9 апреля 45-го года наши войска после длительной осады захватили Кёнигсберг – главное логово фашистов в Восточной Пруссии. Казалось бы, наконец наступает долгожданный мир, но мало кто знал тогда, что в Кёнигсберге фактически началась новая война, на этот раз тайная, между нашими спецслужбами и гитлеровскими отрядами ополчения.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Наши их называли «оборотнями» или «волками-оборотнями». У немцев – «вервольф», это более звучное слово. Они считали, что это высший знак, который отличает арийскую расу.

До недавнего времени вся информация на эту тему была практически неизвестна. В нацистской Германии деятельность «оборотней» курировала служба безопасности Третьего рейха, а там умели хранить секреты.

Сергей Медведев, ведущий: Я расскажу вам об этой тайной войне. Вы никогда не задавали себе вопрос: почему фашистам не удалось организовать какого-либо серьёзного сопротивления в зоне советской оккупации? Притом, что наши партизанская война, как известно, была очень успешной и нанесла колоссальный урон захватчикам. Что, немцам родина была меньше дорога?

Война заканчивается – тайная война только начинается

Миллионы вооружённых, подготовленных и решительных людей никогда не опустят свои знамёна и не сдадутся, как трусы.

Йозеф Геббельс

Что за «волки-оборотни» входили в секретную организацию «Вервольф»? Какую опасность они представляли для наших военных? Чем отличались их тайные схроны-бункеры от привычных укреплений фашистов? И как удалось советской контрразведке обезопасить страну от этой звериной напасти?

Июль 44-го года. Нашему агенту, внедрённому в британскую разведку Intelligence Service, попадает в руки суперсекретное донесение из Берлина. В нём говорится, что гитлеровцы начинают подготовку к партизанской войне на территории всей Германии.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Первый о возможном возникновении партизанского движения рассказал подробно Ким Филби – это советский разведчик, работал в Secret Intelligence Service.

Ему был дан абсолютно невыполнимый приказ похитить папку своего начальника. Этот документ Ким Филби передал моментально в руки своего связника, и через несколько дней она (папка) была уже на столе в Кремле. Испугались страшно.

Ким Филби — один из руководителей британской разведки, коммунист, агент советской разведки с 1933 года
Ким Филби — один из руководителей британской разведки, коммунист, агент советской разведки с 1933 года

И было от чего испугаться. В июне 44-го года исход этой страшной войны был уже предопределён. Казалось, что конец близок, и вдруг – очередное испытание. Фактически была объявлена новая война, на этот раз тайная, которая должна была продолжаться и после того, как советские войска сокрушат фашистский вермахт.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Очень волновался Сталин, человек просто по своему характеру подозрительный. Он очень боялся, что немцы ответят партизанщиной на ту партизанскую войну, которая была у нас.

Из спецсообщения Первого управления Intelligence Service №185 от 13 июня 44-го года: «Состоявшееся 10 января совещание руководства НСДАП возложило на Гиммлера подготовку нацистской партии к нелегальной работе после войны. В планы на ближайшее время входит организация партизанской борьбы на территории Германии силами отрядов СС, СА и гитлерюгенда. Для ведения разведывательной работы и связи предлагается использовать детей».

Александр Широкорад. Публицист, писатель

Александр Широкорад

Публицист, писатель

И вот такие вот отряды «Вервольфа», состоящие из молодёжи, должны будут наносить удары по советским и союзным войскам, которые вторгнутся в Германию. Вервольф – это человек, который периодически обращался в волка, человек-оборотень.

На самом деле, название «вервольф» было заимствовано из одноимённого романа Германа Лёнца о борьбе партизанского отряда крестьян-протестантов против католиков во время Тридцатилетней войны в XVII веке.

В нацистской Германии эта романтическая сага была, пожалуй, самой читаемой книгой после «Mein Kampf», поэтому слово «верфольф» для каждого немца было уже овеяно романтическим ореолом героической борьбы. А сентиментальный Гитлер после прочтения романа даже назвал «Вервольфом» свою ставку в Виннице.

Кстати, символично, что её полное уничтожение в марте 44-го года совпало с рождением очередного «Вервольфа», последнего по счёту.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

В начале весны 44-го по приказу эсэсовцев он начал официально создаваться. Было создано даже специальное бюро, где разрабатывалась тактика, где набирался персонал, куда свозили добровольцев, давали им инструкции. Денег было огромное количество, несметное…

Правда, почти все эти деньги были фальшивыми и печатались здесь же, в Германии, но они были изготовлены настолько качественно, что ещё долго время находились в обороте. Вообще изготовление подложных документов в Третьем рейхе было поставлено на таком высоком уровне, что будущие подпольщики получали не только дензнаки, но и советские паспорта, и военные книжки, и удостоверения о наградах, и даже справки на все случаи жизни.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Даже советские рубли давали этим ребятам, чтобы они подкупали советских солдат, чтобы покупать, если нужно, у них оружие, чтобы покупать у них продукты. Даже ходили в Берлине марки, которые были на оккупированной советской территории. Всё завезли, создавались запасы оружия в различных секретных точках, всем снабдили…

Единственным слабым звеном «Вервольфа» стали кадры. Человеческие ресурсы Германии, впрочем, как и военно-экономические, были на исходе. В разведшколы агентуру вербовали в массовом порядке, уже долго не раздумывая о профессионализме или навыках, полученных на фронте. Главное управление имперской безопасности в Берлине требовало парализовать и деморализовать противника любыми средствами.

Александр Широкорад. Публицист, писатель

Александр Широкорад

Публицист, писатель

«Вервольф» создавался уже в самом конце 44-го года, когда Германия была накануне краха, на стариков особо не надеялись, потому что старики не слишком были восприимчивы к нацистской пропаганде – они помнили ещё кайзера. Фактически, охранным контингентом «Вервольфа» стали ребята, молодые мальчишки, 12-18 лет.

Иногда приходится слышать от псевдоисториков, что Советская власть и Сталин во время войны использовали свой народ, как «пушечное мясо», а вот Гитлер заботился о немцах и особенно о молодёжи. Но на самом деле всё было с точностью до наоборот: в Советском Союзе не снижали призывной возраст даже в самые тяжёлые годы войны. А фюрер без жалости бросал в самое пекло боёв подростков и даже детей.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Немцы воспользовались совершенно новой тактикой, которая была нам неизвестна. Эти мальчишки стреляли фауст-патронами, и никто не мог понять, кто стреляет. Выходили какие-то грязные мальчики маленькие, на них поначалу не обращали внимания, потом, наконец, люди из «Смерш» поняли, что это стреляют дети…

Инкубатор истинных арийцев и идеальных солдат

Замысел – активно использовать молодёжь в военных действиях – родился ещё в 30-х годах, когда в Германии появилась организация «Молодёжь руководит молодёжью», куда принимали юношей и девушек от 10 до 18 лет.

Кстати, широко известное название «гитлерюгенд» – всего лишь часть этой организации. Старшая группа юношей, организованное по военному образцу движение, должна была дать Третьему рейху новое здоровое поколение истинных арийцев и суперсолдат.

Константин Залесский. Историк, писатель

Константин Залесский

Историк, писатель

Эта навязчивая идея была у Гиммлера – он очень активно взялся за разработку расовой теории, а потом уже нужно было создать организацию, которая занималась бы воспитанием идеальных немецких детей от правильных родителей германской крови. Были созданы воспитательные дома Лебенсборн.

Предпосылкой к запуску программы Лебенсборн стала проблема неуклонного снижения рождаемости в Германии: кто будет через 20 лет воевать, если женщины не рождают будущих солдат? Государственная идеология социал-социализма особо подчёркивала, что долгом немецких женщин является «производить расово полноценных арийских детей», независимо от того, появились ли они на свет в семье или вне брака.

Генрих Гиммлер заявлял: «Каждая женщина, которая к 30 годам не завела собственного ребёнка, может получить его в Лебенсборне». В качестве отца будущего потомства ей предлагали выбрать одного из трёх эсэсовцев.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Люди воспитывались абсолютно, я бы сказал, 7-8 лет в условиях гитлеризма и совершенно жуткой геббельсовской пропаганды. Это был искренний фанатизм…

Руководство гитлерюгенда старалось любыми способами привлечь молодёжь. Организовывались торжественные шествия, пропагандистские марши, парады, военные игры, спортивные соревнования, туристические походы, молодёжные слёты. По воскресеньям устраивали вечера, на которых слушали пропагандистские радиопередачи и пели песни.

Музыку руководители Третьего рейха рассматривали в качестве важного средства воздействия на молодёжь. Исполнять песни идеологического содержания должны были хоры.

В начале 38-го года Гитлер заявил: «Эта молодёжь – она не учится ничему другому, кроме как думать по-немецки, поступать по-немецки. И когда эти мальчики и девочки в 10 лет приходят в наши организации, то сразу ощущают свежий воздух. Через 8 лет после юнгфолька и гитлерюгенда мы отдаём их не в руки старых родителей и школьных воспитателей, а сразу же принимаем в партию или Рабочий фронт, в СА или СС. И они больше никогда не будут свободными – всю свою жизнь».

Александр Мазурицкий. Историк

Александр Мазурицкий

Историк

Гитлер пришёл к власти в 33-м году, в 41-м году это уже был совершенно новый человек в Германии. Это был тот солдат, который уже мог войти в любую деревню, застрелить ребёнка, старика, женщину, у него ничего не ёкнет. У него уже было другое воспитание, другой менталитет. И в этом менталитете большую роль сыграла именно культура, уже выхолощенная новая культура, которую предложил Третий рейх своему населению.

Ежегодно 15 марта каждый достигший 10-летнего возраста мальчик обязан был зарегистрироваться в Имперской молодёжной штаб-квартире. Чтобы быть принятым, необходимо было пройти врачебное обследование и так называемое испытание мальчиков, где оценивались физические возможности претендента. Затем следовала торжественная церемония приёма в присутствии членов высокого партийного руководства.

Именно эти оболваненные нацистской пропагандой мальчишки стали последней опорой падающей в пропасть империи, пушечным мясом, составляющим основу «Вервольфа».

Восточная Пруссия: «Смерш» против «Вервольфа» – борьба тайных спецслужб

Поначалу руководство Третьего рейха строило поистине наполеоновские планы.

Андрей Пржездомский. Писатель

Андрей Пржездомский

Писатель

Была провозглашена тотальная война, которая должна была продолжаться и после того, как территория будет оккупирована. Создавались группы, специальные диверсионные подрывные группы, куда, в основном, брали довольно проверенных членов нацистской партии и молодёжь нацистскую…

Никто из главарей Третьего рейха не мог даже предположить, что рядовой сотрудник Intelligence Service, по совместительству агент советской разведки Ким Филби, нарушит все эти грандиозные планы.

В апреле 44-го года в Берлине было принято решение по созданию «Вервольфа», а уже в июне секретная папка с планами его развития была скопирована и переправлена в Москву. На Лубянке серьёзно отнеслись к этим документам и приказали другим своим разведчикам в Лондоне из группы «Кембриджская пятёрка» добыть более подробную информацию на эту тему.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

И тогда в дело вступил пятый номер «Кембриджской пятёрки» Джон Кернкросс. Он добыл просто сенсационные документы, которые гласили, что это такая специальная разведывательная диверсионная служба, которая не должна была давать покоя советским оккупантам, которые придут на землю Германии, ни днём ни ночью. Которая должна была карать тех немцев, которые бы осмелились стать предателями, т.е. вступить на службу Советскому Союзу и другим союзникам тоже.

Джон Кернкросс — офицер британской разведки во время Второй мировой войны, работавший также на советскую разведку. До 1990 считался вероятным пятым членом «Кембриджской пятерки», пока его не разоблачил советский перебежчик Олег Гордиевский.
Джон Кернкросс — офицер британской разведки во время Второй мировой войны, работавший также на советскую разведку. До 1990 считался вероятным пятым членом «Кембриджской пятерки», пока его не разоблачил советский перебежчик Олег Гордиевский.

Сталин приказал военной контрразведке «Смерш» пресечь любые попытки внедрения фашистов на занятой советскими войсками территории. Был разработан секретный план.

Сергей Липатов, военный историк

Сергей Липатов

Военный историк

В задачу «Смерш» входило, прежде всего, осуществление контрразведывательной деятельности в частях и соединениях Красной Армии. Они должны были выявлять шпионов, предателей, пресекать утечку важной информации.

Было принято решение: основные силы направить в район Кёнигсберга и его окрестностей. Поскольку по договорённости с союзниками, в случае победы Кёнигсберг вместе с третью территории Восточной Пруссии отходил к СССР.

Кёнигсберг был сердцем Восточной Пруссии и её главным форпостом, и немцы были нацелены стоять за него до последнего, поэтому и наши войска готовились к длительной осаде города.

За несколько месяцев до начала Восточно-Прусской операции в район Кёнигсберга было заброшено больше двух десятков разведывательных групп. Почти все они погибли.

Дело в том, что леса в этой части Восточной Пруссии больше напоминают ухоженные парки, в которых укрыться практически невозможно. Ну и понятно, что рассчитывать на помощь немецкого населения не приходилось.

Группу радистки Екатерины Усановой, которая называлась «Кросс», забрасывали на территорию Восточной Пруссии одиннадцатой по счёту. Все предыдущие погибли – так разведчикам сказали на последнем инструктаже.

Екатерина Лявданская (Усанова), разведчица-радистка в 1945 г.

Екатерина Лявданская (Усанова)

Разведчица-радистка в 1945 г.

Он сказал так: «Работают 10 дней, 20, но всё равно принимают бой и гибнут». И мы сделали выводы: не принимать самолёты, не воровать у немцев, а самое основное – не беспокоили их.

У меня ещё были две лимонки – это я боялась, вдруг меня накроют, и я две чеки тогда вытащу. Эти гранаты были всегда со мной, когда я ходила в тыл.

У группы были карты местности образца 13-го года, и поэтому они попадали в весьма сложные ситуации. Например, рассчитывали найти на карте лес, а леса никакого и нет. Вместо него дорога и засеянное поле.

Советские разведчики постоянно находились на грани провала и готовы были расстаться с жизнью в любую минуту.

У всех групп, помимо стандартных задач найти огневые точки и укрепления противника, были и особые задания, связанные с деятельностью «Вервольфа». Иногда даже сами разведчики не знали, какую важную информацию они сообщают Центру. Чаще всего это было связано с данными, полученными от захваченных в плен немцев, так называемых «языков».

Зоя Зайцева, разведчица-радистка в 1945 г.

Зоя Зайцева

Разведчица-радистка в 1945 г.

Утром мы поймали немца, он шёл куда-то к своим знакомым, он был в отпуске и собирался уже вернуться в часть. Мы его «тёпленького» поймали, мы не хотели его убивать, но нам нельзя было оставлять его в живых…

«Язык» оказался курсантом спецшколы «Верфольф», которого готовили для диверсионной работы в тылу советских войск. Он раскрыл и основные цели диверсий, и адрес, где находилась его школа.

Андрей Пржездомский. Писатель

Андрей Пржездомский

Писатель

Они проходили обучение на территории Кёнигсберга в одной из школ, кстати, здание до сих пор стоит. И они должны были дислоцироваться на территории города, на территории Восточной Пруссии. Для того, чтобы разместить эти группы, была поставлена задача создания подземных сооружений, бункеров соответствующих.

Отряд 038 по подготовке разведчиков-диверсантов располагался в районе военного городка Кёнигсберга, в так называемых «гинденбургских казармах». Наши разведчики выяснили, что в отряд набирались, как правило, опытные фронтовики, получившие по несколько ранений на Восточном фронте, непригодные для дальнейшей службы в действующей армии, и молодёжь.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Там задачи были такие: сначала разведывать, потом составлять планы действий, а потом уже убивать и подрывать. Это были планы военных действий. Был ещё один план, и был специальный отдел «Вервольфа», он назывался «Отделом саботажа» – выводить из строя станки, фабрики, заводы и т.д.

Было установлено, что кёнигсбергской школой «Вервольфа» руководит немец Эбрих Вилли, около 40 лет, высокого роста, брюнет. Переводчик Кетцель, унтер-офицер, около 35 лет, шатен. Ближайшие задачи выпускников школы – диверсии в тылу советских войск.

Александр Широкорад. Публицист, писатель

Александр Широкорад

Публицист, писатель

На первом этапе «Вервольф» представлял достаточно серьёзную угрозу Красной Армии. Например, наши танки врываются в немецкую деревню, а там по ним открывают огонь мальчишки: подбиваются 3-4-5 танков. Недаром Гитлер вешал ордена тем, кто подбил 4 и более танков. Немецкий мальчишка, 8 или 10 лет, а у него уже Железный крест.

Тактика вервольфовцев была абсолютно простой и в тоже время эффективной. Наши танки двигались колоннами, и как только они входили в узкие улочки городков и посёлков, первую и последнюю машины подбивали из фауст-патронов. Колонна останавливалась, экипажи выбегали из машин, не понимая, что произошло, и тут по ним открывали кинжальный огонь.

Жителям Кёнигсберга: боритесь до последнего!

В начале 45-го года советские войска подходили с боями к Кёнигсбергу, туда же были переброшены и сотрудники «Смерша», чтобы заранее расставить сети гитлеровским оборотням.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Очень большую роль сыграли люди «Смерш», которые были настроены на то, что всё равно партизанская борьба будет. Не в таких масштабах, как в Советском Союзе, естественно, что там не Белоруссия, но борьба будет.

Уже в феврале 45-го года сотрудники «Смерш» задержали более 120 немецких диверсантов. Эти головорезы, прошедшие специальную подготовку, были снабжены фальшивыми советскими документами. Одеты они были в красноармейскую форму, а при себе имели ещё и гражданские костюмы, на всякий случай.

Судя по всему, боевики были подготовлены основательно и рассчитывали на длительную борьбу, никто из них не сдавался без боя.

Александр Широкорад. Публицист, писатель

Александр Широкорад

Публицист, писатель

Они замедлили в известной мере наступление советских войск. Наши войска вели сплошной огонь по домам, где вервольфовцы могли укрываться. Активно использовались огнемёты – просто сжигали эти дома.

Даже перед наступающей агонией руководители Третьего рейха ещё на что-то надеялись.

27 марта 1945 года Йозеф Геббельс написал в своём дневнике: «Я занят сейчас организацией так называемой акции «Вервольф». Больших приготовлений к этому сделать не успели, поскольку военные действия на Западе развернулись с такой стремительностью, что у нас вообще не было на это времени».

Но, кстати, и на занятых нами в своё время вражеских территориях партизанская деятельность превращалась в мощную силу далеко не сразу.

И вот настало время «Ч». 6 апреля 1945 года в 9 утра с южной стороны Кёнигсберга послышался нарастающий грохот. Первыми начали штурм города части 11-й гвардейской армии генерала Галицкого. Через час к наступлению подключилась артиллерия 43, 50 и 39 армий. Всего одновременно работало 5 тыс. орудий!

Пётр Чагин, помощник военного коменданта 4-го района г. Кёнигсберга в 1945 г.

Пётр Чагин

Помощник военного коменданта 4-го района г. Кёнигсберга в 1945 г.

Мы увидели Кёнигсберг ещё за 20 км до подхода к нему, когда он горел. Дым и головёшки, которые горели, несло, как ковры-самолёты. Оказалось, что горел завод толево-рубероидный.

Александр Мосякин, писатель, историк

Александр Мосякин

Писатель, историк

Это был один из самых красивых городов Европы. У меня дома несколько сот фотографий старого Кёнигсберга, я очень люблю этот город, и представляю, каким он был…

Историк Александр Мосякин много лет изучает документы того периода в Калининградском архиве. Коренных жителей города фашистские власти сознательно готовили отстаивать Кёнигсберг до последнего с оружием в руках в рядах сопротивления. Заранее распускались слухи о зверствах советских солдат, создавали многочисленные препятствия для выезда. К примеру, гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох издал специальный приказ: беженцам покинуть город можно было только после того, как они оставят здесь всё ценное.

Александр Мосякин, писатель, историк

Александр Мосякин

Писатель, историк

Кох издал директиву в июле 44-го года, что все культурно-исторические ценности Восточной Пруссии, а также личное имущество её граждан, включая столовое серебро, обручальные кольца, серьги и всё прочее, должно быть захоронено в пределах провинции Восточной Пруссии.

В сторону Пиллау, крупного порта и военно-морской базы на Балтике, немцам удалось пробить узкую брешь, в которую устремились тысячи жителей окружённого города.

Повозки и грузовики, толпы людей, катящих за собой тележки, коляски, санки и просто ящики со своим скарбом, рассеянные повсюду вещи, валяющиеся по обочинам трупы – всё вокруг говорило об агонии некогда прекрасного города, практически полностью уничтоженного войной.

Люди, напуганные гитлеровской пропагандой, стремились бежать из Кёнигсберга любыми способами. Те, кто не успел эвакуироваться, прятались по подвалам и с ужасом ждали советских солдат.

Пётр Чагин, помощник военного коменданта 4-го района г. Кёнигсберга в 1945 г.

Пётр Чагин

Помощник военного коменданта 4-го района г. Кёнигсберга в 1945 г.

На каждом входе в подвал был рисунок советского солдата, обросший бородой, с кинжалом в зубах, держит ребёнка, которого вот-вот зарежет.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Когда пришли наши войска, то, естественно, положение немцев было тяжёлым. Я абсолютно с этим согласен. Было объявлено: кто не сдаст оружие, всё, пеняйте на себя – на войне как на войне. Это не значит, что фанатиков не оставалось. Были люди, немецкие, особенно юные, которые, действительно, до последнего дня, до последнего вздоха пытались воевать, пытались убивать, и некоторым это удавалось…

В апреле 45-го года 14-летняя Эльвира Зирока была одной из тех, кто остался в разрушенном Кёнигсберге, и стала невольной свидетельницей последних боёв, которые продолжались в уже захваченном городе.

Эльвира Зирока, уроженка г. Кёнигсберг

Эльвира Зирока

Уроженка г. Кёнигсберг

Где центр города сейчас, рядом был бункер. А в этом бункере – пулемёт. И там немецкие солдаты были прикованы к цепи, чтобы не смогли сбежать. Они стреляли до последнего патрона.

Кстати, приковывали немецких солдат к пулемётам по их собственному желанию – таков был эффект геббельсовской пропаганды. Их учили стоять насмерть, к русским в плен лучше не попадать. Да и все понимали – отступать уже некуда, они в котле.

Бункеры, казни «предателей» и капсулы с ядом

Фашистские оборотни из «Вервольфа» тоже оказывали жесточайшее сопротивление. Ещё до взятия города неоднократно подрывали железнодорожные пути и мосты, совершали нападение на танковые колонны, перерезали кабели связи, убивали советских офицеров. Но и в уже оккупированном нашими войсками Кёнигсберге и его окрестностях они продолжали совершать диверсии и убийства.

Андрей Пржездомский. Писатель

Андрей Пржездомский

Писатель

Спецслужбы наши занимались тем, что отлавливали последних недобитых эсэсовцев и молодёжь из гитлерюгенда и «Вервольфа», которые ещё пытались чего-то там, где-то там в тёмном переулке убить нашего офицера…

По городу поползли слухи, что вервольфовцы устраивают показательные казни тех немцев, которые сотрудничают с советской властью. Местное население шепталось о пропавшем хранителе Янтарной комнаты докторе Роде, которого якобы повесили бойцы «Вервольфа», чтобы он не выдал советским властям местонахождение этой реликвии.

Александр Широкорад. Публицист, писатель

Александр Широкорад

Публицист, писатель

Вервольфовцы проявили себя как раз в малых городах. Два или три мэра были убиты бойцами «Вервольфа». И это произвело громадное впечатление на немцев. Немцы уже боялись этих сумасшедших мальчишек.

Зачастую приходилось вести войну практически с детьми, но детьми фанатичными и не знающими жалости, которые готовы были стоять до последнего.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Мне папа рассказывал, что он видел, что какой-то старый солдат наш, советский, ведёт какого-то пацана и ухо ему выкручивает. И тот плачет, пальцами размазывает, говорит, лепечет – он убил трёх красноармейцев в машине. Что с ним делать? Вопрос, да? И этот вопрос решался очень жёстко. Было произведено несколько публичных казней этих ребят. И после этого, надо сказать совершенно чётко, этих случаев стало гораздо меньше.

Как только наши войска вошли в Кёнигсберг, началась так называемая фильтрация населения. Все жители проходили обязательную проверку во временных лагерях, где их допрашивали и проверяли подлинность личности. В результате этих проверок удалось задержать нескольких диверсантов «Вервольфа».

Андрей Пржездомский. Писатель

Андрей Пржездомский

Писатель

Они были привезены в Москву, и здесь на Лубянке в следственном изоляторе их допрашивали, и они давали показания. Эти данные есть, и впоследствии они были использованы.

В донесении, направленном в Управление «Смерш», сообщалось: вервольфовцы передвигались, искусно маскируясь под советских солдат, которые конвоировали пленных. В результате короткого, но ожесточённого боя, они были захвачены разыскной группой контрразведки. У каждого из них при обыске были обнаружены капсулы с ядом, зашитые в пояса кальсон. Однако никто капсулами не воспользовался. Может, струсил, а может, надеялся на милость победителей? В конце войны никто не хотел умирать.

В сведениях, полученных разведкой о «Вервольфе», было одно слабое звено: полностью отсутствовала информация о подземных бункерах, которые заранее строились по всей Германии и в которых можно было укрываться месяцами.

Андрей Пржездомский. Писатель

Андрей Пржездомский

Писатель

Эти бункеры для размещения бойцов-диверсантов «Верфольфа» старались строить таким образом, чтобы можно было какую-то развалину подорвать, она бы закрыла сверху, замаскировала это сооружение, и проход в этот бункер можно было осуществлять как через независимый специально сделанный ход, так и через уже существующее подземное сооружение.

И в 60-е, в 70-е, и в 80-е в Калининградской области продолжали находить всё новые бункеры «Вервольфа». Даже сегодня такие находки случаются.

Наша съёмочная группа побывала в одном из таких недавно найденных схронов.

— Осторожно. Бетон сплошной?

— Бетон, конечно.

— Основательно строили?

— Да, строили хранилище очень надёжно, дренаж делали хороший. Делали два выхода для надёжности. Примерно здесь георадары показали замурованный выход, и дальше уже по шахте идёт лифт или лестница на глубину 30 метров.

Скорее всего, это тот самый, умело замаскированный тайный вход в бункер. И вполне возможно, что за этой стеной всё ещё лежит оружие и запасы еды для бойцов «Вервольфа».

Андрей Пржездомский. Писатель

Андрей Пржездомский

Писатель

Это не те бункеры, в которых население прячется в случае налёта авиации, а это высокооснащённые подземные сооружения из бетона с шлюзовыми камерами, с герметично закрывающимися дверями, с системой приточной вентиляции, с запасом продовольствия, оружия, боеприпасов, воды. Чаще всего старались делать так, чтобы была возможность подключать артезианский колодец к этому бункеру, т.е. там можно было находиться несколько месяцев, не привлекая к себе внимания. Сверху это маскировалось различным образом…

Всё было продумано до мелочей. О каждом бункере знал только строго ограниченный круг лиц. Поэтому любой боевик «Вервольфа», в лучшем случае, мог показать расположение только своего укрытия.

В результате все задержанные рассказали лишь о нескольких известных им замаскированных базах «Вервольфа» с романтическими названиями «Берта», «Остров Робинзона», «Замок Зигфрида» и загадочный объект PZ, который располагался где-то в самом центре Кёнигсберга. Но обнаружить его так и не удалось. Впрочем, как и десятки других бункеров, которые ещё предстояло найти и обезвредить.

Андрей Пржездомский. Писатель

Андрей Пржездомский

Писатель

Всего порядка трёх десятков таких бункеров было построено, из них десяток где-то – на территории самого города. Производились эти работы абсолютно тайно с использованием всех мер конспирации. Были созданы специальные строительные подразделения, для черновой работы использовали военнопленных, их расстреливали сразу после сооружения. Это стиль работы немецкой разведки и контрразведки. Наиболее важные секреты никогда не перекладывались на бумагу.

Но все эти меры предосторожности оказались невостребованными. В 46-м году началась масштабная эвакуация немецкого населения из советской части Восточной Пруссии, и это окончательно пресекло все попытки вести какую-либо партизанскую войну.

Николай Долгополов. Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Николай Долгополов

Журналист, писатель, зам. главного редактора «Российской газеты»

Причём, я скажу абсолютно честно, мне кажется, что для немцев это выселение стало избавлением. Выселяли, можно сказать, к себе, на историческую родину в Германию. Многие сёла, советские, в нашей стране, на Украине, в Белоруссии просто были сожжены, и жить было негде. И тогда раздался клич: «Мы дадим вам хорошее жильё в городе под названием Кёнигсберг». И люди поехали. Всё равно это было лучше, нежели в каком-то абсолютно сожжённом дотла немцами селе.

Новые жители Кёнигсберга начали отстраивать практически полностью разрушенный город. О бойцах «Вервольфа» они теперь вспоминали только тогда, когда мальчишки случайно находили очередной хорошо замаскированный бункер.

Так что никакой партизанской войны ни в Восточной Пруссии, ни на территории Германии у фашистов не получилось. Помешала не только наша контрразведка, но и нежелание измученных, истерзанных военными лишениями немецких граждан опять брать в руки оружие и умирать за Третий рейх и безумного фюрера. За его идеи каждая немецкая семья и без того заплатила слишком высокую цену.

Отправить ответ

avatar
  Подписка  
Оповещать