Апостол, проклял своего сына и позаботился о том, чтобы это довели до его сведения.

Отец другого смертника, Михаила Бестужева-Рюмина, узнав о казни сына, произнёс: «Собаке собачья смерть».

Для смертной казни были все законные основания. Согласно уставу, кадровый военный, вышедший с оружием в руках против государственной власти, приговаривался к расстрелу.

Причастность к заговору высокопоставленных лиц

Молодой император тоже поначалу склонялся к строгости, но Бенкендорф изменил его отношение к делу – скорая смерть части заговорщиков оборвала бы нити следствия: не позволила бы многое понять ни об иностранном следе, ни об участии самой императорской семьи в событиях, ни о наиболее известных государственных мужах, имена которых звучали на допросах. Все эти аспекты расследования ушли в так называемое секретное делопроизводство.

Многие фамилии не упоминались открыто, но о них неизменно спрашивали у арестантов. Бенкендорф очень вежливо, но настойчиво добивался от Трубецкого сведения о вернейшем либерале Михаиле Сперанском.

Во время следствия над членами тайных обществ Сперанский находился в шаге от ареста, хотя лично импонировал императору. Он даже составил на основе черновика Николая манифест о вступлении на престол.

Тем не менее, на Сперанского показывали сначала рядовые члены общества, затем и Рылеев, Трубецкой, Каховский.

Чем ниже стоял заговорщик и чем меньше ему было известно, тем увереннее он произносил: «Мордвинов, Сперанский и Ярмолов – наши». Именами высокопоставленных лиц в заговор вовлекали рядовых участников.

Накануне выступления Рылеев пришёл к Сперанскому домой и пригласил во Временное правительство. На что старый чиновник ответил:

«Вы сначала победите, тогда все будут за вас».

Кроме того, Сперанский был высокопоставленным членом масонских лож.

Не менее двусмысленным было и поведение Великого князя Константина в дни междуцарствия.

Имелись нити, уводившие к его матери – вдовствующей императрице Марии Фёдоровне, к супруге покойного Александра I – императрице Елизавете Алексеевне, которую некоторые заговорщики планировали формально посадить на престол с титулом «Матери освобождённого Отечества». Нити вели к храброму генерал-губернатору Милорадовичу, а также к высокопоставленным пайщикам Российско-Американской компании. Всего этого император предпочёл не сообщать публично.

Тайна чисел и дат

Зато донёс до сведения европейских послов другое важное открытие, сделанное в ходе следствия.

Оказывается, по первоначальному плану декабристов восстание должно было вспыхнуть 12 марта 1826 года – в годовщину вступления Александра I на престол.

Далее выяснилось, что каждый заговорщик носил железное кольцо с выгравированным на нём числом 71.

Оно представляло сумму дней, предшествовавших намеченному бунту, начиная с Нового года: 31 день января, 28 дней февраля и 12 первых дней марта.

Скоропостижная смерть Александра заставила участников тайных обществ изменить этот план.

Александра Фёдоровна закрыла глаза и собралась с духом. В ту далёкую декабрьскую ночь после восстания она в страхе за жизнь – свою, детей, мужа – бросилась в придворную церковь. Пыталась успокоиться в молитве, но пережитое волнение было так велико, что с тех пор её лицо надолго исказил нервный тик. Она начала терять вес, таяла на глазах.

В январе она пошла на поправку, даже появлялась в свете, грациозная как всегда, только чуть легче, невесомее. Муж и свекровь надеялись, что декабрьский ужас миновал стороной, не затронув новую жизнь, которая росла внутри неё. Её оберегли от волнений… Не помогло…

Об этом выкидыше не стали сообщать даже близким: просто Её Величество больна. Хватит горя.

Молодая императрица перенесла всю тяжесть своего тела на ноги, голова кружилась. Ей запретили вставать, но лежать было невозможно. Муж не появлялся неделю – да, у Никса много работы, он страшно занят в Следственном комитете, но нужна ли она ему теперь?

И дети – к ней перестали водить малышей… На кого она стала похожа…

Оказывается, расстояние в 10 шагов самое длинное на свете, а цель всех усилий – вот она, над камином…

Императрица вздрогнула: чужая увядшая дама в зеркале смотрела на неё в упор…

Итоги следствия: ожидания декабристов и приговор суда

Спустя полгода после восстания, 1 июня 1826 года, император известил подданных о создании Верховного уголовного суда, которому предстояло вынести своё решение.

Дело о декабристах можно было решить в 24 часа без помощи учёных-правоведов. Однако император хотел именно суда.

Документы готовил Сперанский, поэтому с юридической точки зрения к ним не могло быть претензий.

Суд и казнь давали ясно понять, что дворян, поднявших руку на власть, будут судить по тем же законам, что и остальных подданных. Но заговорщики не были готовы встать на одну доску с простонародьем.

Были люди, уповавшие на полное помилование. Князь Трубецкой, например, надеялся даже на восстановление в прежних званиях и должностях. На следствии он во всём обвинял Рылеева и Пестеля, что во многом определило их участь. А себя обвинял лишь в том, что вовремя не обличил государственных преступников. Сам Трубецкой смертной казни избежал, хотя у него, как у руководителя военного восстания, были все шансы оказаться шестым повешенным.

Многие из главных участников так до конца и не осознали серьёзность случившегося. В имевшейся юридической системе для мятежников была лишь одна надежда на спасение – милость императора.

Приговор по делу декабристов

Приговор по делу декабристов
Приговор по делу декабристов

По решению уголовного Верховного суда, 112 человек были лишены всех прав дворянского состояния. 99 сосланы в Сибирь, из них – 36 на каторгу. 9 офицеров разжалованы в солдаты. К смертной казни приговорены 36 человек: 31 – через отсечение головы и 5 – через четвертование.

Отсечение головы император заменил каторгой, каторгу – ссылкой, ссылку – разжалованием в солдаты и отправкой на Кавказ, четвертование – повешением.

Но список пятерых, приговорённых к смертной казни, остался прежним: Пестель, Рылеев, Муравьёв-Апостол, Бестужев-Рюмин и Каховский.

Казнь

Церемониал разжалования и казни Николай установил в специальной записке:

В кронверке занять караул. Войскам быть в 3 часа.

Чтобы ничего не упустить, окрестные жители начали сходиться ещё с вечера.

Сначала вывести с конвоем приговорённых к каторге и разжалованных и поставить рядом против знамён.

Из крепости выводили тех, кому предстояло подвергнуться позорной процедуре разжалования.

Когда всё будет на месте, то командовать «на караул» и пробить одно колено похода. Потом господам генералам прочесть приговор.

Вместо раскаяния в глазах осуждённых читалось мрачное равнодушие.

После чего пробить второе колено похода и командовать «на плечо». Тогда профосам сорвать мундир, кресты и переломить шпаги, что потом и бросить в приготовленный костёр.

Некоторые клинки сгибали так низко над головами, что по лицам осуждённых текла кровь из рассечённой кожи.

Взвести присуждённых к смерти на вал, при коих быть священнику с крестом.

Увидев виселицу, Пестель брезгливо поморщился и переглянулся с остальными. Он до последнего надеялся, что их расстреляют: ведь смерть в петле считалась постыдной.

Пестель и Бестужев умерли сразу. Верёвки на остальных не выдержали тяжести кандалов. Окончание казни пришлось ждать ещё около часа, пока достали новые верёвки, пока приладили их к виселице.

После чего зайти по отделениям направо и пройти мимо и распустить по домам.

Через 2 часа тела сняли и отнесли в Троицкую церковь для отпевания.

Хоронили заговорщиков втайне, и точное место их погребения до сих пор неизвестно…

Каторжная жизнь

Как это часто бывает в России, трагическое и смешное сплелись воедино. Когда осуждённых на каторгу готовились отправить в Сибирь, пришёл приказ: кандалы и цепи не заклёпывать, а запирать на замки. Конвоирам пришлось отправиться в ближайшие мелочные лавки. Нашлись только миниатюрные замочки с размещёнными на них легкомысленными надписями.

Декабрист Дмитрий Завалишин с удивлением обнаружил на одном из замочков слова: «Кого люблю, тому дарю». А Николаю Бестужеву досталась надпись: «Мне не дорог твой подарок, дорога твоя любовь».

Путь декабристов в Сибирь

Ссыльнокаторжные проедут 6800 вёрст, что займёт больше 2-х месяцев.

Путь декабристов в Сибирь
Путь декабристов в Сибирь

Они направятся по Ярославскому тракту: Рыбинск, Ярославль, Кострома, Вятка. Далее путь пройдёт через Пермь, Екатеринбург, Тюмень, Томск, Красноярск. В Иркутске местное начальство устроит декабристам радушный приём и направит на лёгкие работы в Читу.

Уже 22 августа 1826 года Николай издаст манифест, согласно которому для осуждённых на вечные работы срок каторги сокращается до 20 лет.

Манифест Николая I о сокращении пожизненной каторги до 20 лет
Манифест Николая I о сокращении пожизненной каторги до 20 лет

Тем временем, следом за мужьями в Сибирь, получив личное разрешение императора, отправятся 11 жён декабристов, а вместе с ними 8 сестёр и матерей.

Ещё через 4 года семейным заключённым разрешат жить в отдельных квартирах вместе с жёнами. Каторжники будут читать друг другу лекции, устраивать вечера и концерты.

У Сергея и Екатерины Трубецких родится четверо детей.

В 1835 году император снова уменьшит каторжный срок. Спустя 4 года, когда он закончится, большинство декабристов останется в Сибири и найдёт себе гражданское занятие.

Поэт Александр Одоевский отправится рядовым на Кавказскую войну; Александр Муравьёв, основатель «Союза Спасения», сделает государственную карьеру и закончит свои дни в звании сенатора.

Печально сложится судьба Александра Якубовича. Он будет долго страдать от головных болей, сопровождающихся припадками безумия, пока Енисейский губернатор не распорядится о его перемещении в больницу. Якубович скончается там на следующий день.

В 1856 году новый император Александр II объявит амнистию.

Амнистия Александра II
Амнистия Александра II

Только несколько бывших заговорщиков воспользуются правом покинуть Сибирь. Среди них Волконский, Трубецкой, Пущин и Оболенский. Многие из образованных кругов общества встретят их как героев. Культ декабристов продлится до советского времени.

Пора ставить точку. И начинать преобразования в России

Историческая справка

Желая примирения с кругами интеллектуалов, Николай решил вызвать в Москву поэта Пушкина, которого император Александр I сослал в Михайловское, недалеко от Пскова. Однако у Пушкина много друзей среди декабристов. Он писал стихи, полные злонамеренных идей, которые вызывали недовольство властей. Внезапно вызванный из ссылки, разбитый от усталости, в дорожной пыли, Пушкин предстаёт перед Николаем, который внезапно спрашивает его: «Принял бы ты участие в восстании 14 декабря, если бы был в Санкт-Петербурге?» – «Без сомнения, Государь», – отвечает Пушкин. – Все мои друзья были среди заговорщиков; я не смог бы не составить им компанию. Только моё отсутствие спасло меня, и я благодарю Бога за это».

Анри Труайя «Николай I»

От обилия открывавшихся подробностей голова молодого императора шла кругом. Он заметил, что в нём усиливается подозрительность по отношению даже к самым близким людям. Это страшно тяготило Николая. Человек, добродушный по природе, он чувствовал, что погружается всё глубже в хитросплетения заговора, начинает изменять самому себе.

Нет, дальше так продолжаться не могло, надо было остановиться и смириться с тем, что он никогда не узнает всего. Да и надо ли знать?

В какой-то момент Николай ощутил внутреннее спокойствие, которое не могли подорвать новые сведения о заговорщиках. Тогда пришло решение: следствие прекратить, а секретное делопроизводство, которое касалось членов императорской семьи и виднейших сановников, уничтожить и навсегда о нём забыть…

На столе у императора лежала тетрадь с записями всех злоупотреблений, о которых декабристы рассказали на следствии. Не принимая методов своих противников, Николай понимал: для их бунта имелись серьёзные причины. В такой ситуации было ясно, что террор ничего не даст, вместо этого пора было что-то менять в самом устройстве империи.

Перед глазами Николая уже стоял план громадных преобразований, которые ему предстоит совершить на протяжении своего царствования.

В скором времени начнётся подготовка законов, позволивших впоследствии отменить крепостное право. Затем – постепенное освобождение государственных и помещичьих крестьян. Реформа армии, погрязшей в нарушениях дисциплины. Открытие сотен и тысяч школ, вузов и технических училищ. Предстояло начать строительство железных и новых шоссейных дорог, которых в России всегда не хватало. Наконец, российская промышленность впервые сможет полностью обеспечить нужды страны.

Закрыв дело декабристов, молодой государь свободно вздохнул и расправил плечи.

Всё было кончено. Всё только начиналось…


Источник информации:
Документальный фильм «Дело декабристов»
Автор сценария: Ольга Елисеева
Режиссер-постановщик: Максим Беспалый
Продюсеры: Валерий Бабич, Влад Ряшин
Производство: Star Media, Бабич Дизайн
Премьера (РФ): 17 декабря 2017

Комментарии

avatar
  Подписка  
Оповещать