Рождение атласа

0
597

Задумывался ли кто-нибудь из нас в школьные годы, взяв в руки сборник географических карт и прочитав на его титульном листе слово «атлас», откуда, собственно, пришло это название, кто первым его употребил в таком контексте?

Вначале была легенда

За вражду с Зевсом и попытку вступить в борьбу с богами Олимпа Атласа постигла суровая кара: боги взгромоздили на него непосильную ношу — небесный свод
За вражду с Зевсом и попытку вступить в борьбу с богами Олимпа Атласа постигла суровая кара: боги взгромоздили на него непосильную ношу — небесный свод

Из древности дошла до нас легенда об Атласе (иногда его называют Атлантом) — титане, сыне Иапета и Климены, брате Прометея. Древнегреческий миф рассказывает о том, что за вражду с Зевсом и попытку вступить в борьбу с богами Олимпа Атласа постигла суровая кара: боги взгромоздили на него непосильную ношу — небесный свод, который тот должен был нести вечно. Согласно другому мифу, Персей с помощью головы горгоны Медузы превратил Атласа в скалу (одноименная гора возвышается в Северо-Западной Африке на территории сегодняшнего Туниса). Человек, впервые употребивший слово «атлас» применительно к набору им же созданных географических карт, вероятно, был знаком с мифологией. Своему сборнику карт всей земной поверхности, на которую как бы опирается небесный свод, он дал имя древнегреческого титана. Так с его легкой руки это слово обрело новое значение и стало нарицательным. Этим человеком, признанным родоначальником картографии, был немецкий ученый Герард Меркатор.

Становление мастера

Он родился 5 марта 1512 года во Фландрии, в небольшом городке Рупельмонде (сегодня он принадлежит Бельгии), куда его родители переехали из своего родного немецкого городка Гангельт. Отец будущего ученого носил фамилию Кремер, означающую что-то типа «мелкий торговец», «торгаш». Ставшему гимназистом Герарду такое неблагозвучие не импонировало, и он по моде того времени перевел свою немецкую фамилию на латынь, превратившись в Меркатора, что можно было перевести как «купец». При этом никаким купцом он, конечно, становиться не собирался. Отец умер, когда Герарду было лишь 14. Юноша остался практически без средств к существованию.

Только благодаря своему дяде, местному кюре, Герард получил образование, вначале богословское, а затем и гимназическое. По окончании гимназии тот же дядя помог талантливому юноше продолжить обучение в самом лучшем в Северной Европе тех времен университете в городе Левен. Там Меркатор изучал теологию, философию и математику. После окончания университета юношу взял в качестве ученика и помощника известный нидерландский математик, астроном и мастер по изготовлению астрономических инструментов Гемма Фризиус. Оставаясь в Левене, Меркатор работал совместно с Фризиусом, попутно препо-давал географию и астрономию в университете, а также занимался изготовлением точных оптических инструментов. Удачно сконструированные Герардом точные глобусы и астролябии почти сразу принесли ему известность. Одновременно он с увлечением осваивал работу картографа и в 25 лет уже сумел выпустить свой первый самостоятельный труд — карту Палестины.

Еще через год Меркатор создал карту мира в двойной проекции, учитывающую сведения о самых последних географических открытиях, которых в ту пору совершалось немало. На этой карте впервые название «Америка» было отнесено и к южной, и к северной частям Нового Света, а сам недавно открытый материк изображен отделенным от Азии. Через несколько лет Меркатор (также впервые) нанес на карту еще не открытую Антарктиду, о существовании которой ученые пока лишь догадывались.

Об успешных новаторских работах Меркатора стало известно испанскому королю Карлу V. По его указанию ученый изготовил набор астрономических инструментов, а также создал глобус Земли — один из лучших для того времени. Новшеством глобуса стало то, что на его сферическую поверхность была нанесена сетка дугообразных линий. Это существенно упрощало его использование для целей морской навигации. Спустя 10 лет Меркатор создал глобус Луны и в 1552 году подарил его королю Карлу.

Время великих открытий

То была романтичная эпоха Великих географических открытий, дальних странствий, полных опасностей и приключений. Естественно, героем того времени становился отважный капитан, который вел свой корабль в никому не известные края, преодолевая шторма, ураганы и прочие многочисленные напасти.

Вот как пять веков спустя писал о таких капитанах русский поэт, сам романтик и путешественник, Николай Гумилев:

«…Или, бунт на борту обнаружив,
Из-за пояса рвет пистолет,
Так, что сыпется золото с кружев,
С розоватых брабантских манжет…»

И верно, мужеству, жажде открытий и славы этих известных и безвестных героев, духу их здорового авантюризма человечество обязано многим. За какую-то сотню лет круг знаний о планете, на которой мы живем, расширился многократно. Но значение Великих географических открытий заключалось не только в открытии новых земель или океанов. Они бы не оставили после себя такого следа, если бы одновременно люди не научились точно определять свое местонахождение в открытом море, составлять карты земной поверхности, отображая сведения о новых землях и делая эти открытия достоянием других, идущих по их следам. Только благодаря этому множество разрозненных сведений о нашей планете стали складываться в единую гармоничную картину мира.

Герард Меркатор сам никогда не выходил в океан, но его труды достойно венчают эпоху Великих географических открытий. Он собрал воедино все накопленные к тому времени географические знания и создал карты, дающие возможность осуществлять дальние морские походы. С Меркатора берет начало наука картография.

Однако его труды были отмечены не только образованной частью общества, инквизиция тоже не прошла мимо них. В 1554 году он был арестован по подозрению в ереси, четыре месяца провел в заключении и оказался на свободе лишь благодаря заступничеству короля.

Опасаясь за свою безопасность, Меркатор переселился в немецкий Дуйсбург. Здесь, вдали от моря и торговых путей, собирать сведения о новых открытиях, добывать сделанные моряками наброски карт было сложно, но в этом Герарду очень помог фламандский географ и картограф Абрахам Ортелий.

В Дуйсбурге Меркатор опубликовал карту Европы на 15 листах. На ней он впервые правильно показал очертания Средиземного моря, устранив ошибки, идущие от античных времен.

Атлас становится атласом

В 1569 году Меркатор издал на 18 листах «Новое и наиболее полное изображение земного шара, проверенное и приспособленное для применения в навигации». Для того чтобы все точки земной поверхности на карте соответствовали своему истинному положению на планете, был использован новый способ нанесения параллелей и меридианов, получивший впоследствии название меркаторской проекции, используемой до наших дней при составлении морских навигационных и аэронавигационных карт.

Эпитафия на могиле учёного: «Кто бы ни был ты, прохожий, не бойся, что этот небольшой ком земли давит, как груз, на погребенного Меркатора, ибо вся земля не бремя для человека, который, подобно Атласу, нес на своих плечах ее тяжесть»
Эпитафия на могиле учёного: «Кто бы ни был ты, прохожий, не бойся, что этот небольшой ком земли давит, как груз, на погребенного Меркатора, ибо вся земля не бремя для человека, который, подобно Атласу, нес на своих плечах ее тяжесть»

Сегодня о Герарде Меркаторе вспоминают в основном как о новаторе-картографе, но круг его интересов и размышлений далеко не ограничивался лишь задачами практической картографии, в него, помимо прочего, входили и сложнейшие вопросы космографии.

К 1571 году ученый завершил главную картографическую, космографическую и философскую работу своей жизни: «Атлас, или Космографические соображения о сотворении мира и вид мира сотворенного». Сюда вошло более сотни карт, которые представляли в новой проекции все открытые на тот момент земли. Вот здесь-то и родился сам термин «атлас». Третья, завершающая часть атласа была опубликована уже после кончины автора его сыном. В нее входит карта с контурами России. Она поражает своим необычным изображением Северного полушария, представляющим собой взгляд со стороны Полярной звезды в точку Северного полюса нашей планеты.

Умер великий ученый в Дуйсбурге 2 декабря 1594 года. На его могиле начертана эпитафия: «Кто бы ни был ты, прохожий, не бойся, что этот небольшой ком земли давит, как груз, на погребенного Меркатора, ибо вся земля не бремя для человека, который, подобно Атласу, нес на своих плечах ее тяжесть».

Анатолий Буровцев, Константин Ришес

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here