Ответ «звёздным войнам»

Советскую программу космической защиты закрыли из-за нехватки денег

0
1420

В 1976 году президентом Соединенных Штатов Америки был избран Джимми Картер. Он почти сразу же взял курс на отказ от основных положений договора ОСВ-1 и усиление американского военного присутствия в космосе. Это потребовало от советского правительства срочных ответных мер. Тем более что курс Картера продолжили его последователи.

Президент США Рональд Рейган с «отцом» американской водородной бомбы Эдвардом Теллером, горячо поддержавшим СОИ
Президент США Рональд Рейган с «отцом» американской водородной бомбы Эдвардом Теллером, горячо поддержавшим СОИ

В 1983 году новый президент США Рональд Рейган провозгласил старт программы «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ) с элементами космического базирования. В средствах массовой информации этот проект получил название «План звездных войн». Принятие американской администрацией программы СОИ фактически означало, что военное противостояние двух мировых сверхдержав вышло на принципиально новый — космический — уровень. Тем самым человечество вплотную приблизилось к страшной угрозе третьей мировой войны.

Фото с орбиты

Главный конструктор завода «Прогресс» Дмитрий Козлов
Главный конструктор завода «Прогресс» Дмитрий Козлов

Резко осложнившаяся международная обстановка в конце 1970-х годов заставила руководство СССР искать эффективные пути противодействия проектам «заокеанских ястребов». В это время по прямому указанию руководства СССР на совершенно секретном предприятии под названием «Центральное специализированное конструкторское бюро» (ЦСКБ), что располагалось в закрытом для иностранцев городе Куйбышев (ныне Самара), начались разработки принципиально новых космических объектов. Программу возглавлял дважды Герой Социалистического Труда Дмитрий Козлов.

Согласно рассекреченным планам, одним из главных противовесов американской программе «звездных войн» должны были стать несколько перспективных космических комплексов (КК) нового поколения: «Янтарь-4К2» («Циркон»), «Янтарь-4КС2» («Берилл»), «Янтарь-К1ФКТ» («Силуэт»), «Янтарь-5К» («Орлец»), Одновременно проводились летно-конструкторские испытания по уже изготовленным в металле комплексам «Янтарь-4К1» и «Зенит-б» с улучшенными характеристиками («Зенит-6У»). Велась наземная отработка систем ряда других объектов.

К концу 1981 года в ЦСКБ была завершена разработка эскизного проекта комплекса «Циркон-2», предназначенного для фотографирования заданных районов земной поверхности с высокодетальным уровнем разрешения на местности. Комплекс оснащался системой многоразовой оперативной доставки информации в спускаемых капсулах, а срок активного существования достигал 90 суток. Также было принято постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 915-272 от 16 сентября 1981 года «О создании ракетно-космического комплекса «Орлец»».

Для выведения

«Циркона-2» на орбиту использовалась ракета-носитель 11К77 (модификация «Союза»). Доставка фотоинформации на Землю производилась в 22 спускаемых капсулах, разработанных в рамках КК «Орлец». В случае необходимости КК «Циркон-2» был способен совершить маневр перехода на орбиту высотой 140-160 километров, с уменьшением срока активного существования при функционировании на этой высоте.

Кроме того, одним из отделов ЦСКБ, начиная уже с 1979 года, велись работы по созданию конструктивно-компоновочной схемы и аппаратурной базы принципиально нового космического комплекса, в документации получившего название «КК «Сапфир»». Его отличительными особенностями должны были стать модульность построения, значительно больший ресурс работы, широкий диапазон обеспечивающих характеристик, высокая оперативность управления и решения целевых задач, существенно возросшая бортовая энергетика.

«Сапфир» против ПОИ

Для знакомства с разработками ЦСКБ, и в первую очередь с «Сапфиром», 11 августа 1981 года Куйбышев посетила большая партийно-правительственная делегация. В ее составе были министр обороны СССР Дмитрий Устинов, министр общего машиностроения СССР Сергей Афанасьев, начальник 3-го Главного управления этого министерства Юрий Коптев, а также ряд других ответственных работников.

Инспекция  высоко оценила работу предприятия над космическим комплексом «Сапфир-К», которая в 1981 году стала для ЦСКБ одним из главных направлений деятельности. Как сейчас видно из рассекреченных документов ЦСКБ, для выведения объектов на орбиту программа «Сапфир» предусматривала использование двух видов транспортных средств: унифицированной ракеты-носителя 11К77 и космического челнока «Буран». Последний должен был не только доставлять на орбиту спутники наблюдения, но также в случае необходимости проводить операции по восстановлению их работоспособности, дозаправлять спутники топливом, переводить космические аппараты на другие орбиты, а также выполнять множество других задач. В эту космическую систему предполагалось включить комплекс многоцелевой разведки «Сапфир-Б», в составе которого должны были постоянно находиться не менее трех аппаратов орбитального наблюдения.

Действия этих объектов дополняли подразделение широкозахватной комплексной разведки «Сапфир-Ц» (не менее шести аппаратов) и эскадра боевых многоцелевых космических кораблей «Стрелец», в составе которой, в зависимости от международной обстановки, должны были находиться от 5 до 10 аппаратов. Они должны были стать настоящими «космическими танками» с экипажем из трех человек, оснащенными непробиваемой броней и вооруженными разными видами оружия, в том числе и лазерным. Деятельность всей группировки предполагалось обеспечивать с помощью спутников связи, транспортных космических кораблей, а также наземных средств по сбору и обработке информации.

Система «Сапфир-К» уже в конце 1980-х годов должна была стать постоянно действующей, с переменным составом, быстро реагирующей на изменение военно-политической обстановки в мире. Ее работа была возможна в пилотируемом варианте, в полуавтономном режиме (с участием временных экспедиций посещения), а также в полностью автономном состоянии по заблаговременно заложенной программе, которая при необходимости могла бы корректироваться по командам с Земли. Доставку информации с борта спутников предполагалось осуществлять по каналу радиосвязи через ретранслятор или в режиме ее непосредственной передачи на пункт сбора информации.

Что касается космических аппаратов наблюдения, то они могли бы функционировать в трех режимах: при их пассивном хранении на орбите, в обычном рабочем состоянии или в режиме отражения атаки. Предполагалось, что при своей штатной работе спутники системы «Сапфир» будут функционировать на эллиптических, сильно вытянутых орбитах, позволяющих сочетать высокий уровень разрешения на низких участках (менее 300 километров) с широкозахватным высокопроизводительным наблюдением на высоких участках (более 1000 километров).

Проект создания космической системы «Сапфир» был утвержден 20 ноября 1981 года на совместном совещании шести союзных министров (обороны, общего машиностроения, оборонной промышленности, электронной промышленности, промсвязи и химической промышленности).

Конец проекта

Головным   разработчиком космической системы «Сапфир-Б» опять же было определено ЦСКБ. Вот как об этом через много лет вспоминал генеральный конструктор предприятия Дмитрий Козлов: «Для знакомства с ходом работ по новейшим космическим системам в апреле 1986 года в город приезжал генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев. Однако посмотреть объекты непосредственно на заводе и что-либо узнать о них он так и не успел. У генсека оказались более важные дела. В дальнейшем Горбачев активно участвовал в обсуждении проекта «Сапфир» во время совещания в городе Ленинске (ныне Байконур. — Прим. авт.) в мае 1987 года, обещая восстановить по нему прежний объем финансирования. Однако в итоге это его обещание не было выполнено, в результате чего работа над «Сапфиром» так и осталась на стадии проектирования. В штатном варианте этот проект противодействия программе СОИ так и не был воплощен, хотя работы по нему продолжались до самого конца существования Советского Союза».

Хотя в конце 1980-х годов многие космические аппараты, входящие в комплекс «Сапфир», уже были полностью готовы для проведения испытаний, на судьбе проекта сказался общий экономический спад, постигший в это время всю нашу страну. Правда, ветераны российской космической промышленности до сих пор считают, что даже в тех условиях вполне можно было довести работы по проекту до логического конца. Но в условиях всеобщего дефицита того времени руководство страны решило отдать предпочтение более дешевым «Орлецам» и «Цирконам», на создание которых и были брошены все материальные ресурсы и финансовые средства. В итоге в 1991 году программа «Сапфир» была закрыта.

Валерий Ерофеев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here