Украденная Библия

954

В Москве раскрыто ограбление века — найдена книжная реликвия XV столетия! Речь идет о Библии Гутенберга — редчайшем издании, выпущенном в первой половине 1450-х годов в немецком городе Майнц. Всего книгопечатник Иоганн Гутенберг изготовил 180 экземпляров, до нашего времени дошли 47 книг, но лишь 23 — в полных копиях. Стоимость только одного листа Библии на аукционах доходит до 80 тысяч долларов. А в России тайно хранилось аж две Библии, но в 2009 году одна из них загадочно исчезла…

Мастер своего дела

Главный труд жизни Иоганна Гутенберга — 42-строчная Библия — стал целой вехой в издательском деле.
Главный труд жизни Иоганна Гутенберга — 42-строчная Библия — стал целой вехой в издательском деле.

В 1440 году немецкий ювелир и книгоиздатель Иоганн Гутенберг изобрел новый способ книгопечатания. Гениальное изобретение заключалось в том, что он изготовлял из металла подвижные выпуклые буквы, вырезанные в обрат-ном виде (в зеркальном отображении), набирал из них строки и с помощью специального пресса оттискивал на бумаге. Однако у него недоставало денег для внедрения своего изобретения в жизнь. В 1448 году Гутенберг взял в долг 150 гульденов, чтобы открыть собственную книгопечатню. В 1450 году ему понадобилось еще 800 гульденов, за которыми он обратился к богатому купцу Иоганну Фусту. Гутенберг надеялся со временем погасить долг. Но, несмотря на довольно высокую цену издания, покрыть расходы ему не удалось, и он не смог вернуть долги. По решению суда типография со всеми книгопечатными станками перешла к Фусту, а Гутенберг был вынужден все начинать с нуля. Ему не удалось удержаться на плаву, и вскоре издатель умер.

Главный труд жизни Иоганна Гутенберга — чудесная 42-строчная Библия — стал целой вехой в издательском деле. Немец не поскупился: большая часть тиража была отпечатана на первосортной итальянской бумаге, около 45 экземпляров — на пергаменте, они стоили дороже. Библии отправились в Англию, Швецию и Венгрию. Большинство экземпляров приобрели монастыри, университеты и богатые люди. «Издания Иоганна Гутенберга, и прежде всего 42-строчная Библия, поражают нас иссиня-черными, немного поблескивающими текстовыми полосами, которые кажутся отпечатанными лишь вчера», — писали об издании современники.

Лето 1945 года. Советский Союз победил в войне с фашистской Германией. Победившая, но разоренная страна была вынуждена хоть как-то компенсировать свои потери. Специальный комитет занимался вывозом ценного имущества, а вывозом книг (так называемой трофейной литературы) руководила Маргарита Ивановна Рудомино — основатель и директор Государственной библиотеки иностранной литературы в Москве. Ей помогал ее сын, Адриан Васильевич Рудомино, окончивший войну в звании лейтенанта и прикомандированный к аппарату уполномоченного Государственного особого комитета обороны (ГОКО) в Германии. Вот его воспоминания:

«Книги вывозились совершенно открыто, и немцы не препятствовали этому, понимая всю ответственность, которую они несут за содеянное на территории Советского Союза. Маргарита Ивановна Рудомино старалась разумно отбирать книги, отправляя в Союз те, которые могли бы в какой-то мере восполнить наши потери и не затронуть национальное достоинство немецкого народа…

Это было в начале августа 1945 года. Ящики с музейными книгами были спрятаны в том же районе, что и сотни ящиков книг Немецкой национальной библиотеки. Хранилась коллекция музея отдельно от остальных книг — в подвалах старинного фамильного замка барона Раунштейна. О местонахождении этих реликвий сообщили в советскую военную комендатуру в городе Хемнице сами Раунштейны. Сделали они это сразу же после ухода американских войск из этого района и занятия его советскими оккупационными силами в соответствии с Тегеранским соглашением. Таким образом, американцам свои подвалы с музейными книгами Раунштейны, видимо, не открывали. Скрыть их было, очевидно, непросто, так как в их замке квартировали американские офицеры.

Я прибыл к Раунштейнам из Берлина на трех грузовых машинах с тремя солдатами- водителями. Барон и баронесса Раунштейн очень приветливо нас встретили. Это были на редкость приятные в обращении пожилые люди. Их деликатность и изысканность поведения, особенно баронессы, подкупали. Мы довольно быстро извлекли из совершенно сухого подвала замка по-немецки добротно сделанные ящики с книгами и разместили их на машинах. Я, конечно, понимал ценность этого необычного груза. Ведь, когда меня посылали за ним, то сказали — там находится Библия Гутенберга. А еще до войны в школе нам говорили, что Днепрогэс построили на гутенберговскую Библию, то есть на деньги, полученные за принадлежавший России экземпляр Библии Гутенберга, проданный большевиками американцам…

За чашкой кофе после погрузки Раунштейны рассказали, что ящики с книгами были привезены к ним в апреле 1945 года. Сложили их в подвале замка до окончания войны. Вывезли из Лейпцига, спасая от англо-американских бомбардировок. В скором времени пришли американские войска, и владельцам замка надо было решать, что делать с сокровищами, хранившимися в подвале. Они прекрасно сознавали высочайшее культурное значение этой музейной коллекции, и будущая ее судьба очень волновала их. По их словам, никаких указаний от германских государственных учреждений они не получили. Самостоятельно принять решение, что делать с не принадлежавшими им национальными ценностями, было трудно. Однако супруги приняли решение передать оказавшиеся у них книги и рукописи не американцам, а советским…

Без приключений добрались мы до разрушенной столицы и сдали ящики на специальный склад в Берлине, где собирались книги для отправки в СССР. В скором времени коллекция Немецкого музея книги и шрифта была доставлена в Москву и передана в Государственную библиотеку СССР имени В. И. Ленина, где она, как мы знаем, была окутана строжайшей тайной. Тайна была так велика, что многие научные и библиотечные работники, особенно молодые, стали вообще сомневаться — находятся ли в действительности эти материалы в России или бесследно исчезли.

…Я испытал очень сложные чувства, когда недавно вместе с сотрудниками Российской государственной библиотеки оказался в печально знаменитом секретном сейфе, расположенном в цокольном этаже здания, близ библиотечной столовой. Открыли железную дверь, отомкнули стальную решетку и перед нами предстали те книги, что были в ящиках, которые я вывозил из Германии полвека назад, книги, которые скрывались так, что порой казалось, как я сказал, будто они вовсе не существовали. Не скрою, я испытал огромное чувство радости и облегчения. Все-таки эти книги сохранились, и я был причастен к их судьбе. Но было и чувство горечи — полвека книги прожили, по сути, в тюрьме, в условиях, которые недостойны этих сокровищ. Я не говорю уже о том, что эта случайная каморка, конечно, абсолютно не приспособлена для хранения раритетов мирового уровня — по-моему (может быть, я ошибаюсь), там не соблюдается и не контролируется даже необходимый температурно-влажностный режим.

Я немало видел за границей комнат-сейфов, залов- сейфов, где хранятся различные ценности, и я поразился убогому состоянию хранилища в Государственной библиотеке России, каким-то доморощенным картонным коробкам, в которых на открытых стеллажах стоят пленные книги. А Библия Гутенберга лежала в обычном канцелярском, советской работы, так называемом несгораемом шкафу, стоящем посреди импровизированной комнаты-сейфа, который вряд ли может гарантировать ее сохранность в случае пожара или каких-либо иных катаклизмов, если они, не дай бог, случатся. И я еще раз обостренно почувствовал — надо дать реликвиям из Немецкого музея книги и шрифта свободу и достойную жизнь. Их должны увидеть люди, чтобы восхититься той великой культурой, которую создало за века и все же сохранило человечество несмотря ни на что».

Тайное становится явным

Судьба распорядилась иначе, и на один из экземпляров, хранившийся в кабинете секретного корпуса МГУ, положил глаз полковник ФСБ Сергей Ведищев. В 2009 году его внимание привлек сейф, ключ от которого был только у руководства университета. Полковнику удалось хитростью завладеть ключом и осмотреть содержимое сейфа, где он увидел старинные книги. На книге в коричневом переплете крупными буквами золотого цвета была выбита надпись: «BIBLIA LATINA, MOGUNT, GUTENBERG». Фолиант относился к XV веку. Сотрудник ФСБ решил, что обстановка секретности, в которой хранилась эта литература, ему только на руку. По крайней мере, университетское начальство не сразу заметит исчезновение сокровищ. Ведищев украл книгу, но у него ушло несколько лет на поиск покупателя. Сбыть добычу с рук Ведищеву помогли сослуживцы — майор ФСБ Михаил Лепков и капитан ФСБ Виктор Пучка.

«Все трое догадывались, что в их распоряжении раритет, но даже не представляли, насколько значимый», — сообщил источник, близкий к следствию. Причем поиск покупателя они вели почти в открытую.

Лепков изучил списки состоятельных коллекционеров и любителей антиквариата, а Пучка перевозил Библию, демонстрируя ее потенциальным покупателям. Желая убедить коллекционера в подлинности раритета, чекисты вырезали печатный лист из двухтомной реликвии. Увидев бумагу с характерным тиснением, один из коллекционеров, сотрудничавший с полицией, согласился на сделку. Он сделал вид, что готов выложить за редкую книгу 40 миллионов рублей. Как только злоумышленники отдали ему первый том Библии и получили за него 19 миллионов рублей, они были задержаны полицией.

Лепков и Пучка отказались признавать свою вину, поскольку непосредственно в краже не участвовали. Всем троим контрразведчикам светило до 15 лет лишения свободы.

Однако на закрытом заседании Московского окружного военного суда обвиняемым был вынесен сравнительно мягкий приговор. Ведищев получил 3,5 года колонии общего режима, Лепков — 1 год 2 месяца колонии-поселения, а Пучка — 1 год лишения свободы, но был освобожден в связи с отбытием срока в СИЗО.

Комментарии

avatar
  Подписка  
Оповещать