Прусский беглец

0
1145

Это было как признание заслуг: в камере с двухметровыми стенами и четырьмя дубовыми дверями вырыли… могилу. В ожидании скорой смерти узника ее прикрыли гранитной плитой, на которой выбили имя «счастливца» — Фридрих Тренк. Тюремщики были в полной уверенности: именно им повезет наконец-то похоронить неутомимого беглеца. Если бы они только знали, какой конец на самом деле его ожидает!

Роковая принцесса

Прусский король Фридрих И из всех своих подданных выделял офицеров й ценил в них не только доблесть и мужество, но и образованность. Когда в 1743 году в Кёнигсбергском университете ему представили подающего надежды 17-летнего студента барона Фридриха Тренка, его величество побеседовал с ним и предложил поступить на военную службу. Король дважды не предлагает — юноша тут же дал согласие.

Правда, благоволение монарха поблажек не сулило: Тренк прошел суровую школу низших чинов и уже через год дослужился до чина корнета. Более того, статный, расторопный, симпатичный, знающий несколько языков офицер стал одним из адъютантов Фридриха II. Это, в частности, позволило ему общаться со знаменитыми гостями монарха: писателем и философом Вольтером, великим ученым Пьером Луи де Мопертюи и другими.

Словом, перед юным Фридрихом открылись блестящие перспективы. Но тут он на беду влюбился в сестру короля принцессу Амалию. Дама, которая была на три года старше, ответила юноше взаимностью. Их интимная связь на протяжении десяти месяцев оставалась для двора тайной — любовники были осторожны. Однако влюбленным пришлось расстаться — началась война с Австрией.

Братская услуга

Смелый офицер и тут показал себя с лучшей стороны, не раз отличившись в боях. В одном из них неприятельский отряд отбил обоз, в котором находились два коня Тренка. Король, узнав об этом, приказал выделить двух рысаков из своей конюшни.

Каково же было удивление конюхов, выполнивших это поручение, когда они увидели у палатки Фридриха Тренка тех самых уведенных накануне скакунов! Оказывается, их вернул двоюродный брат корнета, полковник Франц Тренк, командовавший пандурами — наемниками в австрийской армии.

Фридрих сам доложил об этом инциденте. Монарх, казалось, не придал ему значения, но осадок, как говорится, остался. Затем молодого офицера подставил непосредственный начальник, опасавшийся, что тот метит на его место. Он предложил Тренку написать Францу письмо — якобы есть оказия, с которой можно его отправить. И хотя в послании ничего предосудительного не было, Фридриху II доложили: речь идет об измене. Тот разбираться не стал: отдал приказ арестовать офицера и отправить в приграничную крепость Глац в Силезии.

Возможно, король вскоре простил бы своего любимца и освободил из-под стражи, но тот в порыве отчаяния написал ему, требуя суда и доказательств измены. Фридрих II решил, что зарвавшемуся офицеру стоит еще подумать…

Однако Тренк так не считал — решил бежать. Увы, он не знал, что король в ответ на просьбу его матери об освобождении пообещал держать сына под арестом не дольше года.

Общительный и при деньгах Фридрих уговорил еще нескольких офицеров бежать вместе с ним в Богемию. Не получилось — план выдал предатель.

Условия содержания ужесточили: одиночная камера в башне крепости. Но и оттуда Фридрих умудрился «выпорхнуть»: подпилил решетку, спустился по само-дельной лестнице и попал в… огромную выгребную яму, из которой его вызволили сами тюремщики.

Третья попытка тоже не была счастливой: обезоружив проверяющего офицера и ранив четырех солдат, Тренк выбрался за крепостную стену. Осталось только перемахнуть через деревянный частокол, но тут его нога застряла между бревен.

Теперь беглеца прямо в камере стерегли офицер и два солдата. Как-то дежурил поручик Бах, который слыл отчаянным дуэлянтом. Тренк сыграл на этом. Когда офицер похвастал очередной победой — над поручиком Шеллем (легко ранил его), Фридрих заявил, что с ним так просто не совладать. Тут же в камере устроили дуэль, которую выиграл арестант — задел руку Баха. Побежденный поклялся победителю вызволить его. Слово сдержал: вместе с Тренком бежал и тот самый Шелль. Им удалось добраться до австрийской границы.

Ротмистр в Санкт-Петербурге

В Вене Фридрих получил посланные матерью деньги и письма от принцессы Амалии. Та сообщила, что брат нанял агентов для его поимки и доставки в Пруссию.

Тренк решил не рисковать: в 1746 году он отправился туда, где его не могли достать, — в Россию. Императрица Елизавета Петровна благосклонно приняла прусского дворянина — его зачислили в расквартированный в Санкт-Петербурге драгунский полк. Там он за два года дослужился до ротмистра. Но бурная столичная жизнь и внимание дам привели к материальным издержкам и нескольким дуэлям. От греха подальше ротмистр в начале 1749 года подал в отставку и навсегда уехал из России.

Он вернулся в Вену, где его в том же чине зачислили в австрийскую армию — императрица Мария Терезия благоволила молодому человеку. Но тут пришло сообщение о смерти в Пруссии его матери. Друзья отговаривали Фридриха от поездки в Данциг, но он не мог не отдать последний сыновний долг.

Там Тренк попал в руки жандармов и был заключен в Магдебургскую крепость. Памятуя о побеге из Глаца, тюремщики позаботились о камере: двухметровые стены, тройная дверь и тройная решетка на окне. Рацион — хлеб и вода.

Женский фактор

Первый побег Тренк решил совершить, пробравшись в соседнюю камеру — она не запиралась. За полгода он с помощью подручных средств, которые принес сочувствовавший ему солдат-охранник Гефгард, разобрал двухметровую стену. Но помогавшая им жена заключенного Эсфирь Гейман случайно проговорилась о побеге. В итоге Тренка перевели в другую камеру. Ту самую — с могилой для него. Три на два метра, оконце за тремя рядами решеток. За двойной дубовой дверью — небольшая комната и еще одна такая же дверь. Кроме того, Тренка за ноги и руки приковали цепями к кольцу в стене плюс железный обруч вокруг талии. Поэтому и осмотр камеры производился раз в неделю.

Тюремщики явно недооценили узника: он сумел освободиться от оков, выпилил куском железа замки на трех дверях, а на четвертой его самодельный нож сломался и выпал наружу — побег сорвался…

Двери заменили на обитые железом, надели новые кандалы. Но тут на помощь опять пришел тот самый солдат Гефгард — он по-прежнему нес службу в охране. Он передал Тренку напильники, ножи, мешки для песка и деньги.

Кандалы Фридрих научился снимать и надевать. Затем разобрал пол из трех дубовых плит и начал рыть подкоп, передавая вынутый песок в мешках в окошко Гефгарду. Спустя восемь месяцев к побегу все было готово, но тут опять подвел «женский фактор»: солдат передал с женой письмо, которое Тренк написал Амалии. Женщина вела себя на почте странно, письмо вскрыли и заподозрили узника в новом побеге.

Однако тщательный обыск ничего не дал: кандалы на месте, стены и пол в порядке. Однако окно в камере заделали кирпичом, а кровать убрали вовсе — заключенный мог только сидеть на выступе стены.

Тренк и тут не сдался: подкупив охранников, он получил план крепости и убедился, что рыл лаз в неверном направлении. Теперь узник стал рыть ход в сторону крепостной стены. Ночами он копал, а песок сбрасывал в старый лаз. Однако проявили бдительность часовые, услышавшие ночью шорох. Немедля провели обыск и обнаружили в камере кучу песка…

В начале 1762 года, отсидев восемь лет, Тренк все же вырыл проход до крепостной стены и мог оказаться на свободе. Но банальный побег теперь уже не входил в его планы.

Узник предложил новому коменданту Магдебургской крепости герцогу Фердинанду Брауншвейгскому сделку: он показывает, как может покинуть камеру, а тот подаст прошение Фридриху II о его освобождении. Слово дворянина, увидев лаз и инструменты, герцог сдержал — лично обратился к королю, рассказав о необычном узнике. Изумленный монарх пообещал его освободить, но соответствующее распоряжение отдал только в 1763 году, после завершения Семилетней войны.

«Подозрительный» пруссак

Получив свободу, 37-летний Фридрих отправился в свое имение Цвербах в Венгрии и занялся сначала виноделием, потом торговлей. Однако дела шли неважно, и он решил поехать в Вену. В Европе происходили бурные политические события, и у имперского двора и вельмож то и дело появлялись щекотливые поручения, которые нельзя было доверить дипломатам. Частное лицо, а тем более такой образованный и находчивый человек, как Тренк, оказался весьма кстати.

Помимо возможности вращаться в высших кругах поручения солидно оплачивались — и Фридрих сколотил капитал. Он отошел от дел и посвятил себя литературе: написал автобиографию, несколько повестей. Но затем издал брошюру, где восторженно приветствовал Французскую революцию. Это, конечно же, не понравилось императорскому дому: автора сначала посадили в тюрьму, а затем в 1791 году выслали из Австро-Венгрии.

Пострадав из-за революции, Фридрих Тренк и отправился в ее эпицентр — Париж. Там его приняли холодно. По доносу он был схвачен как прусский шпион — попал под закон о «подозрительных» от 17 сентября 1793 года. На девять месяцев его последним пристанищем стала тюрьма Сен-Лазар.

Ну а дальше трибунал — и 25 июля 1794 года прусского авантюриста гильотинировали. Ирония судьбы: всего лишь спустя три дня подписавшего приговор Максимилиана Робеспьера и его соратников арестовали и тоже без суда и следствия казнили. Возможно, Фридриху Тренку попросту не хватило времени для подготовки очередного побега…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here