Разбитые Красной армией и оказавшиеся за пределами России, лидеры Белого движения вовсе не считали свою борьбу оконченной и не уставали выступать с громкими заявлениями о скором новом освободительном походе. Большевики решили не рисковать и принялись вычеркивать своих врагов из политической жизни одного за другим. Их обманом выманивали на территорию Советской России, где арестовывали и судили, склоняли к возвращению в СССР, выкрадывали. Но чаще всего ликвидировали прямо на месте. Первой такой операцией ЧК, завершившейся успехом, было убийство атамана Дутова.

Непростой казак

Атаман Оренбургского казачества Александр Ильич Дутов был не из простых казаков. Родился в 1879 году в семье казачьего генерала, окончил Оренбургский кадетский корпус, затем Николаевское кавалерийское училище, а в 1908 году Академию Генерального штаба. К ноябрю 1917 года полковник Дутов имел за плечами две войны (Русско-японскую и Германскую), ордена, ранения, контузию. Был очень популярен среди казаков, которые выбрали его делегатом на II Общеказачий съезд в Петрограде, а затем председателем Совета Союза казачьих войск.

Огромная территория Оренбургской губернии была очищена от большевиков, и хозяином здесь стал казачий атаман Дутов и его Оренбургская армия.

Воевать с большевиками оренбургский казачий атаман Дутов начал с первого же дня. 8 ноября 1917 года он подписал приказ о непризнании в Оренбургской губернии совершенного большевиками в Петрограде переворота и взял на себя всю полноту государственной исполнительной власти.

Огромная территория Оренбургской губернии была очищена от большевиков, и хозяином здесь стал казачий атаман Дутов и его Оренбургская армия.

Адмирал Колчак: спаситель России или диктатор?

В ноябре 1918 года он безоговорочно признал власть Колчака, считая, что во имя общей победы нужно жертвовать личными амбициями.

В сентябре 1919 года армия Колчака окончательно выдохлась. Одно военное поражение следовало за другим. Разгромлена была и Оренбургская армия.

2 апреля 1920 года Дутов и остатки его войска (около 500 человек) перешли российско-китайскую границу. Сам атаман обосновался в приграничной крепости Суйдун, большая часть казаков осела в близлежащем городе Кульджа.

Поражение — не разгром

Дутов сразу же заявил: «Борьба не закончена. Поражение — это еще не разгром» — и издал приказ об объединении всех антибольшевистских сил в Оренбургскую отдельную армию. Его слова «Я выйду умирать на русскую землю и обратно в Китай не вернусь!» стали знаменем, под которое собирались оказавшиеся в Китае солдаты и офицеры.

Для туркестанских чекистов Дутов стал проблемой №1. Ячейки белого подполья были обнаружены в Семиреченской области, Омске, Семипалатинске, Оренбурге, Тюмени. В городах находили дутовские воззвания: «К чему стремится атаман Дутов?», «Обращение к большевику», «Слово атамана Дутова к красноармейцам», «Обращение к населению Семиречья», «Народам Туркестана» и т. п.

В июне 1920 года восстал против советской власти гарнизон города Верный (Алма-Ата). В ноябре поднял мятеж 1 -й батальон 5-го пограничного полка, был захвачен город Нарын. Ниточки от всех разгромленных подпольных организаций и подавленных мятежей вели в пограничную крепость Суйдун к атаману Дутову.

Осенью чекисты перехватили эмиссара Дутова, отправленного в Фергану. Оказалось, что атаман ведет переговоры с басмачами об одновременном наступлении на Советскую Россию. В случае первых успехов совместного наступления Оренбургской отдельной армии и «воинов Аллаха» в игру мог включиться Афганистан.

В недрах ЧК возникла дерзкая идея выкрасть атамана Дутова и судить его открытым пролетарским судом. Но кто сумеет выполнить задание? Стали искать такого человека. И нашли.

«Князь» Чанышев

Касымхан Чанышев родился в приграничном городе Джаркенте (29 км от границы) в богатой татарской семье. Считался потомком князя или даже хана. В течение десятилетий купцы Чанышевы вели контрабандную торговлю с Китаем опием и пантами оленьих рогов, знали тайные тропы через границу, имели сеть поставщиков и информаторов. Касымхан был отчаянно смел и сам неоднократно ходил через границу. Кроме родного татарского, знал еще русский и китайский. Был правоверным мусульманином, чтил законы шариата и еще до революции совершил хадж в Мекку. Никто бы не удивился, если бы Касымхан в революцию стал одним из лидеров басмаческого движения. Но жизнь порой выкидывает удивительные коленца.

В 1917 году Касымхан примкнул к большевикам, а в 1918-м сформировал из своих джигитов отряд Красной гвардии, захватил Джаркент, установил в нем советскую власть и взял на себя хлопотную должность начальника уездной милиции. Правда, это не спасло многочисленную родню новоявленного большевика от раскулачивания. У отца Ка-сымхана конфисковали сады, а родной дядя — уважаемый богатый купец — был вынужден перебраться в Китай. Словом, по мысли чекистов, Чанышев вполне годился на роль обиженного на советскую власть, а его должность начальника милиции должна была стать той наживкой, на которую клюнет атаман Дутов.

Операция началась

В сентябре 1920 года Чанышев с несколькими джигитами совершил свою первую ходку в Кульджу. Предполагалось, что там Касымхан встретится с Миловским — бывшим городским головой Джаркента (когда-то его и Чанышева связывали торговые дела). Дальше, по распоряжению ЧК, ему следовало действовать по обстоятельствам.

Через несколько дней Чанышев вернулся. Его доклад безмерно обрадовал чекистов. Касымхан сумел не только встретиться с Миловским, но и вышел на контакт с полковником Аблайхановым. Последний выполнял при Дутове функции переводчика и пообещал Ча-нышеву организовать встречу с атаманом.

Еще пять раз ходил через границу Чанышев. Дважды встречался с Дутовым, сумел убедить того в своей нелюбви к советской власти, в существовании в Джаркенте подпольной организации, передал некоторое количество оружия и устроил на работу в милицию человека атамана — некоего Нехорошко. Один из джигитов Чанышева — Махмуд Ходжамиаров — регулярно доставлял послания от Нехорошко в Суйдун: шпион докладывал, что в Джаркенте все готово и только ждут атамана, чтобы начать восстание. Как только дутовцы перейдут границу, милиционеры Чанышева захватят город, сдадут его и сами примкнут к Дутову.

В свою очередь чекисты получали сведения о силах, которыми располагал Дутов. И сведения эти были тревожными.

Планы меняются

По данным Чанышева, в распоряжении атамана были 5-6 тысяч штыков, два орудия, четыре пулемета. В Кульдже Дутов организовал завод по изготовлению винтовочных патронов. Оренбургская отдельная армия была вовсе не мифом, как надеялись некоторые. Кроме того, в Пржевальске, Талгаре, Верном, Бишкеке, Омске, Семипалатинске Дутов имел связь с подпольными организациями, готовыми поднять мятеж по его сигналу.

В начале января 1921 года в Пегановской волости Ишимского уезда произошло несколько столкновений крестьян с бойцами продотрядов. За несколько дней волнения охватили весь уезд и перекинулись в соседний Ялуторовский. Это было начало Западно-Сибирского восстания, которое вскоре затронуло Тюменскую, Омскую, Челябинскую и Екатеринбургскую губернии…

В ЧК решили, что далее медлить нельзя. На плане выманить Дутова на территорию Советской России, захватить в плен и судить «беспощадным пролетарским судом» поставили крест. Решили ограничиться ликвидацией.

31 января группа из шести человек перешла советско-китайскую границу. У Чанышева, старшего в группе, был приказ ликвидировать Дутова, и как можно скорее. А чтобы у Касымхана не возникло соблазна остаться в Китае, не выполнив задания, в Джаркенте были арестованы девять его родственников.

Несколько дней Чанышев и его джигиты кружили вокруг Суйдуна, надеясь подкараулить Дутова вне крепости. Но посланец, приехавший из Джаркента, передал: если до 10 февраля Чанышев не осуществит ликвидацию, заложники будут расстреляны. Для Касымхана не оставалось другого выхода, кроме как провести акцию в самой крепости.

Смерть атамана

Вечером 6 февраля группа всадников въехала через открытые ворота в Суйдун. Здесь они разделились. Один остался у ворот. Его задачей было не дать караульным закрыть ворота, чтобы ликвидаторы могли беспрепятственно уйти. Двое спешились и заняли позиции недалеко от дома Дутова: они должны были прийти на помощь основной группе в случае, если что-то пойдет не так. Часовой спросил: «Кто?» — «Атаману Дутову письмо от князя».

Махмуд Ходжамиаров и Куддук Байсмаков уже не однажды доставляли Дутову донесения из Джаркента, их знали в лицо. Часовой отпер ворота. Троица спешилась. Один остался с лошадьми перед воротами, двое прошли во двор. Байсмаков затеял разговор с часовым, а Ходжамиаров в сопровождении ординарца вошел в дом. «От князя!» — он протянул Дутову письмо.

Атаман сел за стол, развернул записку и начал читать: «Господин атаман, хватит нам ждать, пора начинать, все сделано. Готовы. Ждем только первого выстрела, тогда и мы спать не будем». Дутов дочитал и поднял глаза: «А что же князь сам не приехал?».

Вместо ответа Ходжамиаров выхватил из-за пазухи револьвер и выстрелил в атамана в упор. Дутов упал. Вторая пуля — в лоб ординарцу. Третья — в лежащего на полу атамана. Стоявший у ворот часовой обернулся на выстрелы, и в этот момент Байсмаков ударил его в спину ножом. Ликвидаторы выбежали на улицу, вскочили на коней и понеслись вскачь по улицам Суйдуна.

Последняя точка в операции

Казаки, бросившиеся искать убийц атамана, никого не нашли. И неудивительно, поскольку дутовцы бросились в сторону советско-китайской границы, а Чанышев с джигитами поскакали в обратную сторону — в Кульджу. Там у дяди они намеревались отсидеться несколько дней, справедливо полагая, что возвращаться в Советскую Россию, не зная наверняка, убит Дутов или только ранен, им пока рано.

Атаман Дутов умер 7 февраля в 7 часов утра от внутреннего кровоизлияния в результате ранения печени. Его и двух погибших с ним казаков — часового Маслова и ординарца Лопатина — похоронили в предместье Суйдуна на католическом кладбище. Играл оркестр. Казаки, провожавшие в последний путь своего атамана, плакали и клялись отомстить. Через несколько дней после похорон могила атамана была осквернена: неизвестные выкопали тело и обезглавили его.

11 февраля Чанышев вернулся в Джаркент со стопроцентным доказательством выполнения задания — головой Дутова. Заложники были освобождены. А в Москву ушла телеграмма о ликвидации одного из самых опасных врагов советской власти.

Клим Подкова

По делам тебе и награда

Чекисты отблагодарили убийц Дутова. Ходжамиаров получил из рук Дзержинского золотые часы и маузер с гравировкой «За лично произведенный террористический акт над атаманом Дутовым товарищу Ходжамиарову». Чанышев, как непосредственный руководитель операции, — золотые часы, именной карабин и охранную грамоту за подписью чекиста страны №2 Петерса: «Предъявитель сего товарищ Чанышев Касымхан 6 февраля 1921 года совершил акт, имеющий общереспубликанское значение, чем спас несколько тысяч жизней трудовых масс от нападения банды, а поэтому требуется названному товарищу со стороны советских властей внимательное отношение и означенный товарищ не подлежит аресту без ведома Полномочного представительства».

Увы, высокие награды не спасли вышеозначенных товарищей от чистки в эпоху Большого террора. Ходжамиаров был расстрелян в 1938 году. А несколькими годами раньше попал под смертельный каток репрессий Чанышев. Не помогла ему и охранная грамота: Петерс, подписавший ее, сам оказался врагом народа и был расстрелян.

Первый блин комом

Образцовой операцию по ликвидации Дутова нельзя считать никак. Успешное ее завершение было результатом удачного стечения обстоятельств и отчаянной импровизации непосредственно на месте. Но чекисты быстро учились. Затем последовали акции в отношении Кутепова и Миллера, Савинкова и Коновальца, Бандеры и многих других, которые дилетантскими уже никак не назовешь…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here