Страна говорящих деревьев Артура Рэкхема

0
1071
Рэкхем создавал образы деревьев, похожих на людей

За последние годы в России появилось множество изданий с иллюстрациями английского художника Артура Рэкхема (1867-1939). Он прославился изображением «живых» деревьев с человеческими лицами — дендроморфов. Ученые многие годы спорят о том, что хотел сказать художник, а его творчество продолжает поражать исследователей парадоксальностью и таинственностью.

Человек-загадка

Автопортрет. 1934 год
Автопортрет. 1934 год

Этот необычный художник внес в изображение природы неожиданные черты. Он создал образы деревьев, очень похожих на людей. А иллюстрируя классику, мастер размещал на заднем плане силуэты кленов и лип, которые махали ветвями так, словно предупреждали героев сказок и романов об опасности.

Артур Рэкхем был сыном высокопоставленного чиновника британского Адмиралтейства. Детство художника складывалось вполне благополучно. Он получил великолепное домашнее воспитание, а затем учился в престижной художественной школе Лэмбет-скул у Уильяма Льюэллина. Получив отличную выучку и создав программную картину «Сельский праздник», молодой художник целиком посвятил себя иллюстрированию книг.

Биографы Рэкхема говорят, что само географическое расположение места в Лондоне, где родился художник, содержит в себе своеобразное предзнаменование. Неподалеку от того дома, где появился на свет Рэкхем, и в этом же году Карл Маркс сдал в печать первый том «Капитала». На таком же расстоянии от места рождения Рэкхема (но в другом направлении) находилась Трафальгарская площадь, где в 1867 году скульптор Эдвин Лэндсир украсил колонну Нельсона статуями львов. Получается, что Рэкхем родился между двумя географическими точками, связанными с социалистическим движением, с одной стороны, и символом капитализма (львы символизировали финансовую мощь) — с другой. Младенец, родившийся между двумя знаковыми местами, не стал марксистом или финансовым магнатом. Ему выпало нечто третье: он стал одаренным художником-фантастом.

Пляшущие кусты

Никто из художников не любил старые деревья так, как Рэкхем. Он считал их разумными существами, мог разглядеть даже «черты лица» — глаза, носы… Дубы, как ему казалось, рассказывают детям сказки и в то же время предупреждают их об опасности. Тревожная атмосфера рэкхемовских иллюстраций, багрово-красные закаты и черные силуэты кленов выглядят предупреждением о неведомой опасности.

Художник знал и любил мифы о людях, превращенных колдунами в деревья и кусты, и о деревьях, которым волшебная сила дала человеческие качества. На его рисунках старые дубы и клены нагибаются к детям, пришедшим в лес или парк, и словно нашептывают им давние предания.

Искусство Рэкхема, предназначенное для юных читателей, на самом деле становилось очень недетским и изобиловало намеками на темные силы подсознания и могущество черных призраков, которые принимали форму старых сухих стволов.

Предчувствие зла

Такой Артур Рэкхем видит Ундину - духа воды
Такой Артур Рэкхем видит Ундину — духа воды

В раннем творчестве художника нет ничего, что предвещало бы обращение к мрачноватой фантастике. Его дипломная работа изображала танцующих крестьян. Но Артура увлекли тайны подсознательного. За свою долгую жизнь художник создал немало запоминающихся циклов иллюстраций, и везде трагическое преобладает над комическим. Это басни Эзопа, «Алиса в Стране чудес» Кэрролла, «Ундина» немецкого романтика де ля Мотт Фуке, «Золушка» Перро, «Детские и семейные сказки» братьев Гримм, «Питер Пэн» Барри и многие другие циклы. Когда художник уставал от работы гуашью и акварелью, он начинал творить черной тушью, рисуя эльфов и изящных танцовщиц в прозрачных одеждах. Из-под его пера выходили то замечательные силуэтные изображения, то цветные композиции.

Среди силуэтных работ на первом месте была «Золушка» (1919). Она стала известна во многих странах и полюбилась читателям. Издание украшают рисунки черной тушью, иллюстрирующие знаменитую сказку. Они переиздаются, их вновь и вновь воспроизводят издатели рождественских открыток и подарочных альбомов.

Художник скончался в год начала Второй мировой войны. Вполне возможно, что он предчувствовал мировые катаклизмы в своих гениальных работах, в которых было так много намеков на силы зла.

Сигналы на заднем плане

Иллюстрация к античному мифу "Филемон и Бавкида"
Иллюстрация к античному мифу «Филемон и Бавкида»

Биографы художника давно заметили, что Рэкхем был очень внимателен к задним планам своих композиций. Он нередко размещал в глубине картины силуэт одинокого дерева, которое подает читателю книги какие-то таинственные знаки, предупреждает о чем-то. Скрытые пласты значений этих задних планов с обязательными гротескными силуэтами деревьев не раз становились предметом размышления исследователей его творчества. Говорили, что он создал свою страну — Рэкхемерию.

Психоаналитики нередко видели в этом изображение подсознательного, приглашение читателя (зрителя) в тайники, где гнездятся страх и предчувствие смерти. Но у Рэкхема эти страхи всегда побеждает красота, воплощенная в образе прекрасной девушки. Художник создал особый типаж совершенного женского лица с тончайшими чертами, вызывающими восхищение.

Рэкхему были чужды новейшие авангардистские направления в искусстве, но он не был и последовательным реалистом. Мир снов и грез неудержимо влек его, поэтому, когда появился стиль фэнтези, в его лучших образцах было очень много от рэкхемовской эстетики.

Немаловажно и то, что художник скончался в один год с Зигмундом Фрейдом, и с тех пор эти два имени довольно часто упоминались вместе. А журнальные статьи о Фрейде (особенно о его концепции толкования снов) нередко украшались фантастическими работами Рэкхема. При этом он никогда специально не иллюстрировал Фрейда. Просто работы художника удивительным образом вписывались в стилистику психоаналитической литературы.

Несмотря на тягу художника к трагизму и глубинам подсознательного, у его работ вполне счастливая судьба. Акварели с аллегорическими сюжетами не раз включались в разного рода альманахи Красного Креста, так как даже скромное участие в благотворительных акциях такого солидного мастера придавало вес любому изданию.

Имя Рэкхема очень значимо для российской художественной традиции. Об этом свидетельствует огромное число последователей и подражателей, которые нашлись у Рэкхема в Санкт-Петербурге и других городах нашей страны. Его любили и почитали, у него учились, с его неподражаемым стилем в сердце художники пытались прочитать… русскую классику, например, А.С. Пушкина (имени которого Рэкхем, скорее всего, не знал), пробовали даже взглянуть его глазами на русскую природу.

Отбросить как буржуазный элемент

Итак, Рэкхема очень любили в России, но только до 1917 года. Гонения на буржуазную детскую литературу, инспирированные Пролеткультом, конечно же, затронули искусство книги, всегда бывшее возвышенным и аристократичным. Так было предано забвению имя Рэкхема, а заодно и имена его российских почитателей — Дмитрия Митрохина, Владимира Конашевича и Сергея Чехонина. Одним из немногих мастеров графики, для которых связь времен не прерывалась, был московский график Борис Дехтерев. Мы узнаем в его красивых композициях некоторые рэкхемовские приемы. Так, в иллюстрациях Дехтерева к «Сказке о рыбаке и рыбке» появился силуэт знаменитого «рэкхемерического» дерева, машущего ветвями.

Лишь в 1990-е годы, когда перестроечные процессы затронули издательское дело, за английской графикой было, наконец, признано законное право считаться одной из самых совершенных школ. Более свободное упоминание имени Рэкхема в связи с Митрохиным и Конашевичем, переиздания сказок с иллюстрациями самого Рэкхема и его ближайших коллег ознаменовали возвращение российских любителей искусства к творчеству выдающегося мастера графики.

Или, может быть, правильнее будет сказать, что это уникальное рэкхемовское наследие лишь частично вернулось к нам? Например, силуэтная «Золушка» пока еще не пришла к российскому читателю, но уже имеющиеся современные издания английских сказок и детских песенок, выпущенные в России, очень красивы и радуют глаз.

Для названия художественного пространства Рэкхема был даже выдуман специальный термин — «лесная рэкхемерия», но это слово обозначало мрачный и трагический мир, полный деревьев-призраков.

Огромная популярность

Сегодня лондонский волшебник заново приходит к нам. Тиражи переизданий его книг просто фантастичны. Кажется, что художник не умер, а лишь побывал в длительной творческой командировке в каком-то фантастическом измерении и сегодня вернулся к нам, чтобы рассказать о диковинных лесах, в которых живут эльфы, и сказочных замках.

Но это только кажется. Художник скончался через неделю после начала самой страшной войны в истории человечества. В его работах содержались гениальные пророчества будущих катаклизмов. Он призывал человечество беречь красоту, восхищаться гармонией природы… Его творчество оказало влияние на таких разных кинорежиссеров, как Уолт Дисней и Тим Бёртон.

Трагическое начало играет важную роль в работах художника, но его восхищение совершенством человеческого тела не менее важно. Придуманные им деревья — дендроморфы — очень трагичны. Но забавные силуэты к «Золушке» и басням Эзопа отчасти компенсируют избыток трагизма и создают новое измерение в восприятии творчества этого талантливого художника.

Александр Дьяченко

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here