«Фараон» из Вечного города

В пирамиде Цестия хранится прах основателя Рима?

1938
Иллюстрация: utopia, green city of pyramids by AlexanderFriedl

Традиционно считается, что пирамиды являются принадлежностью древнеегипетской культуры. Гигантские сооружения Хеопса, Хефрена, Микерина, входящие в комплекс Великих пирамид, являются незабвенными символами могущественных фараонов.

Пирамиды, эти загадочные каменные титаны прошлого, были принадлежностью не только цивилизации Нила — нечто подобное существует и в других местах. Например, в Риме в I веке до нашей эры появилась своя пирамида, которая получила имя ее создателя Цестия, претора и судьи.

Однако эта пирамида связана также с именем одного из основателей города — Рема, убитого родным братом Ромулом.

В песках Нубии

Пирамида Цестия
Пирамида Цестия

Как известно, экспансия Рима затронула множество стран. Римские солдаты на севере добрались до Британии, на западе — до берегов Испании, до индийских гор на востоке, но самым притягательным местом для них, судя по всему, было южное направление. Загадочный Карфаген, Египет и страны Магриба были для повелителей Вечного города чем-то вроде мифического Эльдорадо.

Древний Египет пал к ногам Рима в 30 году до нашей эры, после смерти Клеопатры и Марка Антония. Пирамиды, египетская роскошь и великая культура навсегда поразили воображение европейских завоевателей. Но помимо Египта, в глубине Африканского материка лежали не менее загадочные страны и города — например, сказочная Нубия со своими изумительными городами: Керма, Напата и особенно Мероэ.

Судя по всему, будущий претор и народный трибун Гай Цестий Эпулон, будучи в не очень больших чинах, тоже принимал участие в походе вглубь континента и был поражен сооружениями нубийских зодчих. Вне всякого сомнения, он уже был знаком с древнеегипетскими пирамидами, грандиозными сооружениями, которые можно возвести, имея очень большие средства и множество покорных рабов. А вот нубийские пирамиды были совсем иными, почти «домашними», хотя их назначение было точно таким же, как и у древнеегипетских, — пирамиды Мероэ также служили усыпальницами для нубийских правителей, крупных военачальников и знатных сановников. При этом большинство пирамид были небольшими — они состояли из каменной надземной части со стороной основания от 8 до 15 метров. Высота пирамид колебалась от 12 до 20 метров. Нубийские аналоги были построены из необожженных кирпичей и покрыты снаружи светлым раствором.

Вероятно, именно тогда у любознательного и амбициозного римлянина возникла мысль: «А почему бы не возвести нечто подобное в Вечном городе?» Тем более что технически это было вполне осуществимо — подобные пирамиды не требуют ни гигантских затрат, ни множества людей.

Помимо того, что такое строение само по себе могло быть хорошим способом для сохранения своего имени в истории, оно имело и утилитарное назначение — внутри пирамиды можно было устроить погребальную камеру и после смерти стать ее единственным хозяином.

И этот замысел со временем осуществился.

По ступенькам карьерной лестницы

К сожалению, история не сохранила следов восхождения Цестия по карьерной лестнице. Но, по-видимому, нубийский поход стал для будущего претора важной вехой. Вернувшись в Рим, Цестий пошел по административной части и вскоре стал судьей, народным трибуном и эпулоном — членом одной из четырех великих религиозных корпораций в Риме. Коллегия эпулонов была образована в 196 году до нашей эры по предложению народного трибуна Гая Лициния Лукулла — того самого, память о котором до нас дошла во фразеологизме «Лукуллов пир». Под этим словосочетанием подразумевалась изысканная и крайне обильная трапеза, организатор которой явно не считался с тратами. Так что проведение священных пиров в честь трех капитолийских богов, что ранее было обязанностью понтификов, считалось предприятием для людей состоятельных и щедрых. Так что Гай Цестий в этом смысле на тот период, вероятно, был одним из самых богатых людей Вечного города, и возведение пирамиды только подтверждало этот статус. Правда, членство в коллегии эпулонов было доступно в том числе и плебеям и могло совмещаться с другими общественными должностями. Члены коллегии носили тогу с пурпурной каймой и были весьма уважаемыми людьми в обществе.

В III веке мавзолей Цестия был включен в фортификационную систему Рима и стал треугольным бастионом близ ворот Сан-Паоло в составе 19-километровых Аврелиевых стен. Гравюра Джузеппе Вази. XVIII век
В III веке мавзолей Цестия был включен в фортификационную систему Рима и стал треугольным бастионом близ ворот Сан-Паоло в составе 19-километровых Аврелиевых стен. Гравюра Джузеппе Вази. XVIII век

Пирамиду начали строить в период с 18 по 12 год — точная дата, к сожалению, неизвестна. Место для ее возведения на тот момент было довольно невзрачным: оно располагалось за городом, и только значительно позже, в промежутке между 271-275 годами, было включено в фортификационную систему Рима и стало треугольным бастионом близ ворот Сан-Паоло в составе 19-километровых Аврелиевых стен.

«Стройка века» длилась недолго — пирамиду возвели всего лишь за 330 дней, о чем свидетельствуют памятные надписи на ее гранях. И это неудивительно, ведь сооружение по своим размерам невелико: мавзолей пронзает небо острием на высоте около 36 метров и, при длине основания в 30 метров, по форме представляет собой неправильную пирамиду.

Материалом послужили туф и кирпич, а гладкую поверхность ее граней выполнили из белого мрамора.

Так что можно сказать, что щедрый Цестий на этот раз избрал «бюджетный» вариант.

Внутри пирамиды был сделан склеп, имеющий размеры 6 x 4 метра по периметру и 5 метров в высоту. Туда после смерти и был помещен прах Цестия.

Так обыкновенный римский претор после смерти почти сравнялся с фараонами — пусть не египетскими, а нубийскими. Но, как известно, покоя на земле достичь сложно, даже если ты спрятался за толстыми стенами такого грандиозного сооружения, как пирамида. Да что там говорить о небольшой пирамиде Цестия, если даже такие грандиозные постройки, как титаническая пирамида Хеопса, и то со временем были подвержены разграблению…

Потревоженная вечность

Надо сказать, пирамида Цестия если и потрясла воображение римлян, то не слишком сильно. Дело в том, что она была не единственной в Риме.

Ромул и Рем: основатели Рима - Вечного города
Ромул и Рем: основатели Рима — Вечного города

Такое же сооружение, только еще большего размера, до XVI века сохранялось в Ватикане — Цестиева и Ватиканская пирамиды, по всей видимости, являются первыми и последними в античном мире попытками сооружения гладкостенных пирамидальных захоронений вне египетско-нубийской культурной области. В Средние века считалось, что в Цестиевой пирамиде был захоронен Рем, а в Ватиканской пирамиде — его брат Ромул. Об этом, в частности, писал Петрарка. Но позже Ватиканскую пирамиду разобрали, и ее камни легли в основание лестницы собора Святого Петра. А вот пирамида Цестия, расположенная вне городской черты, сохранилась.

На ней до сих пор можно увидеть надписи, которые гласят: «Гай Цестий, сын Луция, претор, трибун плебса… завершил работу в 330 дней по решению наследника Понта Мелы».

И все это время римляне поговаривали о том, что внутри пирамиды хранится прах Рема, как известно, убитого основателем Рима Ромулом. Эти разговоры римским властям до того надоели, что в 1660-х годах римский папа Александр VII приказал вскрыть пирамиду и положить конец досужим разговорам.

Разумеется, прах Рема внутри не нашли. А вот гробница Гая Цестия, расположенная в небольшой камере, уже была разграблена. Стены камеры сохранились очень плохо, и только часть одной из них можно увидеть сегодня.

На этой стене остались многоцветные росписи. Также в середине пирамиды нашли несколько колонн и статуй, которые сегодня можно увидеть в Капитолийских музеях.

Роспись внутри пирамиды
Роспись внутри пирамиды

Роспись представляет высокую культурную ценность как редкий образец древнеримской живописи. К тому же именно внутреннее оформление пирамиды в свое время дало возможность определить ее назначение и принадлежность и развеяло миф о захоронении Рема.

Хотя кто его знает — ведь тот, кто захоронил прах Рема, мог поместить его не в погребальную камеру рядом с прахом Цестия (да и с какой стати класть прах одного из основателей города по соседству с рядовым претором?), а где-нибудь в толще стены.

Можно сказать, что Гай Цестий все-таки преодолел забвение. И если слава его не сравнится со славой фараонов, то имя всегда будет упоминаться в одном ряду с повелителями Древнего Египта и основателями Вечного города.

А разве это не лучшая награда для простого смертного?

Дмитрий Куприянов

Ваши комментарии

avatar
  Подписка  
Оповещать