Наружу всё это выплеснулось в пору царствования Алексея Михайловича. Православный народ стал вдруг примечать, что в ряде губерний, особенно волжских, расплодились некие «люди божии», в простонародье хлысты. Странная какая-то секта. Чем занимаются на своих сборищах — никто не разумел: скрытно жили. Ясно было одно: православное учение считают вредным. И каждый страшной клятвой связан: из учения, таинств, обрядов не открывать ничего.

Бог Саваоф в огненном облаке

Говорили, еретиков, называющих себя «людьми божиими», в обществе и не отличишь. Иные даже молятся притворно в церкви, но ненавидят ее, священников «черными вранами» называют, а детей, рожденных от церковного брака, считают утехою Сатаны. И в то же время оправдывают связи с чужими женами…

А гнусные дела исподтишка творят, народ смущают: дескать, в 1645 году на гору Городину, близ села Михайлицы, сошел в огненном облаке сам Бог Саваоф и принял плоть человека, некоего Данилы Филиппова. И стал видим «божиим людям», и открыл им истины.

Явление Христа народу

Много позже выяснилось, что этот Саваоф не кто иной, как беглый солдат Данила Филиппов. Прижился в Муромском уезде Владимирской губернии. Здесь, на горе Городине, объявил себя «превышним богом» и при всем честном народе потопил в Волге свои церковные книги как ненужные. А взамен повелел соблюдать 12 заповедей, полученных якобы свыше. Первейшая из них — почитать его как Бога. Среди других: не жениться, а коли женат, жить с супругой как с сестрой, не ходить на свадьбы, гулянья, а пуще всего — держать в тайне учение и обряды «людей божиих».

После поселился у брата в Костромской губернии и вызвал к себе другого самозванца — Ивана Суслова. Тот объявил себя уже сыном Бога — Христом. Чудеса о нем рассказывали. Жили-де во Владимирской губернии престарелые старик со старухой. Как старухе 100 лет стукнуло, вдруг забеременела она и в 1616 году родила сына. Священник побоялся крестить его. Какой-то пришлый вызвался, нарек младенца Иоанном. И все это в местной церкви происходило. Но священник не помнил ничего. Очнулся под лавкой, на паперти церковной…

Стал Суслов при Даниле главным помощником, а дом их прозывался «божиим домом». Суслов еще изобретательнее Данилы был. Окружил себя 12 апостолами, челядью.

По всей Волге с проповедями ходили. Ересь распространилась до того, что в каждой губернии еретики понастроили свои молельные дома.

Расправа и воля

Сведала про то православная церковь, донесли патриарху Никону, государю. По их велению стали преследовать еретиков, поймали в Угличе, взяли под стражу. Допрашивали: в чем учение? Наказывали телесно, голыми, с той поры и гора у церкви стала называться Голионской. Но никто рта не раскрыл.

Препроводили в Москву. Алексей Михайлович велел самолично патриарху Никону допросить их. Одному Суслову 40 кнутов дали — впустую. Князь Одоевский на Житном дворе пытал, в Кремле, на Красной площади — как онемели… И тут, на их счастье, государыне Наталье Кирилловне, которая никак не могла разрешиться младенцем — будущим Петром I, известная старица предсказала: роды пройдут благополучно, если всех заключенных выпустят на волю…

С этого времени лжехристос стал вольготно проживать в Москве, свой дом заимел, там и моления происходили. Данила к нему приехал, вместе стали обряды совершать, да недолго: помер лже-Саваоф на 100-м году, вскоре и Суслов преставился. Гробы их поклонниками были разобраны по щепочкам.

Новая смена

А уж туг и новый лже-Христос объявился — Прокопий Лупкин. Бывший стрелец Батуринского полка, участвовал в Азовских походах, был определен на службу в Нижний Новгород, да обнаружилась у него падучая. Так и остался в Нижнем, женился на стрелецкой дочери Акулине и провозгласил себя пророком «людей божиих».

Еще при Суслове их учение стало проникать в женские монастыри, в частности в Ивановский, где верховодила жена Лупкина — Акулина Ивановна, объявившая себя «богородицей». Суслов и был похоронен в этом монастыре. На поклон к его могиле ходили толпы «божиих людей». В 1739 году по повелению Анны Иоанновны труп лже-Христа вместе с останками его сподвижников выкопали, вывезли в поле, сожгли и прах по ветру развеяли.

После смерти Акулины «дело» перешло в крепкие руки инокини монастыря Анастасии. А собственно, что за «дело»? Никто и не знал, чем они занимаются на своих сборищах…

Свидетельства очевидца

…В 1732 году к градоначальнику Москвы графу Салтыкову, запыхавшись, прибежал известный всей столице разбойник Семен Караулов.

Он жил со своей шайкой под Каменным мостом, «шалил», однако крещеный был. Он и поведал Салтыкову страшные вести: есть-де в Москве четыре дома и несколько подземелий, где творятся непотребства. Сам очевидцем был.

Толи пограбить хотел, то ли из любопытства пролез через узкий лаз в богатый дом (а он охраняем был, окна тюфяками заткнуты) и попал на радения «людей божиих».

Флагеллантство — движение «бичующихся», возникшее в XIII веке. Флагелланты в качестве одного из средств умерщвления плоти использовали самобичевание, которое могло быть как публичным, так и келейным.

…На одних лавках сидят мужики, на других, супротив, женщины. В переднем углу — пророк и пророчица, жгуты крепкие крутят для битья и псалмы поют. Хулят заповеди православной церкви, а пуще всего страшной клятвы требуют: никому не сказывать, что творится на радениях. Потом на несколько часов все затянули свои песни.

Хлысты утверждали, что каждый может стать богом, но только божественный экстаз снисходил на них во время свального греха.

Полночь пробило. Все поснимали платья и белье, облачились в особого покроя радельные рубашки, на ноги нитяные чулки натянули, а кто и бос остался. И опять завели песнопения. Вдруг мужчины вскочили с лавок и давай скакать, прыгать и петь. За ними женщины: на два поля разделились. И в одиночку кружатся, и в схватку (мужчина с женщиной), кораблем, хороводом, крестом… Бегают друг за другом, строго следуя такту, а задние вовсю дубасят передних: прутьями, палками, а то и цепами. Да покрикивают при этом: «Плоти не жалейте! Хлещи, хлещи, Христа ищи!»

Рубашки взмокли. Выжали — опять прыгают, хулят истинные заповеди. В бесовское вожделение вошли, словно пьяные. Тут разом все свечи погасли — и начался свальный грех: ни роду не разбирают, ни возраста…

Не помнит Семен, как выбрался из этого вертепа, хоть и разбойничал, но надругательства над родной верой стерпеть не мог.

По указке Караулова на радении было захвачено 78 человек, в том числе священников, монахов, монахинь. Подтвердилось: главным руководителем секты была инокиня Ивановского монастыря Анастасия.

В 1730-е годы Ивановский монастырь стал рассадником ереси. Заправляла там инокиня Анастасия. Никто не знал, чем монахини занимаются на своих сборищах, и в чём заключается «христовая любовь».

Она, отрицая таинство евхаристии, причащала водой и квасом, а себе хитрую келейку устроила: и под ней, и над нею мягкие перины, где совершалась «христовая любовь» и самой матушкой, и монахинями. То у них называлось: «Грех грехом искупляют».

Свальный грех на корабле

Вот когда открылась, пусть и частично, суть хлыстовщины. Откуда просочилась она в Россию? Одни утверждали — с появлением старообрядческого раскола, другие — занесена из Польши и Богемии, связана с запорожскими казаками.

Так или иначе, пророки хлыстов утверждали, что сам Бог входит с людьми в непосредственное общение. Это и прельщало новичков: дескать, каждый может стать богом. Их радения происходят под влиянием мистического экстаза. Человек умирает плотью, но воскресает духом — вот ведь что придумали. Народ прозвал их хлыстами, потому что хлещут себя, сил не жалея, прутьями, цепами. Но сами хлысты позорного названия не приемлют, а ведут свое имя от «христовщины».

Соберется человек 50 хлыстов — это уже «корабль», независимый от других. Но обряды у всех «кораблей» одни. Наставник — он же пророк, или кормщик корабля. У него неограниченная власть, он управляет вместе с «богородицей» (чаще — чьей-либо разведенной женой). Есть воспитанники, есть и рядовые. Это братья-корабельщики. Если прикажет кормщик — любой из них, не задумываясь, бросится в огонь и в воду, с благоговением исполнит самый безнравственный поступок и уверен: на то воля Божья…

Корабельщики ратуют за целомудрие и безбрачие — на словах, а на деле занимаются гнусным развратом. Место радений называют Иерусалимом, оно охраняется строгим караулом. Радения бывают простые, чрезвычайные и годовые, на последних исступленные изуверы хлещут себя часов по 12.

Но любое из радений заканчивается свальным грехом всего «корабля»…

Смерть на эшафоте

Шаг за шагом дело о хлыстах прояснялось. 11 октября 1733 года граф Остерман подписал указ: инокиня Анастасия была расстрижена, и на Сытном рынке на эшафоте ей отрубили голову. Той же участи подверглись двое ее ближайших помощников. Многие были биты кнутом и сосланы на каторгу. С этого времени началось гонение на ересь. Но ее не так-то легко изничтожить…

Дело Ваньки Каина

Хлысты только притаились. 1745 год ознаменовался новой бурей над ними: началось второе следственное дело, которое длилось до 1753 года. По нему проходило 416 человек. А начало следствию положил известный сыщик Ванька Каин (Иван Осипович Каин), он выведал у пьяной женщины ужасающие подробности о неведомых доселе радениях хлыстов.

Известный сыщик Ванька Каин положил начало следствию по делу хлыстов. Именно он выведал у пьяной женщины ужасающие подробности о неведомых доселе радениях сектантов.

При обыске замочника Евдокима Никифорова в селе Преображенском нашли подозрительные вещи: странные крошки, завернутые в бумагу и камчатные мешочки. Экспертиза показала, что это части человеческого тела. Нашли и ножи острые, обнаружили раны на телах стариц в женских монастырях. Монастырская девка Лукерья Васильева, не выдержав дыбы, показала, что радения хлыстов всегда заканчивались свальным грехом. Да только бы это…

Кошмар

Самыми дьявольскими были годовые радения, о которых привлеченные к следствию старались умалчивать. Эти радения совершаются в самое длинное световое время, в июне. Все начинается обычно: скачут, лупят друг друга до крови, поют по 12 часов кряду свои псалмы. После изнурительных скачков и лупцевания — грех вавилонский…

Но именно на годовом радении совершается «причащение грудью» — одна из изуверских выдумок хлыстов. Для этого заранее выбирается непорочная девица, «вида безукоризненного», лет 15-16, вконец доведенная до фанатизма. Ей торжественно объявляют о выпавшей на ее долю благости, а именно: весь «корабль» соизволит приобщиться ее телом и «христосиком», который родится от совокупления всем «кораблем».

Нагую, ее сажают под образа, где и происходит свальный грех. Теперь она «богородица». Когда забеременеет, ее во время моления сажают в чан, наполненный теплой водой. К ней подходят старухи, вырезают ей левую грудь и с удивительной легкостью останавливают кровотечение. Во время этой страшной операции девице дают в руки икону Святого Духа, дабы углубилась в созерцание ее, пока переносит дикую боль.

Отрезанную часть тела разрезают на мелкие кусочки и дают присутствующим вкусить их. Затем «богородицу» сажают на возвышенное место, и все пляшут вокруг нее, приговаривая: «Поплясахом, по горахом на Сион гору…».

Пляски учащаются, переходя в истовое, бешеное безумие. Свечи опять гаснут, снова свальный грех… Дети, родившиеся таким путем, считаются зачатыми от Бога. Девочки готовятся корабельщиками на роль «богородиц», а младенцев мужеского пола приносят в жертву. Ну да пощадим нервы читателей. Вот откуда крошки человеческих тел в камчатных мешочках…

Синод, узнав о вопиющем сатанинстве, постановил: «Следствие закончить в самой скорости». Суровые наказания приняли тогда виновные… Но и дыба, и эшафот не устрашили: хлысты не исчезали…

«Золотой век» скопцов

В царствование Александра I наступило время, благоприятное для распространения мистических идей (как известно, государь был привержен мистическим настроениям). Именно в конце XVIII века от хлыстов отделились скопцы — их же крайнее порождение. Это учение выразилось в новой изуверской секте, в которой предполагалось физическое уродство сектантов.

Хлысты относятся к плоти с пренебрежением, скопцы со страхом, считают ее грозным врагом, а оскопление — единственным способом усмирить плоть. У них, в отличие от хлыстов, один Христос, а потому и сплочены теснее. Когда, говорят они, число оскопленных достигнет 144 тысяч, для «людей божиих» наступит Царствие Небесное.

Существует много способов оскопления. Частичный (первая чистота) — это «малая печать». И вторичный — отнятие всего детородного органа, это уже «царская печать» (вторая чистота). Для женщин окончательного скопчества не бывает.

Операции совершаются в подземельях, многие умирают, не выдержав мук, их тела сжигают. Однако живучесть скопчества, этого крайнего проявления хлыстовщины, поразительна. И кто поручится, что в XXI веке исчезли тайные секты изуверов?..

Маргарита Ломунова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here