Подпольный миллионер сталинской эпохи

0
666

Подпольный миллионер в эпоху Сталина? Нонсенс! Но даже в те годы в стране находились ловкие авантюристы, осмеливающиеся заниматься тем, что в наше время называют бизнесом. Для большинства из них подобные потуги очень скоро заканчивались ГУЛАГом. Людей, подпольные предприятия которых просуществовали с десяток лет, можно пересчитать по пальцам. Но Николай Максимович Павленко был абсолютным рекордсменом по размаху предпринимательства. Он ухитрился создать собственную военную часть, приносившую ему баснословные барыши. В наши дни он, несомненно, стал бы олигархом. Но при Сталине подобная деятельность поощрялась только девятью граммами свинца.

Орел из Новых Соколов

«В большой семье не щелкай клювом!» — эту заповедь Коля усвоил с младых ногтей. Он был седьмым, самым младшим ребенком в семье мельника Максима Павленко. Родился он в 1908 году (по другим данным — в 1914-м) в селе Новые Соколы, что под Киевом. Семья считалась зажиточной, тем не менее и хозяину, и всем домочадцам приходилось много и усердно трудиться, от зари до зари, с малых лет. Колю такая перспектива совсем не радовала. С детства он был хитрованом, умел выкручиваться из любых затруднительных ситуаций, переводя стрелки на старших братьев и сестер. За что и получал частенько тумаки. Окончив церковноприходскую школу, парнишка решил, что труд на земле и на мельнице — не для него. Он пошел в писари к сельскому старосте, помогая тому составлять разные казенные бумаги. Его работодатель оказался заядлым картежником и парня втянул в это дело. Но ученик оказался способнее своего учителя и вскоре постоянно стал обыгрывать его, скопив таким образом небольшой первоначальный капитал».

В 1928 году отца раскулачили. Ехать в ссылку с ним и прочими членами семьи Коле совсем не хотелось. Смекалистый парень сумел воспользоваться сельсоветской печатью и сотворил себе справку, в которой превратился в сына многосемейного крестьянина из бедноты. А еще он стал передовым комсомольцем, якобы направляемым сельской ячейкой в губернский комитет для строительства светлого коммунистического будущего. А чтобы надежнее вписаться в ряды этих «профессоров», добавил к своему возрасту четыре года.

Задачи строительства нового общества Павленко воспринял своеобразно. Работая строителем-дорожником в «Главдортрансе», трудовой энтузиазм проявлял в основном на комсомольских собраниях, яростно клеймя отдельных товарищей за мелкобуржуазные взгляды. Идейно подкованного «комсомольца» заметили, и вскоре Павленко был по решению губкома направлен на учебу в инженерно-строительный институт. Впрочем, гранит науки оказался Николаю не по зубам. Зато он по-прежнему успешно занимался болтологией на собраниях, а в доносах на товарищей преуспел настолько, что сотрудники НКВД Керзон и Сахно завербовали перспективного стукача на борьбу с троцкистами и помогли ему (уже отчисленному из института за неуспеваемость) устроиться прорабом в очень серьезную организацию «Главвоенстрой».

Обжившись на новом месте, аферист вскоре сообразил, что бухгалтерия здесь хромает на обе ноги. Стройматериалы можно воровать вагонами, и никто не заметит пропажи. А вскоре и счастливый случай представился. Павленко в одной компании встретился со своим земляком Ленькой Рудниченко, который продемонстрировал уникальный талант — вырезать из сапожной подошвы печати государственных организаций, не отличимые от подлинных. Так родился кооператив «Вперед», первой аферой которого стала продажа налево пяти вагонов пиломатериалов. А потом пошло-поехало. Кооператив процветал, подельники богатели. Но справедливости ради заметим, что Павленко не зарывался, не наглел, воровал аккуратно и, можно сказать, умеренно, так что на заметку к органам не попался.

Образцово-показательная часть

Доходный бизнес прервала Великая Отечественная война. Воентехник 1-го ранга (старший лейтенант) Павленко в июне 1941 года в составе 2-го стрелкового корпуса оказался в самом пекле и вынужден был отступать вместе со всеми от границы до самой Вязьмы. Но наш авантюрист и тут не растерялся. В октябре он сумел подделать командировочное предписание, согласно которому он якобы направлялся на поиски аэродромной части. А еще каким- то чудом (а скорее, за большие деньги) ему удалось раздобыть «непроверяшку» — документ со штампом «ПВ» («Пропуск везде), освобождавший предъявителя от всех проверок военными и чекистскими органами. Благодаря этому Павленко сумел благополучно добраться до города Калинина.

Дезертир хотел было залечь на дно, да встретился снова с Рудниченко и другими довоенными подельниками. Так родился УВСР-5 («Участок военно-строительных работ Калининского фронта»). Рудниченко вырезал гербовую печать и штампы. Командировочные удостоверения, продаттестаты и прочую документацию отпечатали в местной типографии за машину тушенки и сгущенного молока. Обмундирование заказали на швейной фабрике имени Володарского, а частично закупили на базарах. Подкупив нужных людей в военной комендатуре, Павленко (уже к тому времени присвоивший себе звание военного инженера 3-го ранга, то есть капитана) добился, чтобы к нему для прохождения службы направляли бойцов, отставших от своих частей или выписавшихся после ранения из госпиталя.

Криминальный талант был неплохим психологом, производил впечатление умного, энергичного человека с интеллигентными манерами, всей душой болеющего за порученное дело. К примеру, ему удалось расположить к себе начальника одного из эвакопунктов Биденко, и тот за обещание бесплатно сделать ремонт помещений взял команду Павленко под свое покровительство и зачислил на все виды довольствия. А фиктивный бланк, согласно которому новая воинская часть подчинялась непосредственно Верховному главнокомандующему, обезопасил Павленко от нежелательного внимания соответствующих органов.

Укомплектовавшись кадрами, фиктивное воинское подразделение стало выполнять дорожно-строительные работы по договорам подряда с различными организациями. Поскольку все расчеты производились наличными, это открывало мошенникам широкий простор для обогащения. Львиная доля доставалась Павленко и его ближайшим соратникам. Но и рядовой состав не обижали. Работники УВСР-5, а впоследствии УВР-5 получали гораздо больше, чем их коллеги из законных» предприятий. При этом большинство из них даже не подозревали, что работают на криминал.

Справедливости ради заметим, что все строительные работы выполнялись в срок и с хорошим качеством, заказчики оставались довольны. Сам Павленко показал себя умелым руководителем. Дотошно вникал в любую мелочь, строго наказывал подчиненных за малейшие упущения. Дисциплина в этой «воинской части» была железная. То есть по всем показателям она могла бы дать сто очков вперед любому из других стройбатов. Понятно, что заказчики 8 очередь выстраивались к образцово-показательной УВР-5. И к концу войны аферист стал уже подпольным миллионером.

Банда мародеров

Продвигаясь вслед за наступающей Красной армией, часть Павленко закончила войну в Берлине. За границей Николай Максимович развернулся во всю мощь. Его «бойцы» окончательно превратились в банду мародеров, грабя местное население. Впрочем, во избежание слухов и кривотолков Павленко все же устроил показательный расстрел пары самых ретивых «экспроприаторов» перед строем. А тем временем, подкупив кое- кого из военпредов управления вещевого и обозного снабжения Министерства обороны СССР и военной комендатуры Штутгарта, получил в свое распоряжение железнодорожный эшелон из 30 вагонов. На нем вывезли десятки тонн муки, сахара, круп, сотни голов домашнего скота, десять грузовиков, пять тракторов, несколько легковушек. Реализовав награбленное, Павленко каждому из своих «солдат» выплатил по 7-12 тысяч рублей, офицерам — 15-25 тысяч, себе же оставил 90 тысяч рублей. После этого всех демобилизовал.

Сколь веревочке ни виться…

Но вскоре Павленко и его подельники всплыли во Львове, создав УВС-1 («Управление военного строительства») с филиалами во многих западных областях СССР. С 1948 по 1952 год эта организация заключила 64 договора на сумму 38 717 600 рублей. Обладая столь большими деньгами, Павленко вообразил себя неуязвимым. Сделав себя полковником, он красовался на трибуне во время всех праздничных мероприятий, сверкая боевыми орденами.

Н. М. Павленко после ареста
Н. М. Павленко после ареста

Разоблачили Павленко совершенно случайно. Молдавскому колхознику Илье Ефременко, проработавшему в УВС-1 свыше года, при увольнении недодали облигаций на сумму 200 рублей. Мелочь, но работягу это задело. Он стал писать жалобы во все инстанции и дошел, наконец, до Верховного Совета СССР и главной военной прокуратуры. Проверка установила, что данная часть в списках министерства обороны не значится. Следствие вывело мошенников на чистую воду. 23 ноября 1952 года Павленко, как и его подельники, был арестован. 4 апреля 1955 года трибунал Московского военного округа приговорил Павленко к высшей мере наказания, а его 16 «офицеров» — к лишению свободы сроком от 5 до 25 лет.

Вот что значит не вовремя родиться! А нынче был бы олигархом…

Николай Санталов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here