Роковая мошенница

1143

До революции барышням старались привить благородные манеры и дать хорошее образование. Девушек учили Закону Божьему, иностранным языкам, арифметике, шитью, музыке, умению вести хозяйство. Все это блестяще освоила Ольга Сегалович, но кто научил ее виртуозно врать и вытягивать деньги из простаков?! Дочь ювелира настолько преуспела в этой «науке», что составила достойную конкуренцию самой Соньке Золотой Ручке.

Из пешек в дамки

В начале 60-х годов XIX века ювелир Григорий Сегалович открыл в Царском Селе филиал французской ювелирной фирмы и стал поставщиком украшений для высшего петербургского общества. Богатый еврей мог позволить себе определить двух старших дочерей, Ольгу (родилась в 1869 году) и Марию, в Институт благородных девиц. Но, когда пришло время выходить замуж, Ольга с горечью осознала, что не может рассчитывать на брак с дворянином из-за своего происхождения. Девушка страшно завидовала подружкам из дворянских семей. Крест на ее мечтах поставили пошатнувшиеся дела отцовской фирмы.

Альберт Генрихович Цабель своему окружению говорил, что взял «презрелую» девицу в жены из сострадания.
Альберт Генрихович Цабель своему окружению говорил, что взял «презрелую» девицу в жены из сострадания.

Промаявшись до 25 лет и потеряв надежду составить выгодную партию, Оля ответила согласием профессору, арфисту и композитору Альберту Генриховичу Цабелю. Последний водил дружбу с отцом и был на 34 года старше молодой. Своему окружению профессор говорил, что взял «презрелую» девицу в жены из сострадания. В скором времени он пожалел о своем благородном поступке. Перебравшись с мужем в Петербург, красавица зажила на широкую ногу. Покупала обновки от лучших домов моды, завела блестящий экипаж и чуть ли не каждую неделю устраивала балы. У ее ног постоянно вились толпы поклонников. Цабель погряз в долгах и через 7 лет подал на развод.

Аппетит приходит во время еды

Ольга недолго горевала. Вскоре в ее сети угодил статский советник Алексей Михайлович Штейн, владелец большого особняка на Литейном. Денег у него было немного, зато он водил дружбу с сильными мира сего. Недавняя провинциалка оказалась в своей тарелке: светские рауты со сливками высшего общества, дорогие туалеты, внимание высокопоставленных особ мужского пола. Но, как той старухе из сказки о золотой рыбке, ей этого было мало.

Оленька попросила мужа по-знакомить ее со всемогущим обер-прокурором Синода Победоносцевым.
Оленька попросила мужа по-знакомить ее со всемогущим обер-прокурором Синода Победоносцевым.

Оленька попросила мужа познакомить ее со всемогущим обер-прокурором Синода Победоносцевым. Константин Петрович посетил чету Штейн и остался доволен: Ольга весь вечер разоблачала безнравственность общества. С тех пор Победоносцев стал частым гостем в доме Штейнов.

После Победоносцева к Штейнам зачастили сенаторы, тайные советники, градоначальники… Но, несмотря на дружбу с влиятельными людьми, денег красотке катастрофически не хватало. Гениальный план по обогащению возник случайно: во время чтения газеты она обратила внимание на объявления о найме на работу под залог. До революции существовала такая практика: потенциальный служащий вносил залог и получал выгодное место. В мае 1902 года Ольга Штейн разместила в газете «Новое время» объявление: «Коммерческая фирма ищет опытного и честного управляющего с хорошими рекомендациями». И тут же на пороге ее дома возник первый претендент — Иван Свешников. Он заплатил ей залог в 45 тысяч рублей и получил престижную должность управляющего золотыми приисками в Сибири. Условия работы были более чем выгодные: 300 рублей ежемесячно и большой процент от прибыли. Свешников отправился в Сибирь — на «работу». А Штейн стала «принимать» все новых и новых соискателей, получая от каждого залог. Кроме того, она устраивала благотворительные балы и лотереи в пользу богоугодных заведений, не жертвуя никому ни копейки. Деньги потекли рекой. Но вот досада: через некоторое время из Сибири вернулся несостоявшийся управляющий Свешников. Слугам было велено не пускать его в дом. Точно так же обходились и с другими обманутыми «соискателями». Никто из них не обращался в прокуратуру, боясь высоких покровителей милой Оленьки. Самым вопиющим случаем стала история почтенного старика Петра Девятого, который занял 4 тысячи рублей, чтобы получить место завхоза лазарета. Оставшись ни с чем, бедняга умер от сердечного приступа на руках у дочери.

Суд

Авантюристка крутила деньгами лучше любого банкира: перезакладывала драгоценности, оказывала посреднические услуги, торговала якобы подлинными шедеврами Рубенса, золотыми слитками и даже ворованными автомобилями.
Авантюристка крутила деньгами лучше любого банкира: перезакладывала драгоценности, оказывала посреднические услуги, торговала якобы подлинными шедеврами Рубенса, золотыми слитками и даже ворованными автомобилями.

Авантюристка крутила деньгами лучше любого банкира: перезакладывала драгоценности, оказывала посреднические услуги, торговала якобы подлинными шедеврами Рубенса, золотыми слитками и даже ворованными автомобилями. Однако над талантливой мошенницей уже сгущались тучи. Нашелся смелый человек — Кузьма Саввич Марков. Ольга Штейн выманила у него 5 тысяч рублей залога и отправила в Европу для поисков подходящего замка — якобы для себя самой. В течение нескольких месяцев доверчивый Марков колесил по загранице, добросовестно описывая замки и посылая отчеты «работодательнице». Ответа, правда, никогда не получал, как, впрочем, и жалованья. Оставшийся без денег Марков вернулся в Петербург благодаря помощи русского консула в Румынии. Марков не побоялся сообщить в прокуратуру о проделках госпожи Штейн, и на нее открыли уголовное дело, которое взялся вести опытный прокурор М. И. Крестовский. Он собрал компрометирующую информацию о похождениях авантюристки и передал их знакомому журналисту из «Петербургского листка». Благодаря связям Штейн надавила на главного редактора издания, и разоблачительная статья не вышла, а журналиста взяли под стражу. Однако Крестовский был не робкого десятка, сам разыскал всех пострадавших от действий мошенницы и выбил из них показания. Одна за другой в газетах стали выходить изобличающие ее материалы. 13 августа 1906 года Ольга Штейн была арестована. Ей на помощь поспешил всесильный Победоносцев, и обманщицу выпустили на свободу. Но обер-прокурор Синода тяжело заболел, а через полгода скончался. Крестовский добился того, чтобы госпожу Штейн снова посадили в Дом предварительного заключения. 4 декабря началось судебное разбирательство, наделавшее в обществе много шума. Только свидетелей и потерпевших набралось 120 человек. Штейн грозила каторга в Сибири.

За содействие побегу Пер-гамента привлекли к суду чести, после чего он покончил с собой. Ему был 41 год.
За содействие побегу Пер-гамента привлекли к суду чести, после чего он покончил с собой. Ему был 41 год.

Ее выручил поклонник — депутат Государственной думы Осип Яковлевич Пергамент: организовал ей зеленый коридор через Финляндию, чем беглянка и воспользовалась. На имя Пергамента из Нью-Йорка стали поступать письма от некоей Амалии Шульц с просьбой о переводе денег. По просьбе российских властей американская полиция задержала преступницу и препроводила на родину, где она получила 16 месяцев тюрьмы. За содействие побегу Пергамента привлекли к суду чести и лишили права заниматься адвокатской деятельностью, после чего он покончил с собой. Ему был 41 год.

Неугомонная

Выйдя на свободу в 1908 году, госпожа Штейн стала искать новые способы заработка. А уже в октябре 1915 года состоялся новый судебный процесс, в ходе которого баронессу Ольгу фон дер Остен-Сакен осудили на 5 лет. Это была, конечно же, легендарная авантюристка Ольга Штейн. За 7 лет

Оля преуспела: похоронила мужа, фиктивно вышла замуж за нищего барона из знатного рода, изменила фамилию и выманила деньги у доверчивых чиновников средней руки. 21 февраля 1916 года баронесса отправилась в тюрьму. Но ей в некотором смысле повезло — произошла революция, и ее амнистировали. С новой властью шутки были плохи, мошеннице приходилось быть осторожней, но тяга к приключениям не давала покоя. В 1920 году Ольга Григорьевна по приговору Петроградского революционного трибунала была отправлена в костромскую колонию за махинации. Там она соблазнила начальника тюрьмы Кротова и с его помощью добилась сокращения срока. В Москву пройдоха прибыла вместе с любовником, который считал, что заслуживает в этой жизни большего. Парочка получала деньги по подложным документам, обводя вокруг пальца доверчивых советских граждан. От дармовых денег и красивой жизни у Кротова сорвало крышу, и он угнал государственный автомобиль. Но попал в засаду и в перестрелке был убит, а на руках Штейн снова щелкнули наручники. Ей и на этот раз удалось выкрутиться! Она жалостливо рассказывала чекистам, что Кротов ее насиловал и заставлял совершать противоправные действия. За свои делишки она получила лишь год условно. После этого след великой авантюристки затерялся. Говорили, последние годы она торговала на рынке квашеной капустой.

Подписка
Оповещать
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии