Что там на «первом этаже Кёнигсберга?»

Есть ли в мифах и легендах о подземном Кёнигсберге доля правды?

0
1821

«Здешняя кафедральная церковь огромна… Француз, наёмный лакей, провожавший меня, уверял, что оттуда есть подземный ход за город, в старую церковь, до которой будет около двух миль, и показывал мне маленькую дверь с лестницею, которая ведёт под землю. Правда это или нет, не знаю: но знаю то, что в средние века на всякий случай прокапывали такие ходы, чтобы сохранять богатство и жизнь от руки сильного».

Это отрывок из книги Николая Карамзина «Письма русского путешественника». Карамзин посетил наш Кафедральный собор 19 июля 1789 года, а, следовательно, проблеме существования тайных подземных ходов в Кёнигсберге или даже целого подземного города уже не менее двух столетий. К сожалению, Николай Михайлович не уточнил, какими милями было измерено это расстояние: французскими сухопутными в 4444 метра или немецкими в 7420 метров, либо какими другими из еще 44-х, существовавших в Европе. А потому вопрос о том, что это была за церковь на окраине города, остаётся без ответа.

Бухгалтер одного из портовых управлений Николай вряд ли читал эту книгу великого русского историка и литератора и уж тем более не помнил приведённый отрывок наизусть. Через 160 лет после посещения города на Прегеле Карамзиным разнообразные дверцы в подвалах разрушенных кёнигсбергских кварталов интересовали его по иным причинам – немцы, которые ещё недавно ютились в этих подвалах после штурма города, практически полностью покинули бывшую Восточную Пруссию, оставив после себя много предметов домашнего обихода, которые можно было использовать в быту или продать на барахолке. Впрочем, откапыванием годных к употреблению предметов в городе занимался не он один, и потому никого это занятие не удивляло. Но однажды Николай очередной раз в выходные вышел на промысел, а на работе появился только во вторник. Несмотря на очевидные проблемы, которые сулили прогулы по основному месту работы, Николай не выглядел удручённым, а на вопросы, чем вызвано столь грубое нарушение трудовой дисциплины, отвечал уклончиво. Зато через несколько дней был замечен соседями на всё той же барахолке, приторговывавшим немецкими консервами. Когда хранить тайну стало невмоготу, за бутылочкой «Экстры» на кухне Николай поведал соседям по коммуналке, что зашёл в обычный подвал на Барбараштрассе (ныне ул. Павлика Морозова) и оказался в настоящем подземном лабиринте. Поначалу это был просто подземный ход. Затем последовали ответвления и комнаты. В некоторых из них были складированы консервы, в других имелись запасы керосина, в третьих лежали постельные комплекты и стояли рядами керосиновые лампы.

Николай утверждал, что в коридорах и комнатах имелась электропроводка и висели светильники, но включать свет он побоялся, так как, по его словам, постоянно чувствовал чьё-то присутствие рядом.

Наконец, пройдя по лабиринтам подземелий не один километр и окончательно сбившись с пути, он был вынужден две ночи (по его ощущениям) провести на стеллажах с матрасами. И только на третьи сутки наш бухгалтер сумел выйти на поверхность где-то в районе улицы Багратиона. Соседи к рассказу отнеслись скептически, но всё-таки куда следует сообщили. Следующие два дня Николай провёл с компании милиционеров, однако выезд на место не подтвердил доноса. Тем не менее, консервы по выходным дням снова и снова попадались на рынке. До тех пор, пока через месяц Николай не пропал с концами…

Не пытайтесь найти документальное подтверждение этой истории в городском архиве – это всего лишь одна из многих городских легенд. Но, как известно, любая легенда вырастает из каких-то реальных корней. А потому неплохо было бы разобраться, что на самом деле стоит за многочисленными историями про подземные заводы и склады, тоннели, по которым можно проехать на автомобиле или даже про подземную железную дорогу до Берлина. Кто является заказчиком и строителем этих подземных сооружений: Тевтонский орден, прусские фортификаторы или тайные нацистские организации?

Наследие великих магистров

Тевтонский орден в сознании современных людей всегда обладал ореолом тайны и мистицизма. Строгая иерархия и устав, закрытость для непосвящённых, угрюмые руины замков олицетворяли в нашем сознании само «мрачное Средневековье», а веющие тайной слова «великий магистр», «конвент», «комтур» как нельзя лучше сочетаются с подземными галереями, темницами и тяжёлыми кирпичными сводами. В период своего расцвета орденское государство отличалось от всей остальной Европы отсутствием системы вассалитета, все ресурсы – военные, экономические, финансовые – находились непосредственно под центральной орденской властью. Концентрация ресурсов под единым началом позволяла реализовать самые сложные проекты.

Что же из дожившего до наших времён орденского наследия могло в легендах получить название «подземного города»? Ну, во-первых, это подвалы рыцарских строений и, прежде всего, замков и церквей (кирх).

Многие из читателей видели раскопанные подвалы западного крыла кёнигсбергского замка. Наверняка найдутся и те, кому посчастливилось мальчишками или девчонками побывать в этих подвалах ещё до известного взрыва остатков тевтонской твердыни. Впечатляли и объём помещений, и то качество, с которым они были выполнены. Правда, таких подвалов мы не обнаруживаем в Кафедральном соборе и большинстве церквей орденского периода, не наблюдаем их в таких замках, как Бальга, Заалау (пос. Каменское Черняховского района), Рагнит (г. Неман) и ряде других, но это не значит, что их там не было. Просто, спустя несколько веков после возведения, подвалы орденских построек были намеренно засыпаны песком или грунтом, чтобы увеличить устойчивость фундамента и избежать разрушения старых стен. С той же целью закладывались, кстати, многочисленные оконные проёмы готических построек. В той или иной степени подвалы присутствуют почти везде. Но обнаружить их теперь можно лишь после проведения археологических работ.

И всё-таки подвалы – это совсем не то, что мы называем «настоящими подземельями». Разве не могли существовать в средневековом Кёнигсберге тайные подземные ходы и галереи? Чтобы ответить на этот вопрос, надо учитывать, что считать деньги в Ордене умели, а потому подземные коммуникации должны были иметь чёткое и понятное назначение. Кроме того, специфика кёнигсбергских грунтов с высоким уровнем грунтовых вод и тогдашний уровень инженерных технологий не позволяли создать сколь-нибудь значительную сеть подземных сооружений. А вот потайной ход из замка наружу – вполне.

Такие ходы описаны у других замков, но, наверняка, он мог бы существовать и в кёнигсбергском. И по логике, и по опыту других подобных ходов вести он должен был к Прегелю.

В случае, если бы орденское руководство оказалось в критическом положении, такой ход позволил бы тайно покинуть замок, сесть в спрятанную у выхода к реке лодку и избежать опасности. Именно такой ход, точнее остатки его кладки, возможно, были найдены археологами в ходе раскопок на территории кёнигсбергского замка. «Возможно» – потому, что прошли по нему археологи не более 30 метров. Дальше ход был полностью обрушен и превращён в смесь земли и обломков кирпичной кладки. Дело в том, что подобные сооружения нуждаются в постоянном поддержании их в надлежащем состоянии. И если мы повсеместно наблюдаем, как немецкие надземные строения ветшают и обрушиваются всего за несколько десятков лет без должного ухода, то можно только представить, что случилось с забытыми на несколько веков подземными тоннелями. Промелькнувшие в нескольких СМИ сообщения, дескать, найден таинственный ход из замка в Кафедральный собор, можно оставить на совести авторов и их фантазии. Убедительного объяснения, зачем рыцарям необходимо было сооружать подземный ход между этими двумя объектами, так никто и не дал. Разумеется, и никаких свидетельств, что ход шёл дальше берега Прегеля, тоже не было найдено.

Что же мы имеем в итоге? А в итоге по орденскому периоду в истории подземелий Кёнигсберга мы можем сказать, что в недрах города есть засыпанные землёй остатки подвалов кёнигсбергского замка, старых кирх и (возможно) следы одного или нескольких подземных ходов из замка за его пределы. Но пройтись по ним без вскрытия их археологами уже не удастся никому.

Тайные ходы в бастионах и фортах

Каждый, кто гулял по старым оборонительным рубежам на Литовском вале, обращал внимание, что тело вала содержит в себе подземные помещения. Некоторые из них изолированы, некоторые соединены между собой. И это только то, что открывается невооружённому взгляду. Такие же подземные сооружения есть на противоположном конце старого города вдоль проспекта Калинина, где также проходила бастионная городская обваловка. Вполне возможно, что эти сооружения сыграли свою роль в легендах о подземном городе. Ведь можно представить, что если ходы и подвалы есть здесь, то они присутствуют и в остальной части города, ведут в казарму «Кронпринц» или даже в замок, почему бы и нет? Кроме того, данное бастионное кольцо, построенное в 1843-62 годах, является вторым в истории города и воздвигнуто на некоторых участках по линии бастионных укреплений XVII века, а там, в свою очередь, тоже могли быть подземелья.

Бастионы первого вального обвода Кёнигсберга.
Бастионы первого вального обвода Кёнигсберга.

Увы, но тщательный разбор истории фортификации города, не оставляет места этим предположениям. Первое бастионное кольцо, которое при герцоге Георге Вильгельме город обрёл под давлением шведов в ходе Тридцатилетней войны, было исключительно деревянно-земляное. Строилось оно в 1626-34 годах по канонам тогдашней бастионной фортификации и содержало бастионы и полубастионы без каких-либо казематов внутри. Дошедшие до нас чертежи разрезов городского вала и бастионов в полной мере подтверждают сказанное. Со вторым бастионным кольцом всё ещё понятнее, так как в архивах имеются строительные чертежи. И даже те казематы внутри Литовского вала, что мы можем наблюдать сейчас, строго говоря являются не подземельями, а сооружениями, которые после постройки были засыпаны землёй для повышения их стойкости против артиллерийского огня.

Достоверно известно лишь об одном подземном ходе между фортификационными объектами той эпохи – это подземный ход из бастиона «Грольман» в оборонительную казарму «Кронпринц» под нынешней улицей Литовский вал.

Правда, строился он открытым способом, а уже потом засыпался землёй и просуществовал недолго – уже в конце XIX века ход был завален при реконструкции улицы. Сам принцип организации обороны бастионной крепости не требовал наличия сети подземных коммуникаций. То же касается и более поздней системы фортов. Немецкая педантичность и точное следование проектам так называемых «германских типовых фортов» развевает все сомнения: форты обладали лишь неглубокими подвалами или полуподвалами и никогда не были соединены подземной железной дорогой, на которой настаивает еще одна городская легенда.

Подземная индустрия нацизма

Сторонникам существования подземного Кёнигсберга осталась одна спасительная надежда – на постройки времён Третьего рейха. Определённые предпосылки к этому есть: известно, что тоталитарные режимы всегда рождали нечто из ряда вон выходящее. Этому способствовала возможность мобилизовать любые ресурсы внутри страны ради самой фантастической идеи. Особенно это свойственно гитлеровской верхушке, которая до последних дней существования верила в некое чудо-оружие, способное разом спасти систему от неминуемого краха. Так может быть в страхе перед наступлением Красной Армии и бомбовыми ударами союзников в Кёнигсберге всё-таки был создан так называемый в легендах «первый этаж»? Категорически можно ответить только на вопрос о настоящем подземном городе: нет, ничего подобного не обнаружено.

Нет никаких подземных танковых заводов, подземных баз мини-подлодок с выходом в Прегель, тайных несметных складов вооружений. Нет, потому что не существует ни одного достоверного свидетельств об их строительстве.

О секретных бункерах фюрера их достаточно, а о подземных заводах в Кёнигсберге – ни одного. Подобные объекты неминуемо обрастают документами: на поставку стройматериалов и металлоконструкций, на строительство линий электропередачи, на размещение оборудования и комплектацию специалистами, наконец, на ввозимое сырьё и поставляемую готовую продукцию. Но ничего этого не обнаружено, что является верным признаком, что никаких подземных заводов не было.

Надежда умирает последней!

Тем не менее, говорить о том, что под землёй в нашем городе совсем ничего нет, тоже нельзя. Во-первых, в наследство нам досталась обширная сеть подземных инженерных коммуникаций. Это не подземные ходы, которые изначально предназначены для скрытого перемещения людей. Но многие из городских коллекторов и водоводов настолько велики, что человек в них может передвигаться в полный рост. По одному из таких тоннелей вода из Верхнего озера попадает в ров у парка Победы, а по его ответвлению проходит под путями Северного вокзала и появляется на свет за Советским проспектом, образуя Парковый ручей. В некоторых коллекторах обнаружены замурованные отводы. Куда они идут и для чего предназначались, неизвестно до сих пор. Рассказывают, что в самом начале 1950-х после появления многочисленных слухов о том, что советские граждане спокойно разгуливают по подземному Кёнигсбергу, из ведомства Лаврентия Павловича Берии была направлена в Калининград комиссия с широкими полномочиями. Комиссией были привлечены к работам местные военнослужащие-срочники, которые и выполнили закладку тоннелей неизвестного назначения, оставив только те, функции которых были понятны и предназначены для работы городского хозяйства. В подтверждение этой истории местные диггеры несколько лет назад даже публиковали фотографию такого замурованного хода с отпечатком ладони на цементе и надписью: «ДМБ 1953». К слову, подземных заводов комиссия тоже не обнаружила.

Также известен один настоящий подземный ход. Он шёл от железнодорожного тоннеля под площадью Победы до здания полицайпрезидиума (сейчас это здание управления ФСБ).

Назначение подземного хода заключалось в том, чтобы не шокировать публику, выезжающую на поездах на курорты, процедурой доставки арестованных в здание полицайпрезидиума. Для этого вагон с заключёнными останавливался в железнодорожном тоннеле и конвой по подземному ходу доставлял этапируемых к месту назначения. В настоящее время этот ход не используется, а входы в него заложены кирпичной кладкой и заштукатурены.

Строительство бомбоубежища в виде W-образной галереи перед зданием университета.
Строительство бомбоубежища в виде W-образной галереи перед зданием университета.

Ещё одним типом подземных сооружений являются бомбоубежища и бункеры. Бомбоубежища строились открытым способом, что можно увидеть на многочисленных фотографиях времён войны. В основном это были стандартные W-образные галереи. Количество бомбоубежищ в той или иной степени сохранности достаточно велико, но ни одно из них не имеет ходов сообщения с другими подземными объектами. С бункерами дела обстоят немного сложнее, потому что большинство из них существует только в свидетельских показаниях о складировании в них неких ценностей. Свидетели подробно рассказывали, как спускались вниз по лестнице, как видели на промежуточных этажах стоящие кровати, запасы еды, таинственные ящики. Но в подавляющем большинстве случаев, несмотря на то, что свидетели готовы были указать точное место входа в бункер, никаких подземных сооружений обнаружено не было. Наиболее часто гипотетические бункеры в рассказах свидетелей встречаются в районе улиц Коперника, Вагнера, Барнаульской, что позволяет предполагать, что как минимум один подземный объект в этом районе города имеется, но свидетели расходятся в оценке его точного местоположения, т.к. во время посещения пребывали в стрессовом состоянии. В любом случае район между ул. Коперника и Ленинским проспектом с точки зрения геологии является наиболее благоприятным для строительства подземных коммуникаций, а потому окончательно решить вопрос о наличии или отсутствии здесь тайных подземелий ещё предстоит исследователям в будущем.

И ещё немного о подземных ходах

Неоднократные детские воспоминания из 1950-х о том, как ребятня из одного подвала по подземному проходу попадала в другой, а из него в третий, четвёртый, вероятно, тоже сыграли свою роль в становлении легенды о подземном Кёнигсберге. Эти подземные ходы действительно существовали и были построены немцами во время войны, чтобы можно было выбраться из подвала дома, если во время бомбежки завалит входы. Правда, они больше напоминали перекрытые деревом и землёй траншеи и вряд ли соединяли больше двух-трёх домов одновременно, но в детских фантазиях превращались в многокилометровые тоннели с кирпичными потолками.

Другие дети 50-х отмечали такие ходы в подвалах кёнигсбергского замка. По словам очевидцев, ходы шли несколько метров или десятков метров и заканчивались завалами.

И эти детские впечатления возможно тоже имеют под собой реальную основу. Есть свидетельства, что перед самым штурмом города в замке велись некие земляные работы, а подземные ходы из подвалов предназначены для сокрытия неких ценностей или архивов. И если такие ходы до сих пор не обнаружены, то только потому, что работы по их поиску велись бессистемно, в условиях дефицита времени и средств.

Подводя итоги

Только читателю судить о том, далеко ли мы продвинулись в знаниях о подземном Кёнигсберге со времён Николая Карамзина и его «Правда это или нет, не знаю…». Да, мы, опираясь на логику, документальные подтверждения и аналогии, опровергли только самые фантастические из легенд о городских подземельях. Но несомненно и другое, что не всё, что осталось под уровнем калининградской мостовой достоверно и досконально изучено. Знаменитый «бункер Брюсова» на Розенштрассе (ныне территория двора дома №2-8 по ул. Вагнера) или «подземный ход Турлыгиной» под ул. Ланге Райе (ул. Барнаульская) сейчас кажутся мифом, но ведь и гомеровская Троя тоже когда-то была мифом, в существовании которой успел усомниться не один историк. И можно только предполагать, что откроется исследователям, сумевшим разгадать эти тайны кёнигсбергских подземелий.

Алексей Петрушин,
историк-любитель, краевед
(фото автора)

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here