Как прятали Кремль

0
1403

Первые месяцы войны выдались трагическими для Советского Союза. Уже к концу июня 1941 года, когда на фронтах сложилось особенно тяжелое положение, руководству страны стало понятно: не за горами тот день, когда вражеские самолеты появятся в небе Москвы, сердца Советского Союза.

Нельзя вывезти — спрячем!

Зная маниакальное желание руководства гитлеровской Германии во что бы то ни стало расправиться с главной достопримечательностью города — архитектурным ансамблем Московского Кремля, правительство решило ввиду невозможности эвакуации принять беспрецедентные меры по маскировке исторической жемчужины.

26 июня 1941 года комендант Московского Кремля Николай Спиридонов отправил докладную записку в Совет народных комиссаров. В документе комендант предлагал не просто замаскировать Кремль и наиболее значимые с исторической точки зрения объекты города, а создать абсолютно новый ландшафт, заставив вражескую авиацию дезориентироваться на местности.

Николай Спиридонов предлагал два наиболее очевидных варианта защиты зданий города. Первый из них предусматривал окрасить кремлевские здания под городскую застройку, снять кресты и покрасить в черный цвет купола церквей и соборов. Второй, более сложный в исполнении вариант, предполагал постройку в центре Москвы ложных городских кварталов вокруг Кремля, ложных мостов и иных объектов на Москве- реке. Разумеется, выполнять столь деликатное поручение должны были войска НКВД, строительные организации Мосгорисполкома, Управление строительства Дворца Советов.

За работу!

Но как спрятать огромные башни, реку, многоугольник крепости Кремля? С воздуха такой объект сложно не узнать. Тем не менее задача государственной важности была с блеском решена. Для уточнения деталей будущей маскировки инженеры, участвующие в проекте, специально поднимались на колокольню Ивана Великого и крышу гостиницы «Москва». В итоге было принято решение: если нельзя замаскировать Кремль и прилегающие к нему территории, то нужно видоизменить весь окружающий ландшафт! Задача невыполнимая? Вовсе нет!

Первым делом вокруг Александровского сада по его внешнему периметру установили декорации, имитирующие городские здания. Претерпели изменения и кремлевские стены, на них надстроили фрагменты обычных домов, а на самих стенах нарисовали окна и двери городских зданий. Около Тайницкой башни Кремля соорудили ложный мост. Сложнее всего оказалось с кремлевскими звездами. Их закрыли деревянными футлярами. Многочисленные площади Кремля и вокруг него завесили полотнищами с нарисованными на них декорациями многочисленных улочек и переулков XIX века. Работа была выполнена настолько качественно, что даже коренные москвичи, оставшиеся в столице, попадая в центр, не могли узнать родной город.

Ленин в футляре

Кремль спрятали, но кроме него в городе осталось достаточно много знаковых как с исторической, так и с политической точки зрения зданий. Они также отлично просматривались с воздуха и должны были быть спрятаны. В первую очередь маскировке подлежал Мавзолей В. И. Ленина как главная святыня советской власти. Наземную часть гробницы укрепили бетоном высшей марки и стальными балками. После этого над мавзолеем построили двухэтажное городское здание, внешне сильно смахивающее на склад. Примечательно, что маскировкой мавзолея командовал его создатель, академик архитектуры А. Щусев. Работа удалась на славу. За все время войны ни один снаряд не поразил гробницу вождя мирового пролетариата.

Защитная маскировка на здании Большого театра в годы Великой Отечественной войны
Защитная маскировка на здании Большого театра в годы Великой Отечественной войны

Кроме мавзолея, было решено также закамуфлировать гостиницу «Москва», здание Совнаркома СССР, Библиотеку им. Ленина, театр Красной армии, Большой театр и излучину Москвы-реки как наиболее узнаваемые с воздуха ориентиры.

Коллективное творчество

Надо отдать должное архитекторам и творческим работникам столицы. На создание бутафорской Москвы были мобилизованы лучшие их представители. Для этой цели Государственный комитет обороны учредил специальную Службу маскировки при Московском совете «из числа архитекторов и художников». В рамках этой организации над маскировкой важных объектов Москвы трудились главный художник Большого театра Федор Федоровский, главный архитектор Метростроя и Метропроекта Алексей Душкин, академик Борис Иофан. Мало того, при Академии архитектуры по распоряжению правительства была создана центральная проектно-маскировочная мастерская, ее возглавил Каро Алабян. Всего мастерская маскировки выполнила 116 проектов по защите зданий Москвы. Декорациями были закрыты Кремль, Центральный телеграф, оборонные заводы, нефтехранилища, водопроводные станции и городские мосты. На маскировку города выделялись огромные финансовые и человеческие ресурсы, было организовано даже специальное производство маскировочных материалов. Фанерными крышами были накрыты Водоотводный канал и несколько центральных улиц. Даже трибуны стадиона «Динамо» были перекрашены, а на поле высажены деревья.

Маскировочные работы близились к завершению. И вот 29 июля 1941 года чекисты, контролировавшие маскировку города, с борта самолета «Дуглас» с высоты 1 000 метров в безоблачную погоду осмотрели «новую Москву». Результат превзошел самые смелые ожидания. С воздуха повсюду виднелись бесконечные несуществующие дороги и крыши несуществующих в реальности домов. Узнать Первопрестольную было нельзя.

Бомбежка!

Поскольку отлично работала советская ПВО, бомбить город немцы решались только под покровом темноты
Поскольку отлично работала советская ПВО, бомбить город немцы решались только под покровом темноты

Правда, вовремя закончить маскировку, к сожалению, не успели. Первый налет вражеской авиации произошел ночью с 21 на 22 июля, спустя месяц после начала войны. В 22 часа 220 фашистских самолетов попытались прорваться к столице. Несмотря на то, что пилотировали самолеты лучшие летчики Германа Геринга, прошедшие школу бомбежки и противодействия ПВО в Европе, на подлете к Москве им пришлось несладко. До города добралось всего несколько самолетов, от бомб которых обрушилось 37 зданий. С этого момента бомбардировки стали регулярными. Едва наступал вечер, на Москву выдвигалась вражеская авиация. Поскольку отлично работала советская ПВО, бомбить город немцы решались только под покровом темноты. За ночь происходило от трех до пяти налетов. Первыми шли бомбардировщики, засыпающие улицы города зажигательными бомбами, за ними двигались другие, бомбившие уже фугасами, при этом они ориентировались на огни пожаров.

Тем не менее маскировка работала отлично, немецкие летчики так и не научились отличать муляжи от настоящих зданий Москвы. Цифры впечатляют: из 8 600 бомбардировщиков, пытавшихся бомбить Москву, до города добралось менее трех процентов. Всего на столицу было сброшено около 1 600 фугасных бомб и 100 000 зажигательных снарядов. Но за все девять месяцев бомбежек с июля 1941 -го по апрель 1942-го серьезно пострадало всего 19 второстепенных предприятий и 227 зданий. Знаковых объектов среди них не было. Кремль бомбили восемь раз, но серьезных повреждений ему не нанесли. Ведь маскировали все 27,5 гектара территории лучшие специалисты страны!

Дмитрий Соколов

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
  Подписка  
Оповещать