Удивительные открытия Абу аз-Захрави

0
1230

Поразительно, но факт: когда педиатры в современной Европе назначают маленьким пациентам ингаляции, они, возможно, даже не догадываются, что над ними незримо витает дух благословенного Абуль-Касима аз-Захрави (963-1013 годы), более известного в Старом Свете под псевдонимом Альбукасис. А ведь именно он придумал первый в мире ингалятор. Впрочем, как и многое другое медицинское оборудование, а также приемы врачевания, лишь по недоразумению считающиеся ныне давними новациями европейских докторов.

Во имя жизни

Головы придворных табибов летели с их плеч одна за другой. И неудивительно: ни один из них не смог вытащить огромную занозу из пухлого плечика трехмесячного младенца, отпрыска главного визиря, служившего калифу Кордовы, Аль-Хакаму II. Стоило неудачливым лекарям приблизиться к малышу, сжимая угрожающего вида медицинские ножи в руках, как тот буквально впадал в истерику. В тот момент, когда сам могущественный Аль-Хакам, второй правитель мусульманской Кордовы (Испания), уже обнял своего безутешного визиря и повелел ему молиться, смирившись с неизбежным заражением крови сынишки и последующей за ним смертью, кто-то из придворных догадался послать за аз-Захрави. Далее, по мнению всех присутствующих, «свершилось чудо по воле Аллаха». Заговорив с крохотным пациентом ласковым, напевным голосом, этот табиб передал ребенку в руки хирургический инструмент, который сам же недавно изобрел. Заигравшись под наблюдением аз-Захрави со скальпелем (!), сын визиря утратил страх перед ним и вскоре позволил медику извлечь занозу. Что касается аз-Захрави, то он отказался от вознаграждения, предложенного счастливым отцом, — богато инкрустированного серебряного блюда, доверху наполненного золотом. Медик пояснил, что старался во имя жизни, а предложенная ему за то награда «слишком несправедлива по отношению к тем больным детям, чьи нищие родители не способы расплатиться за их исцеление даже черствой лепешкой».

«Пусть за меня скажут мои дела»

Знают ли люди, «сделавшие себя сами» (self-made men), что изречение, вынесенное нами в заголовок, принадлежит вовсе не Биллу Гейтсу, а исламскому врачу аз-Захрави? Между тем этот медик, служивший при дворе второго калифа Кордовы, а затем наследовавшего ему военачальника и фактического правителя мусульманской Испании аль-Мансура, жил именно так, как об этом говорил.

Жизнь того, кто однажды — посмертно — прославится в Старом Свете под именем Альбукасис, практически неизвестна современным исследователям. В отличие от медицинских разработок скромного табиба.

Принимая во внимание скупые размеры журнальной публикации, перечислим лишь некоторые из них.

Строение глаза. Рукопись около 1200 года
Строение глаза. Рукопись около 1200 года

Кетгут. Аз-Захрави первым из врачей предложил использовать эту нить из тканей кишечника животных для наложения внутренних швов. Тогда было ведомо, что это единственный материал, рассасываемый организмом. А вот до того как аз-Захрави революционно использовал оный, самых богатых и влиятельных пациентов на Востоке и Западе оперировали дважды. Повторно — дабы снять наложенные швы.

Щипцы для родовспоможения. Первым в мире применив таковые, Альбукасис снизил смертность младенцев и молодых матерей.

Тонзиллэктомия. Эта операция по удалению нёбных миндалин вместе с соединительной тканной капсулой известна свыше 3000 лет. Однако языкодержатель, крючки и ножницы для такого оперативного вмешательства разработаны именно аз-Захрави. И они практически в неизменном виде дошли до наших дней.

Местная и пероральная анестезия, мастэктомия у женщин с раком груди, методы дробления камней в мочевом пузыре, наиболее эффективные способы фиксации костей при ампутации конечностей — все это разработки нашего доктора.

Рукописное руководство аз-Захрави по операциям с иллюстрациями медицинских инструментов
Рукописное руководство аз-Захрави по операциям с иллюстрациями медицинских инструментов

Впрочем, достаточно перечислений. Лишь упомянув, что еще в 1918 году медицинская энциклопедия «Ат-Тасриф» (30 томов), принадлежащая перу Альбукасиса, была впервые (!) опубликована в Индии, дабы обрести тут статус официального учебника для врачей, попытаемся найти ответы на два очень важных вопроса.

Первый: был ли наш герой при всей его незаурядности неким уникумом своего времени? И второй: какова извечная цена отсутствия паблисити («раскрученности») в медицинском сообществе?

Золотой век ислама и «историческая амнезия»

Для начала зададим читателям вопрос, предлагая им проверить свою эрудицию. Где и когда был создан первый университет? И, пока вы вспоминаете, продолжим наш рассказ…

Временной «отрезок» с VIII до XIII века иногда принято называть Золотым веком ислама. Именно на него и приходятся 50 лет служения всем людям (а не только калифу и его приближенным) нашего героя. А вот затем, уже после XIII века, происходит то, что доктор наук Крейг Консидайн называет в своей одноименной статье «исторической амнезией». Поясним сущность этого явления как можно мягче и политкорректней, будучи уверены в том, что читатель поймет наш эзопов язык.

Начиная с XIII века и далее в христианском мире возникает бытовое заблуждение о «реакционности» исламской науки, как и о «невежестве, ксенофобии» ученых (да и по большей части не только их), исповедующих данную религию. А ведь это далеко не так, идет ли речь о медицине, математике, философии и т.д.

И теперь, в подтверждение сказанному, ответ на вопрос, заданный читателям: первый в мире университет был создан в 859 году в Марокко, в Фесе — старейшем из четырех имперских городов этой страны. Вероятно, многих удивит даже не тот факт, что именно здесь разработали ученые степени, лишь заимствованные намного позднее университетом Болоньи (Италия) и знаменитым Оксфордом. Во-первых, кажется невероятным по нынешним временам обстоятельство, что создали университет Аль-Карауин две женщины — мусульманки Фатима и Мириам аль-Фихри. Во-вторых, необычен межконфессиональный мир, царивший в Аль-Карауин среди христианского, мусульманского и иудейского студенчества. В-третьих, бессмертные произведения Сократа, Платона, Аристотеля изначально были переведены именно здесь, а уже потом, намного позже, были переложены на европейские языки.

«Исцелять всех, невзирая на мошну их»

«Все это прекрасно, — заявит некий скептик. — Но при чем тут, собственно, названный вами родоначальником сов-ременной хирургии аз-Захрави?»

Отвечаем. В полном соответствии с ленинской формулой о том, как «декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию», все произошло и в случае с Альбукасисом. Выходцы из университета Аль-Карауин учредили в 872 году едва ли не первую в мире «светскую» (!) больницу в Каире. В этом передовом даже по нынешним меркам лечебном заведении, именуемом больницей Ахмеда ибн Тулуна, наличествовали лечебный центр, реанимационное отделение, санаторий. Здесь лечили всех, невзирая на пол и религиозные убеждения, и — впервые в мире — психически больных людей. Именно научное наследие больницы Тулуна «разбудило» в нашем докторе ученого: изучая здешние архивы, он спустя 100 лет после основания указанной лечебницы создал свой медицинский трактат, использовавшийся европейскими хирургами в качестве справочника на протяжении 500 последующих лет.

Более того. Впитав гуманистические идеи, переданные медикам больницы Тулуна выпускниками университета Аль-Карауин, родоначальник современной хирургии развернул поистине революционную агитацию уже при дворе фактического правителя всей мусульманской Испании, аль-Мансура. Надо сказать, что идеи, распространявшиеся Альбукасисом среди собратьев по медицинскому цеху, сходили ему с рук по одной причине: слишком уж хорошо лечил сей бунтарь и смутьян.

Что же за крамольные идеи проповедовал наш герой? Да вот, не угодно ли. Многие из оных идей — скажем, положа руку на сердце, — до сих пор могут счесть крамолой в тех или иных медицинских кругах. По аз-Захрави, одинаково качественно следует лечить всех (вне зависимости от конфессиональной принадлежности) — и богатых, и нищих, не прося при этом с бедняков какой-либо платы, но уделяя много личного внимания каждому пациенту, невзирая на тяжесть его мошны.

Чужие имена

Наконец, о посмертной судьбе открытий, сделанных скромным в быту и не алкавшим громкой славы аз-Захрави. Большинство «ноу-хау» выдающегося медика давным-давно присвоены его не столь щепетильными европейскими последователями. Положение Вальхера в родовспоможении и метод Кохера (при вправлении плечевого сустава) — детища именно аз-Захрави. Но, как видим, детища, носящие чужие имена.

Остается лишь с прискорбием констатировать, что чрезвычайно цельная по своей внутренней структуре медицинская энциклопедия Альбукасиса оказалась в Европе — причем веками позже — так сказать, «раздерганной на цитаты» старосветскими учеными, не вникнувшими в суть. Вот лишь два тому примера. В XII веке один из крупнейших переводчиков Средневековья, итальянец Герард Кремонский осилил лишь один раздел (посвященный хирургии) из 30 томов «Ат-Тасрифа». И только в 1519 году в Аугсбурге (Германия) был представлен на суд медиков более-менее полный перевод на латинский этого выдающегося труда (под названием Liber theoricae necnon practicae Alsaharavii — «Теоретическая и практическая книга аз-Захрави»).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here