Подводный флибустьер фон Реттель

0
3999

Утром 9 мая 1945 года корветтен-капитан Пауль фон Реттель, командир немецкой подводной лодки U-2670, топивший транспорты союзников в Атлантике, получил шифровку из штаба флота. В ней сообщалось о смерти фюрера, капитуляции Германии и приказе гросс-адмирала Деница всем кораблям прекратить боевые действия, поднять белые флаги и следовать в ближайшие порты стран-победительниц.

Переход в «партизаны»

Реттель решил продолжать войну. О шифровке, а также о своих планах он сообщил только офицерам.

13 мая у западного побережья Африки U-2670 встретилась с подлодкой снабжения. Увидев над ней белое полотнище, Реттель спустился в рубку и включил микрофон. «Внимание, говорит командир! Важное сообщение», — разнеслось по отсекам.

Корветтен-капитан сообщил о капитуляции Германии и смерти Гитлера. «Но война не закончена, — добавил он. — Ее продолжает наш доблестный союзник — Япония, и все немцы, верные делу рейха и идеям фюрера, должны к ней присоединиться. Мы продолжим борьбу и до конца выполним свой долг. Хайль Гитлер!»

Реттель уговорил командира лодки-снабженца отпустить ему воды, топлива и провианта сверх положенных норма-тивов и отдать весь запас боеприпасов и торпед, уклоняясь от ответов на его недоуменные вопросы. В тот же день U-2670 отправилась вдоль побережья Африки на юг, в собственный боевой поход.

Почин пиратства

Вечером 20 мая 1945 года аргентинский танкер «Кристобаль» огибал мыс Доброй Надежды. Около 22:00 вахтенный помощник капитана заметил по правому борту мерцающий огонек — сигнал бедствия азбукой Морзе. Прожекторы высветили две шлюпки, забитые людьми. Когда они поднялись на палубу, стало видно, что руки и головы у многих перевязаны кровавыми тряпками.

И вдруг спасенные разбежались, окружая аргентинских моряков. Блеснули стволы выхваченных из-под одежды пистолетов и автоматов.

— Руки вверх! Не двигаться! — выкрикнул по-английски старший офицер Штробель, возглавлявший группу захвата. Пираты согнали команду танкера на носовую часть палубы. Штробель посигналил фонариком, и к «Кристобалю» подошла U-2670. Механики присоединили шланги, включили насосы, и в топливные емкости субмарины полилась солярка, а бригада «снабженцев» стала очищать кладовые от съестных припасов, а каюты и кубрики — от денег и ценностей. Сейф судовой кассы подорвали гранатой.

Когда топливные цистерны субмарины заполнились и на нее перенесли награбленное, Реттель приказал «спасенным» вернуться на борт лодки, не выключая перекачивающие насосы танкера. На поверхности воды вокруг него появилось пятно солярки.

U-2670 отошла от «Кристобаля» на полмили. Реттель развернул ее носом к танкеру и выпустил торпеду. После взрыва судно и море вокруг него мгновенно превратились в гигантский пылающий факел. Корветтен-капитан никогда не оставлял в живых ни одного свидетеля.

Удачная встреча

После четырех недель плавания в «ревущих» сороковых широтах субмарина подошла к берегам Австралии. Следующие два месяца U-2670 разбойничала в южной части Тихого океана, между Новой Зеландией, островами Фиджи и Кука. Сообщение о капитуляции Японии радист субмарины принял 2 сентября 1945 года. Стало ясно, что уже нет смысла прорываться к ее берегам.

Вскоре пираты напали на филиппинский теплоход, шедший из Новой Зеландии на Фиджи. После перекачки горючего и грабежа бандиты уже собрались топить судно и его экипаж, как вдруг…

— Привет, Реттель! Как поживаешь?

— Билленфельд?! Вот так встреча!

Реттель познакомился с Билленфельдом, крупным теневым дельцом, в Гамбурге еще до войны. Тогда они вместе провернули ряд прибыльных операций. Результатом же нынешней встречи стало коренное изменение планов предводителя пиратов. Билленфельд, владелец захваченного теплохода, предложил вместе заняться контрабандой на Тайване. Безопасность субмарины будет обеспечена ее формальной принадлежностью к ВМС Чан Кайши. Команда U-2670 встретила новые планы своего командира с восторгом.

До осени 1949 года U-2670, ставшая подводным извозчиком, «трудилась» у берегов Юго-Восточной Азии. Билленфельд не обманул Реттеля. Заработки были отличными, у пиратов появились солидные счета в банках Сингапура, Гонконга и Австралии. Но в одну из осенних ночей U-2670 пришлось спешно уйти из Кантона — в город внезапно ворвались отряды китайской Красной армии. Вместе с субмариной, успев погрузить на нее крупную партию наркотиков, покинул Кантон и Билленфельд.

Неожиданный визит на тайную базу

Атолл Ванаранга — один из необитаемых островков Полинезии. Команда U-2670 превратила его в свою базу, хорошо замаскированную и оборудованную. Билленфельд же обосновался в Тайбэе, столице Тайваня. Оттуда на Ванарангу шла информация о маршрутах, датах отплытия судов и перевозимых ими грузах.

Однажды днем у атолла бросило якорь неизвестное судно. По рации с него передали условный сигнал и сообщили, что прибыл человек от Билленфельда. С берега за гостем вышла моторная лодка.

— Лейтенант Иосуки из Королевского военно-морского флота, — представился Реттелю молодой человек с желтоватым цветом кожи и раскосыми глазами.

— А мы ведь знакомы, — напомнил Реттель. — Встречались года полтора тому назад в Макао, вы были там вместе с Билленфельдом.

— У вас отличная память, капитан, — склонился в полупоклоне японец.

Лейтенант прибыл с важным сообщением от Билленфельда: из Порт-Вила выйдет французская шхуна «Флер де Сюд» с крупной суммой денег для банка в Нумеа, на Новой Каледонии. На шхуне будет вооруженная охрана, подчеркнул он.

Когда судно с лейтенантом скрылось из виду, Реттель приказал связаться с Билленфельдом. Тот редко прибегал к услугам посыльного. Правда, он знал Иосуки, босс часто отзывался о нем с похвалой. И все же…

Рация Билленфельда не отвечала, и Реттель, подавив беспокойство, стал готовиться к будущей операции. Даже если это и ловушка, он сумеет в нее не попасть.

Победа «без шума и пыли»

Двое суток U-2670 караулила шхуну на предполагаемом пути ее следования. За это время Реттель несколько раз без-успешно пытался связаться с Билленфельдом. Тревога корветтен-капитана усиливалась. Наконец, в полдень на третьи сутки на горизонте показался белый корпус шхуны.

Реттель уже давно перестал уничтожать добычу торпедами. У него появилось более «элегантное» средство — газовая пушка. Ствол в виде сопла специального профиля и высокое давление подаваемого туда газа вкупе с системой наведения позволяли направлять газовую струю точно в намеченную зону на расстояние до нескольких десятков метров. Поражающим средством служил усыпляющий газ, поставляемый вездесущим Билленфельдом.

До темноты субмарина следовала за шхуной в отдалении, а с заходом солнца догнала ее и на электромоторах бесшумно пошла рядом с ней.

Реттель приказал приготовить газомет, надеть противогазы и открыть клапан. Прошло с полчаса, и «Флер де Сюд» начала рыскать то вправо, то влево. В конце концов, ее развернуло носом к ветру.

— Группа захвата, приготовиться к высадке!

U-2670 подошла к шхуне. Пираты в противогазах поднялись на палубу. Повсюду лежали люди без признаков жизни. Забрав мешки с банкнотами и ценные вещи, грабители заперли спящих в помещениях, а затем покинули шхуну, предварительно открыв в трюмах кингстоны. Судно стало медленно тонуть.

Вскрыв один из опечатанных мешков, Реттель убедился, что его подозрения были напрасными. Разве стал бы японец устраивать ловушку и одновременно одаривать их таким богатством?

Захват базы

А накануне днем на пляже атолла Ванаранга шел неторопливый разговор между двумя лейтенантами: Клаусом, оставленным Реттелем на базе за старшего, и Иосуки, вдруг снова появившимся здесь. Поначалу все было как в прошлый раз: вызов базы по радио, пароль, отправка к судну шлюпки с двумя матросами. Только теперь, когда шлюпка вернулась, японца сопровождали не посланные за ним люди, а десяток желтолицых парней с автоматами. Они мгновенно разоружили подводников, заняли все ключевые точки базы, а радиста, попытавшегося включить передатчик, пристрелили.

Иосуки предложил Клаусу и его людям перейти на службу к новому хозяину, сообщив, что Билленфельд погиб при невыясненных обстоятельствах. После недолгих раздумий тот принял предложение…

Подстава

Следующей ночью U-2670 приблизилась к своему атоллу, и радист стал в-зывать базу. Ответа не было. «Значит, опять тайком пронесли спиртное, и теперь дрыхнут», — проворчал Реттель. Он стал высматривать сигнальный огонь, который должен в ночное время указывать вход в лагуну. Вскоре показался мелькающий свет фонаря на покачивающейся в волнах шлюпке. «Хорошо, что хоть об этом Клаус не забыл», — подумал Реттель.

U-2670 устремилась к проходу. На мостике стояли Реттель, Штробель и двое впередсмотрящих. Когда гул прибоя впереди стал оглушительным, они поняли, что лодка идет в ловушку, но было уже поздно.

Субмарина на полном ходу врезалась в рифы, смявшие носовую часть и пропоровшие днище, а набежавшая затем волна отбросила ее обратно в океан. Из членов команды, находившихся внизу, спаслись только трое.

Утром стало ясно, что база разгромлена, оборудование разбито, а склады с припасами уничтожены. Шлюпка с сигнальным фонарем стояла на якоре в лагуне напротив самых опасных рифов. Проход находился метров на двести дальше.

Спасение

Четыре месяца семеро уцелевших пиратов жили на острове в построенной из обломков хижине, непрерывно поддерживая с трудом добытый огонь и питаясь найденными остатками продуктов и молоком кокосовых орехов.

Спасли их подошедшие к атоллу на парусной лодке туземцы, заметившие в сумерках костер на берегу. С ними бывшие пираты добрались до Сувы, где имелось и несколько банков. Здесь спасшиеся из жалких оборванцев мгновенно превратились в богачей — для доступа к счетам им было достаточно личной подписи.

Спустя несколько недель среди пассажиров авиалайнера, вылетавшего из Сиднея в Буэнос-Айрес, находились семеро элегантных джентльменов с панамскими паспортами. Темнокожую стюардессу, с улыбкой встречавшую пассажиров, поразили их серые, ничего не выражавшие лица и пустые глаза.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here