Второе пришествие Маринеско

1382

Неизвестный факт

Казалось бы, вся биография аса балтийского подплава уже изучена. Мнения и оценки боевого похода подлодки С-13 в январе 1945 года сформулированы и оспорены — от присвоения факту торпедирования лайнера «Вильгельм Густлофф» статуса «атаки века» до абсолютной дискредитации личности командира подлодки. Что принципиально нового можно найти в исторической эпопее С-13 и личности капитана 3-го ранга Маринеско?

Оказывается, в ноябре 1953 года (это не опечатка в дате) он вновь принял под свое командование свою же «эску» и вывел ее в учебный поход в Балтику на 45 суток. И надеялся получить под свое командование лодку новейшей модификации и выйти на ней в Атлантику, к берегам вероятного противника СССР в 1953 году — США.

Герой с плохой анкетой

Герой Советского Союза, капитан 3-го ранга и легенда балтийского подплава, если быть биографически точным, по национальности румын. Его отец — рабочий Ион Маринеску — незадолго до начала Первой мировой войны перебрался из нищей Румынии в богатую Одессу, где женился на украинке.

Его сын Александр впоследствии «украинизировал» фамилию, изменив в ней последнюю букву, и отчество стал писать русское — Иванович. Однако наличие потенциальных родственников за границей и национальность отца сильно портили командиру ВМФ СССР анкету и осложняли жизнь.

Кроме того, родился будущий герой в Одессе, вольном городе, жители которого плохо вписывались в тоталитарную общественную систему Советского Союза. Выпускник одесской мореходки чувствовал себя чужаком в строю кадровых командиров флота, которые почти все окончили Военно-морское училище имени Фрунзе. Доля командиров на подлодках из числа «пиджаков» — то есть не кадровых военных — до нападения немцев была невелика.

Наконец, в октябре 1941 года старшего лейтенанта Маринеско исключили из числа кандидатов в члены ВКП(б) и его фамилия автоматически попала в «черный список» для политработников всех уровней. Высшее командование, кадровики, политработники были едины во мнении: человек с такой анкетой просто не имел права быть профессионалом высшего уровня, любимцем экипажа, храбрым офицером. А Маринеско в начале 1945-го совершил еще один проступок — осмелился стать знаменитым своей удачливостью в море!

Успех подводного флота

Подлодки Второй мировой войны создавались для одной-единственной цели — прервать транспортные коммуникации противника на море. Их целью были транспортные суда и лайнеры. Атаки на боевые корабли для них — если это не авианосец или линкор — считались в основном действиями самообороны. Советские подлодки в годы Второй мировой войны на Черном море занимались совершенно не свойственным им делом: от артиллерийской поддержки сухопутных войск до эвакуации пассажиров и перевозки грузов и даже бензина. Однако в 1944-м немцы практически без помех со стороны черноморцев-подводников вывезли большую часть своих осажденных войск из Крыма. На Балтике вплоть до 1944-го прорывы советских лодок в море были единичными, а их редкие победы воспринимались противником как комариные укусы. Число наших субмарин, погибших без пользы для дела, исчислялось десятками.

И вот в январе-феврале 1945-го подлодка С-13 за один поход потопила два крупнейших судна: лайнеры «Вильгельм Густлофф» и «Генерал Штойбен». Об этом заговорили по радио и написали в газетах нейтральных стран и союзников — первый случай, когда профессиональную удачу балтийцев признали международные эксперты. Подлодки Балтийского флота хоть в 1945 году стали добиваться успеха в деле, ради которого они были предназначены! И тоннаж потопленных судов являлся не последним аргументом в пользу таланта отличившегося командира.

Разумеется, Маринеско надеялся, что эта победа перечеркнет все былые грехи, включая папу-румына, место рождения и отсутствие диплома военно-морского училища. Надеялся он и на звание Героя Советского Союза, зная, что в годы войны «Золотую Звезду» командирам подлодок нередко вручали за более скромные успехи. И представление на высшую награду было отправлено в Москву…

Что было дальше, известно. Офицер с «неправильной» анкетой не может быть героем, решили в штабе Балтийского флота. Маринеско это психологически подломило. Он понял: что бы он ни совершил, он все равно будет «плохим». В апреле-мае 1945-го отмечали его пассивность в завершающих боевых походах. Это объяснимо: победа уже на пороге, рисковать подчиненными и топить противника смысла нет. На боевую карьеру любые его успехи повлиять не могли, а патологическим убийцей жизнерадостный одессит не был.

Уже к ноябрю 1945 года герой-подводник был разжалован в старшие лейтенанты и уволен в запас. В 1949-м — суд и три года лагерей «за разбазаривание социалистической собственности». Освободился Александр Иванович Маринеско досрочно. О какой военно-морской карьере для осужденного по уголовной статье могла идти речь? Однако осенью 1953 года он ненадолго вновь стал командиром своей родной «эски».

Курс… к берегам США

Ветеран подводного флота Иван Алексеевич Андрианов в ВМФ был призван в 1950 году, после учебного отряда попал служить мотористом БЧ-5 (электромеханической) на легендарную подлодку С-13. Осенью 1953 года лодка готовилась выйти в учебный поход, когда на борт прибыл начальник штаба 17-й дивизии подплава Дважды Краснознаменного Балтийского флота (ДКБФ) капитан 1-го ранга Евгений Юнаков и представил офицерам и комсоргу экипажа Андрианову нового командира, прибывшего из запаса на стажировку. Это был старший лейтенант Маринеско.

«Юнаков представил нам уже немолодого старлея как командира-стажера и рассказал, что Маринеско — тот самый командир лодки, которая в 1945-м успешно атаковала лайнер “Вильгельм Густлофф»», — вспоминает ветеран. Это сообщение окрылило команду и встревожило особистов. Но Юнаков был учителем Маринеско еще до войны, они дружили семьями.

Правда, в первый поход старший лейтенант Маринеско ушел в должности командира-стажера на однотипной подлодке С-20, вступившей в строй уже после Победы и ностальгии не вызывавшей. «В ноябре 1953-го мы уже готовились отдать швартовы, но вдруг задержка минут на 20. С пирса на палубу легко спрыгнул Маринеско и весело отдал приказ о выходе. Его все же назначили командиром на С-13», — вспоминает бывший комсорг.

На своей лодке Маринеско провел 45 суток в море, четверо из них отрабатывали задачи, лежа без звука на дне. Вернулись на базу, выполнив все задачи на отлично. Александр Иванович ходил окрыленный, поверил, что вновь может вернуться на флот. Однако чуда не произошло. Срок сборов офицеров запаса истек, и старлей Маринеско, переодевшись в штатское, уныло побрел к автобусной остановке на Ригу.

«Я удивился, что никто из офицеров не вышел его проводить до автобуса, — вспоминает Андрианов. — Мой непосредственный начальник приказал: “Старшина, проводите товарища Маринеско до остановки!”. Офицеры как будто боялись к нему подойти попрощаться, а не то что проводить, накрыв стол в кафе базы, пожать руку, чокнуться на прощание… Будто боялись “засветиться” в неслужебном общении с бывшим уголовно осужденным. Идем тихонько к остановке, я несу его фибровый чемоданчик. Легонький такой. Я еще удивился, что, как обычно наших отпускников, его не снабдили ни галетами, ни воблой, ни шоколадом или сгущенкой. У нас были хорошие пайки, большинство гражданского населения таких деликатесов не видели. Удивился: чего это для героя, командира так пожадничали?

Александр Иванович вдруг остановился, повернулся к морю, где были видны лодки у причала, и сказал: “А знаешь, старшина, о чем я мечтал? О том, что мне дадут новейшую лодку и позволят выйти через Атлантику! Вот обещали — но не довелось”».

Признание посмертно

Памятник Маринеско в Калининграде.
Памятник Маринеско в Калининграде.

Служба Маринеско на «своей» лодке осенью 1953 года — факт удивительный. И объяснимый. После смерти Сталина отношение к осужденным изменилось. Бывшие сослуживцы Маринеско, знавшие, что Александр Иванович не успел выслужить даже офицерскую пенсию, попытались вернуть его на флот путем призыва на переподготовку как офицера запаса. Они доказывали начальству, что Маринеско — подводник от Бога, а не от отдела кадров, и соблазняли возможностью использовать его для службы на океанских лодках у берегов вероятного противника — «англо-американского империализма».

Подводники дали своему другу надежду: после стажировки остаться и вновь выслужить два просвета на погоны и пенсию. Однако в политотделах не дремали. Для них герой войны Маринеско навечно остался «плохим парнем».

Александру Ивановичу звание Героя Советского Союза присвоено посмертно 5 мая 1990 года. Именем Маринеско названы улицы, его увековечили в памятниках. Ведь время не властно над истинными героями…

Комментарии

avatar
  Подписка  
Оповещать