Крах «красного Элвиса»

5356

Для советских людей актер и певец Дин Рид был воплощением всего лучшего, что есть в Америке. Талантливый, красивый, с ясными детскими глазами заокеанского ковбоя, и при этом… совершеннейший коммунист. Нет, не зря его называли «красным Элвисом»…

Дин Рид, родившийся в 1938 году в американском штате Колорадо, был просто создан для сцены. При этом он здорово пел и всегда был, что называется, своим в доску. Такого, как писали советские СМИ, не заманишь жирными голливудскими харчами. Ему чужда их идеология.

Кумир миллионов

Когда в 1986 объявили о смерти Дина Рида, советские граждане — в основном женского пола — рыдали. Все знали: американская звезда больше на нашем небосклоне не взойдет. Мысль о том, что в жизни этого вечно молодого, лучезарного парня могли быть серьезные проблемы, что он разочаровался в коммунизме, запутался, попал на крючок Штази — гэдээровского аналога КГБ, — никому в голову не приходила. И мало кто знал, что главной женщиной в жизни певца была советская актриса.

Эве Киви — красавица-эстонка, одногодка Дина — была из тех, кого называли советскими «выдвиженцами». Актриса, признанная в СССР, активно снимающаяся в кино, была супругой олимпийского чемпиона по конькобежному спорту Антса Антсона. Их пару считали символом пропаганды советского образа жизни в Прибалтике. Их общему сыну Фреду в 1971-м было всего три года, когда на его мать обрушилась новая любовь. Столько же было дочери Рида Рамоне, названной в честь чилийской коммунистки Рамоны Парры. (С ее матерью Патрисией они расстались, но Рид принимал участие в воспитании дочери.)

Дина Рида советская пропаганда рисовала в образе необычайно талантливого американского артиста, которого на родине притесняют за то, что он коммунист. Все это было не совсем так. Да, у него были левые, коммунистические взгляды. Но членом компартии он не был. Да, он был против войны во Вьетнаме.

Но не он один: и более значительные голливудские шишки высказывали свои протесты против этой кампании.

Дело было в другом: в США он был такой как все. Америка знала Пресли и Боба Дилана. Так что ничего особенно нового как исполнитель песен в разных стилях Рид своей родине не сказал. Зато для стран левого «уклона» он, внешне типичный американский красавчик, был «американской звездой»-коммунистом.

В США ему не давали снимать фильмы. Хорошие звукозаписывающие фирмы не заключали с ним контрактов. В Аргентине ему дали петь, снимать кино. Потом была ГДР, где у Рида наметился полный карт-бланш.

В СССР он впервые попал в 1965-м, и пришел в восторг от гостеприимства и радушия русских. С тех пор Рид стал частным гостем в Советском Союзе.

«Рекламная» страсть

Эве Киви и Дин Рид познакомились в 1971 году на Московском кинофестивале. Эта была страсть с первого взгляда. В тот же вечер они уединились в гостинице. На второй день знакомства в номер к Киви зашла подружка и попросила звезду «Балтийского неба» «хотя бы посидеть на кровати», где они занимались любовью с Ридом.

Киви практически сразу во всем призналась мужу и разорвала с ним отношения.

Рид в тот момент был также женат. И не просто женат: он был супругом чрезвычайно непривлекательной и нелюбимой женщины, главным достоинством которой было то, что она являлась племянницей Эриха Хонеккера — главы Германской Демократической Республики. Киви — общепризнанная красавица — первое время была уверена: Дина скоро получит развод. Она плохо представляла себе ситуацию, в которую попал Рид. Впрочем, и он сам не вполне осознавал сложность своего положения.

Эве возмущалась тем, что он живет с нелюбимой женщиной.

Дин отмалчивался. Ему было стыдно признаться в собственной мягкотелости: он не умел отказывать своим благодетелям. А также в карьеризме: ради карт-бланша на киностудии «Дефа» он был готов жениться на самом черте с рогами, не то что на племяннице главы ГДР.

В этом был он весь: мягкий, где-то простодушный, деликатный, но при этом фанатик собственной карьеры и славы.

Сотрудники Штази — немецкого аналога КГБ — очень быстро почуяли в Дине эту черту и стали им манипулировать.

Между разными странами

Страстный роман эстонки и американца быстро развивался. Дин планировал совместное будущее. Эве ему верила. Они встречались в разных странах, на разных кинофестивалях, в разных отелях. У них никогда не было собственного дома. Может, это и было хорошо, ибо Рид, который останавливался в лучших отелях стран коммунистического лагеря, не хотел верить рассказам любимой про чудовищно трудный быт советских граждан, про тотальный дефицит и некачественные товары. Да они немного об этом говорили, ибо были поглощены страстью.

Рид все время обещал жениться на Эве. Но только обещал. Когда она спрашивала, почему он не разводится, он только вздыхал. Почему? Уже в первой половине 1970-х «красный Элвис» начал понимать, в каком болоте он увяз. Он и шагу не мог ступить без надзора работников Штази.

Впрочем, служащим советского КГБ роман Рида и Киви был на руку. Они мечтать не смели о том дне, когда символ «счастливой советской Эстонии» и символ левой Америки возьмутся за руки и вместе отправятся в светлое будущее. Лучшей пропаганды и представить себе было невозможно. Но было одно «но».

Немцы не имели ни малейшего желания так запросто отдавать русским «красного Элвиса». Они его у себя поселили, создали все условия для работы, женили как надо. С какой стати?

Пока спецслужбы спорили, влюбленные не могли насытиться друг другом. Позже Эве вспоминала с грустной иронией: «Наша любовь проходила под “Интернционал” и “Белла, чао”»!

Это она готова была терпеть. А вот нерешительность Дина…

Однажды она поняла, что беременна. Рид жениться не торопился. Они по-прежнему мотались по всему миру. (Спустя годы Киви подсчитала: свидания с Дином у нее были более чем в сорока странах.) Дочь добропорядочного таллинского бухгалтера, она считала: у ребенка должны быть полноценные мать и отец.

Эве отправилась за советом к подруге. Та также поддержала ее в намерении сделать аборт. Уже после операции та самая подруга обо всем доложила Дину. Рид страшно расстроился. Он, оказывается, страшно хотел ребенка от Эве. После этой истории любовники решили расстаться. Но какое там! Страсть снова вернула их в объятия друг друга…

Схватка спецслужб

И тут Дин решился. Он отправился на прием к самому Хонеккеру и попросил немецкого генсека разрешить ему развестись с его родственницей. Неизвестно, какие аргументы в пользу своего решения приводил «красный Элвис», но из кабинета Хонеккера он вышел окрыленный: глава ГДР дал ему согласие на развод…

В тот день Рид посмотрел назад, на свою жизнь. Он вдруг понял, куда попал: чтоб соединиться с любимой женщиной, в этой системе ему требовалось разрешение главы государства.

Но все-таки теперь он был свободен. С этой новостью он прилетел к своей Эве. Всё кончилось, думала она, мы будем вместе!

Но не тут-то было. После развода с высокопоставленной супругой началось нечто несусветное. Дин ходил как в воду опущенный. Эве не понимала, в чем дело. Его вызывали в КГБ.

Вскоре он пришел к Эве и сказал, что ему срочно и ненадолго надо слетать на съемки в ГДР. Такое уже бывало. Эве отпустила его. Дин на самом деле вскоре вернулся. Вернулся женатым мужчиной. Его третьей супругой стала немецкая актриса Рената Блюме. (После регистрации брака она стала Блюме-Рид.) Этого предательства Эве простить не смогла: теперь она твердо решила расстаться с Дином.

Она навсегда запомнила его умоляющие глаза. Разве он мог рассказать Эве, что в схватке немецкой и советской спецслужб немцы одержали верх? Разве мог он сообщить, что его жена — посредственная артистка, зато проверенный агент Штази? Все было кончено.

Эве осталась в Эстонии. Дин уехал в ГДР. 1986 год стал не только последним годом их романа, но и последним годом жизни Дина Рида.

13 июня 1986 года он утонул в озере под Берлином. По версии следствия он выпал из машины в воду. Труп Рида спешно кремировали.

После раскрытия архивов Штази в них было найдено прощальное письмо певца, где он признавался в том, что запутался и разочаровался в коммунизме. В последние годы жизни он не раз говорил, что хочет вернуться на родину. Но кто бы это допустил?

Ваши комментарии

avatar
  Подписка  
Оповещать