Тайна казны Бориса Годунова

1836

Большая часть российских царских кладов утеряна навсегда, но некоторые еще можно найти. Один из них — личная казна Бориса Годунова. Рассказать о ней нашему изданию согласился известный палеоэтнограф, писатель Владимир Дегтярев.

— Владимир Николаевич, а был ли вообще клад Годунова? Что-то о нем в исторической литературе ни слова…

— В отечественной литературе — да. А вот за рубежом он хорошо известен. Трон под Годуновым качался с самого начала правления, поэтому неудивительно, что царь готовился, если что, бежать вместе с казной. Вот что пишет об этом английский купец Джером Горсей: «Правитель (Борис Годунов) отослал свои богатства в Соловецкий монастырь… Он хотел, чтобы в случае необходимости они были готовы к отправке в Англию… Он и его приближенные не смогли ни сохранить, ни устроить этот план в тайне, а возможно, их кто-то предал».

— Удивительно, как хорошо англичанин знает планы русского царя, да еще по такому интимному вопросу. Откуда информация, уж не фантазии ли все это?

Академик Лихачев, узник Соловков, а в месте с ним ряд других не менее знатных «сидельцев» рассказывали, что внезапно на Соловках началась эпидемия кладоискательства.
Академик Лихачев, узник Соловков, а в месте с ним ряд других не менее знатных «сидельцев» рассказывали, что внезапно на Соловках началась эпидемия кладоискательства.

— Нет, не фантазии! Еще академик Лихачев, узник Соловков, а вместе с ним ряд других не менее знатных «сидельцев» писали в своих воспоминаниях или рассказывали в интервью, что внезапно на Соловках началась эпидемия кладоискательства. Чекисты отобрали из заключенных несколько десятков человек, создали из них особый рабочий отряд, который под их чутким наблюдением лазил в необычные пещеры острова, что-то копал возле монастыря и под ним. Так продолжалось год. Затем отряд расформировали под особую подписку, грозящую расстрелом. Потом, правда, кладоискателей все равно расстреляли, а обнаруженные заключенными подземные ходы взорвали. Свидетели уверяли, что, судя по унылым лицам чекистов, им здорово досталось от начальства за самодеятельные поиски сокровищ.

— Вы думаете, чекисты искали именно клад Бориса Годунова?

— Точно сказать сложно. Чекисты, конечно, могли искать и монастырскую казну, но она к тому моменту уже была выдана монахами представителям новой власти. Некоторые бывшие заключенные утверждают, что поиск клада был не чем иным, как неудачной, но оригинальной попыткой предприимчивых узников найти тайные ходы, чтобы бежать с острова… Однако в те годы ходили слухи, что какой-то клад все же был найден и утаен, именно поэтому вскоре поменялась часть администрации лагеря СЛОН. Как бы там ни было, я считаю, что свою казну Борис Годунов на Соловки никогда не привозил и уж тем более не прятал…

— А как же откровения англичанина Горсея?

— Обыкновенная дезинформация, чтобы замести следы. Не забывайте, Борис Годунов был неординарной личностью. Из простого стольника, прислужника при столе государя Ивана Грозного, он сам стал царем. Главной же его чертой было то, что говорил он всегда одно, а делал совершенно другое. Обещал, например, что боярина Шуйского, претендента на царский престол, просто сошлют в монастырь. И свое слово сдержал — Шуйский действительно беспрепятственно уехал. Но по дороге на новое ПМЖ задохнулся от угара на съезжей избе в Каргополе. Так было со многими противниками Бориса. Их умерщвляли тихо, с оказией, без приложения рук. Годунов активно торговал с иноземцами. Поэтому рассказ Горсея о тайне Соловецких островов, напичканных царскими кладами, очевидно, стоит признать всего лишь ловким дипломатическим ходом в сложной политической игре. Действительно, что, Годунов с ума сошел, чтобы говорить о личных кладах англичанину, которого открыто обвиняли во взяточничестве и уличили в лживых описаниях Англии в России и России в Англии?! Царь мог сказать Джерому Горсею про Соловки лишь для того, чтобы проследить путь своей дезинформации. Обычный прием разведки и контрразведки. Тем паче что Борис Годунов знал, что Иван Грозный уже хвастал Горсею «своим» кладом на тех же Соловках. Фактически ко времени разговора с Годуновым англичанин Горсей (предполагаемый английский шпион) уже был хорошо подготовлен, чтобы заглотить наживку.

— А было ли Годунову вообще что прятать?

— Сказать, что Борис Годунов был беден как церковная мышь и врал про свои богатства, никак нельзя. По подсчетам того же Горсея, царь со своих уделов, вотчин и доли в военной добыче имел 170 000 рублей в год! Цифра немыслимая по тем временам. Купец Флетчер оценивал доходы Годунова скромнее — до 100 000 рублей в год. А таких годов у Годунова было 15. Современные олигархи — вот кто церковная мышь по сравнению с ним. Даже если предположить, что у царя имелось добра на один миллион рублей теми деньгами, то в современном долларовом эквиваленте выходит не меньше полутриллиона долларов. Кстати, и Горсей, и Флетчер — каждый по отдельности — докладывали королеве Англии Елизавете об огромных богатствах русского царя и его желании оказаться с этими сокровищами в Англии.

— Ну и где же могут быть 500 миллиардов долларов Бориса Годунова?

— В отличие от Ивана Грозного, Годунов, указывая «по секрету» на свои тайные кладовые на Соловецких островах, заведомо знал, что его словам можно верить, но их никак нельзя проверить. Тем более задумай Годунов бежать, у него был бы зеленый коридор — шведы или англичане тут же дали бы корабль, а литовцы — свободный проход до побережья Балтики через Псков. Так что свои сокровища правитель Руси всегда держал при себе.

— Под подушкой?

— Разумеется, нет! Все биографы Бориса Годунова пропускают одну важную деталь в его жизни. Дело в том, что после смерти Ивана Грозного и во время правления его сына Федора Иоанновича, а затем уже при своем правлении Годунов никогда не покидал Москву! Фактически он 20 лет безвылазно сидел в столице! Его личное подворье находилось в Кремле, за толстыми стенами и за серьезной охраной. Только во время «битвы за шапку Мономаха» Борис Годунов покинул Кремль, когда укрывался в Новодевичьем монастыре у своей сестры. А вот сразу после коронации Борис выехал на два месяца во главе большой армии на реку Оку, дабы противостоять «крымскому нашествию». Правда, самого нашествия не было и в помине!

— Зачем тогда вояж?

— Годунову не нужны были конкуренты в претензиях на престол. Архитектор Федор Конь выстроил тогда на Оке великолепный шатровый город, в котором новоизбранный царь пировал два месяца. Потом вернулся в Москву. Зачем нужен был этот «поход», понятно. Хитрейший политик просто имел повод «в походе» сместить старых и великих бояр с военных постов, заменив их мелкопоместными и малознаемыми людьми. Впоследствии они по гроб жизни были преданы новому царю. Выведя из Москвы на Оку всех соображающих и власть имущих людей, царь поручил своим подданным (вернее всего, немецким рейтарам из личной и особо преданной ему охраны) незаметно перевезти его огромные личные богатства в Новодеви-чий монастырь.

— Значит, все-таки Новодевичий монастырь?

Кладоискателям следует поискать чертежи и планы Новодевичьего монастыря тех лет и внимательно проанализировать, что и где изменилось.
Кладоискателям следует поискать чертежи и планы Новодевичьего монастыря тех лет и внимательно проанализировать, что и где изменилось.

— Да, и объясню почему. Сестра царя Ирина Федоровна, вдова царя Федора Иоанновича, став инокиней Новодевичьего монастыря, располагала поистине царскими апартаментами. Были у затворницы Ирины свой немаленький штат (повара, слуги, виночерпии) и отдельное питание. Среди помещений, бывших в ее распоряжении, имелись и такие, о которых никто ничего не знал. Скорее всего, в эпоху Бориса Годунова Новодевичий монастырь для инокини Ирины ломали и перестраивали. Поэтому кладоискателям следует поискать чертежи и планы Новодевичьего монастыря тех лет и внимательно проанализировать, что и где изменилось. Тем более монастырь в те годы представлял собой великолепную крепость, не уступающую по своим боевым и оборонным характеристикам знаменитой Троице-Сергиевой лавре.

— Царь не боялся, что казну могут выкрасть?

— Думаю, нет — в монастыре за ней присматривала инокиня Ирина. Кстати, к чести русского царя следует отметить, что часть своих личных средств он истратил в тот год, когда в связи с неурожаем цена на хлеб поднялась в 18 раз! Борис скупал у наглых перекупщиков зерно по высокой цене (80 копеек за пуд!) и продавал народу по две копейки за пуд (16 кг). Иногда и просто так давал людям деньги на хлеб. Так, в Смоленске им было роздано более 20 000 рублей, а в Москве — в пять раз больше! Чтобы вы поняли цену тех денег, скажу, что баран стоил 16 копеек, гусь — три копейки, а десяток стерлядей (в руку величиной) — четыре копейки серебром. Вяленые щуки (тоже десяток и тоже с руку величиной) стоили копейку. Ими можно было питаться семье из четырех человек полмесяца.

Я уверен, что Новодевичий монастырь должен стать основным местом поиска клада Бориса Годунова. Кто знает толк в архитектуре старинных гигиенических комнат, тот поймет, о чем я говорю. Не один державный клад в Москве был замаскирован под «нужной» чулан.

Ваши комментарии

avatar
  Подписка  
Оповещать