Русский след. У последней черты. Тайна янтарного берега

0
1805

Во время Второй мировой войны нацистами с оккупированной территории Советского Союза было вывезено около 500 тысяч единиц музейных ценностей, это почти полторы тысячи железнодорожных вагонов. После войны было найдено и возвращено на Родину меньше половины. Для многих украденных шедевров – как, например, знаменитая Янтарная комната – последним пунктом назначения и хранения была Восточная Пруссия. Почему именно туда свозились украденные сокровища, куда они вывозились, да и вывозились ли вообще – попробует разобраться Алексей Никулин.


14 октября 1941 года из захваченного немцами Царского Села отправилась первая автоколонна. Немцы вывозили из Екатерининского дворца награбленные ценности. Не брезговали ничем: кроме Янтарной комнаты везли картины, мебель, люстры, личные вещи русских императоров, сняли даже паркет.

Из дворцового парка украли скульптуры и в том числе эту, до сих пор не найденную, – памятник Екатерине скульптора Михаила Микешина.

Подобных колонн и поездов с огромными материальными ценностями были сотни. И конечным адресом большинства из них был город Кёнигсберг.

Во время Второй мировой войны с оккупированной территории Советского Союза нацистами было вывезено около 500 тыс. единиц музейных ценностей. Это почти полторы тысячи железнодорожных вагонов. После войны было найдено и возвращено на Родину меньше половины.

Для многих украденных шедевров – как, например, знаменитая Янтарная комната – последним пунктом назначения и хранения была Восточная Пруссия. Почему именно туда свозили награбленные ценности, куда потом вывозили, да и вывозились ли вообще – мы попробуем разобраться…

Особо ценные экспонаты немцы укрывали надёжно. Янтарная комната находилась в Королевском замке Кёнигсберга. Памятник Екатерине – в одном из фортов южной части города.

Восточная Пруссия – теперь российская Калининградская область, а город немецких королей, древний Кёнигсберг – наш Калининград.

Королевский замок, увы, давно разрушен, а фортов, подземелий и казематов в городе и окрестностях – немыслимое количество. С помощью ребят из местного диггер клуба «Кёниг» я попробую обследовать хотя бы некоторые из них.

Подземная часть Калининграда до сих пор исследована очень мало: что-то было взорвано, затоплено или заминировано ещё во время войны, а что-то – просто недоступно. До последнего времени Калининградская область была режимной и практически закрытой зоной. И лишь теперь ситуация стала меняться. И вот история начинает открываться заново, но, как выясняется, часто такие открытия совершают люди с нечистыми руками.

– А как нашли-то эту яму?

Евгений (диггер):

– Приезжаем как-то погулять, а в одном из помещений в минных складах песок навален, много-много песка. Там – маленький ход вентиляционный, и оттуда таскали песок, он весь был песком засыпан. Один раз приехали, другой раз приезжаем – там песка уже больше, ход длиннее становится. А потом приезжаем – и вот ребята докопались до этого помещения. Мы долазим до конца, а там смотрим – два «аборигена» сидят: водка, закусочка, и копают. Видать, кто-то денежек им дал – что-то искали, по-любому. Что-то нашли или не нашли – это вопрос другой, но по факту – этого раньше не было…

– Ну, сейчас и посмотрим, что там нашли, надо спуститься и посмотреть…

Про эти казематы никто не знал 70 лет. Хотя насчёт «никто» я, кажется, поторопился – копали явно целенаправленно.

– А это что за лаз?

– Выносили песок из этой комнаты, которая была полностью завалена песком. Те самые «аборигены»…

– Они случайно нашли этот ход…

– Потом, когда вынесли часть песка, уткнулись в стенку, разломали её, спилили решётку, продолбали дальше и поднялись в это помещение огромное.

– А у них были чертежи какие-то или они просто случайно наткнулись?

– Ну, возможно, им подсказали… Кто давал им денег на то, чтобы копать…

По воспоминаниям одного немецкого унтера, в дни штурма города он видел в каком-то из подземных ходов большую бронзовую статую женщины. Но дело в том, что скрытые подземные полости тут могут быть за каждой стеной.

– Здесь, смотрю, какая-то ещё стена. И вниз сюда ход идёт…

– Да, всё верно…

– То есть они откопали всё это огромное помещение… А вот эта стена – её, видимо, закладывали, может быть, даже во время войны. За этой стеной может быть ещё что-то?

– Да, вот пытались сломать, но, видать, не получилось.

– А там сверху тоже проход, может быть, есть… А может быть, и нет…

– Возможно, это для вентиляции было оставлено…

Удивительно, но за этими кирпичами может находиться всё что угодно: Янтарная комната, бронзовая фигура Екатерины, музейные шедевры. А, может, всего пара немецких касок или бутылок из-под шнапса. Но проверить это у нас не получится: по закону вести раскопки мы не имеем права.

– По поводу украденных ценностей из СССР, которые были спрятаны на территории Восточной Пруссии – одни считают, что ценности уже давно найдены или эвакуированы, другие считают, что они остались. В вашем коллективе есть единое мнение на эту тему?

– У нас, в принципе, у каждого своё мнение. Мне кажется, что всё это здесь находится и никуда не ушло… Всё здесь, надо только искать. Но для этого нужны контакты, как обычно, карты, деньги, ну, и всё такое прочее… А этого у нас, в принципе, нету, у нас только свои силы, и всё…

Любопытный факт: после разгрома немцев в 45-м году не удалось найти никаких планов подземных коммуникаций Кёнигсберга. Все подобные документы были либо уничтожены, либо в числе важнейших документов вывезены в рейх. Какая-нибудь схема канализаций города была важнее многих секретнейших документов.

Вот это поневоле убеждает в том, что здесь, под землёй, можно найти ещё очень многое…

Впрочем, есть люди, считающие, что искать неизвестные бункеры не к спеху – достаточно приглядеться к уже известным.

Калининградский историк-журналист Сергей Трифонов утверждает, что знает местонахождение Янтарной комнаты. Более того, он её уже нашёл. Нашёл в самом известном сооружении времён войны – в бункере коменданта города. Сейчас там музей.

Сергей Трифонов (руководитель экспедиционной группы «Кёнигсберг-13»):

– Сейчас это доказано: есть второй этаж бункера последнего коменданта Кёнигсберга. И вот самое интересное: когда начали работать с документами, с 91-го года, мы этот второй этаж вначале гипотетически представляли (что он на глубине 16,5 метров), потом физически «взяли». Мы просверлили полы, опустили видеозонды и сделали снимки ящиков. Эти снимки обошли весь мир.

– Там нашли ящики?

– Да, под полом.

– Я уверен в этом, и моя команда меня поддерживает, что здесь находится величайшая ценность всех времён и народов – знаменитая Янтарная комната Фридриха I.

До бывшего Королевского замка, где в последний раз её видели за три дня до штурма города, отсюда 150 метров. Не везти хрупкий янтарь или, скажем, тяжеленную бронзовую статую, под бомбёжкой неизвестно куда, а спрятать поглубже, но под боком, на первый взгляд кажется вполне логичным.

– А что вообще указывает на то, что кроме этого бункера что-то есть ещё здесь, под этим полом?

– Да это перед Вами!

– Вот эти рунические ворота.

– Дело в том, что эти ворота были обнаружены мной. Я сапожным ножом срезал краску и нашёл четыре руны. Мы зачистили с разрешения музея эти ворота, обнажились 88 рунических знаков. И тогда на меня вышли бельгийские специалисты, которые дали свою трактовку этим рунам. Первое их удивление было: это ворота не от военного объекта, это ворота от сокровищницы!

– Значения этих ворот – охранять то, что спрятано. И в надежде на то, что вообще никто на них не обратит внимания и не расшифрует, не даст понятийного определения. Здесь и рядом храни то, что принадлежит тебе!

Никаких мистических заклятий скандинавских богов здесь нет и в помине. Руническое письмо было хорошо известно в Германии. Специалистам этот шифр был ясен, а остальным казался непонятными пляшущими человечками или элементами орнамента на кованой ограде.

– Они всю жизнь стояли здесь, эти ворота, на входе…

– И никому не приходило в голову «поковырять ножиком»?

– Ну, кому-то пришло, мне в частности, я не особенно кичусь этим, но факт есть факт. Немецкий принцип: положи на видное место – никто не обратит внимания. Именно на видном месте нужно прятать! Но качественно. А то, что мы сделали фотографии и нашли сопутствующий бункер, и нашли подземную галерею, успокоило нашу команду. Мы знаем, что теперь удел этих вещей – профессионалов высокого уровня. Открывать нужно грамотно. Это не просто, как говорится, с дрелью прийти и просверлить. Но то, что здесь будет, – действительно, на весь мир сенсация! Убеждение меня в этом не покидает. Хочу верить!

По мнению Сергея, вход на второй подземный уровень находится прямо на площадке лестницы, ведущей в бункер. Как раз там, где раньше и стояли те самые рунические ворота с подсказкой. Десятки людей проходят здесь ежедневно, даже не подозревая, что, возможно, идут по одной из самых больших загадок XX века.

Впрочем, некоторые специалисты по подземным коммуникациям утверждают, что найденное помещение имеет чисто инженерное назначение. А поставить точку в их споре пока никто не торопится…

Посещение «блошиного рынка» у самых подножий старинных фортов наводит на мысль о том, что неорганизованные исследователи подземного города не успокаиваются в своих поисках. И кое-какие, правда, не очень дорогие артефакты всё же появляются в свободной продаже. Серьёзные ценности тоже время от времени находят, но в музеи они не попадают. В лучшем случае, в криминальные сводки. И говорить об этом не любят, особенно с чужими.

– А приходилось вообще делать там находки какие-то интересные, неожиданные?

– Бывало всякое…

– Ну, например?

– Ну, так сразу и не вспомнишь…

К некоторым сокровищам, которые нацисты считали как бы своими, отношение было особое. Например, в оккупированном Севастополе памятник Корнилову снесли, а монумент генералу Тотлебену даже взяли под охрану. Он ведь был немец!

Янтарную комнату подарил Петру I прусский король. А Екатерина Великая сама была родом из Пруссии. Поэтому многие историки считают, что эти ценности не должны были и не покинули город королей.

Ну, в самом деле: не для того же они везли из России бронзовую Екатерину, чтобы после прибытия в Кёнигсберг банально переплавить её в авиационные подшипники!

Николай Шумилов (руководитель поискового объединения «Белый поиск»):

– Кёнигсберг имел для Германии важнейшее значение. Это, наверное, второй по значению город после Берлина. Потому что это были ключевые позиции на востоке, ну и к тому же, это была древнегерманская земля, на которой они жили 7 веков со времён Немецкого ордена. Это был город исторический, здесь были и герцоги, и короли прусские…

Николай Шумилов относится к той категории исследователей, которые убеждены, что большая часть пропавшего национального достояния России всё ещё находится на территории Калининградской области.

– Хранилища нацистские находятся на всей территории области, а также их много в Кёнигсберге-Калининграде, и в том числе они есть и в Балтийске, бывшем Пиллау, и на Балтийской косе…

– Почему эти ценности большей частью не покинули Восточную Пруссию?

– Смысл был какой оставлять? Все эти захоронения контролировал гауляйтер Эрих Кох, ну и частично ещё – Герман Геринг. У них был интерес, чтобы они оставались здесь. Потому что они были уверены, что даже в случае поражения в войне эта земля останется немецкой и они спокойно ими воспользуются.

Если рассуждать логически, то единственное место, куда нацисты могли эвакуировать награбленные ценности после падения Кёнигсберга, – крепость Пиллау, последняя оставшаяся в их руках морская цитадель на берегу Балтики. Именно здесь, а не в Кёнигсберге, шли самые тяжёлые бои.

Столицу Пруссии взяли за три дня. А 40 км до Пиллау – полчаса на машине – наши войска шли две недели!

Теперь город называется Балтийск – это самый западный город России.

Его главная достопримечательность – вот эта построенная шведами крепость XVII века. Совсем не страшная на вид.

Но этот последний оплот Восточной Пруссии оборонялся особенно ожесточённо.

К стенам цитадели советские войска вышли в последних числах апреля. Командующий Восточно-Прусской операцией маршал Василевский не видел большого смысла в штурме небольшой крепости. До конца войны оставались считанные дни, гвардейские танковые армии уже окружили Берлин, уже встретились на Эльбе с американцами. Но Верховный Главнокомандующий товарищ Сталин почему-то очень хотел взять её и как можно быстрее.

Как пишут историки, когда гвардейцы 11-й армии ворвались в крепость, никого из офицеров там не оказалось – они ушли подземным ходом. Куда ведут эти ходы, выяснить так и не удалось – все они были заминированы. Рисковать жизнью сапёров советское командование не стало, а все подступы к подземным коммуникациям просто замуровали.

Правда это или вымысел? Часть старинной крепости до сих пор занимают моряки, а часть отдана Музею Балтфлота. Виктор Иванович Литвинов – здесь самый знающий человек. Он и сотрудник Музея, и адмирал.

– Про Шведскую крепость, рядом с которой мы стоим, рассказывают, что немцы во время штурма, когда наши штурмовые подразделения ворвались в крепость, они частично исчезли. И есть легенды, что они исчезли оттуда по подземному ходу. Существует даже не один подземный ход, а три.

Виктор Литвинов (с.н.с. Музея Балтийского флота, вице-адмирал):

– Документация городских укреплений, в том числе и крепости, сообщений здесь между определёнными районами города, была немцами не вывезена, а уничтожена. И нам, к сожалению, остались и достались только крохи. И мы это не скрываем. Поэтому всё, что касается этих укреплений, бомбоубежищ и других подобных фортов, всё это приходилось доставать. И эта работа продолжается.

Однако уважающая себя старинная крепость, чтобы не стать мышеловкой, какие-то пути отхода имела просто в обязательном порядке. Тем более эта, её не зря прозвали «шведским кошельком». Издавна она служила хранилищем, надёжнейшим сейфом для многих прусских владык. Золото, утварь, корона польских королей хранились здесь! Как тут без подземного хода? Очевидно, что его просто не нашли. Пока.

Виктор Иванович считает, что если ценности и были эвакуированы, то были заранее вывезены через морской канал на Балтийскую косу и отправлены морем или по воздуху.

– Аэродром, который здесь располагался и находится до сих пор на Балтийской косе, он немцами использовался в полную меру, максимально. Здесь базировалась бомбардировочная, истребительная и штурмовая авиация. Конечно, использовалась и для вывоза, особенно в угрожаемый период, когда Кёнигсбергу оставалось продержаться менее месяца, они вывозили отсюда и секретную документацию, и культурные ценности – картины, предметы прекраснейших музеев Кёнигсберга…

Узкая полоска на карте, протянувшаяся от Пиллау до немецкой Померании, стала последним путём вывоза ценностей и просто бегства армии и населения Восточной Пруссии.

Граница с Польшей – всего в нескольких сотнях метров от меня. Сегодня пограничная застава Нормельн – это самая западная точка России. А вот весной 45-го года для тысяч бегущих немцев – солдат вермахта и беженцев – это был тупик, а сама Балтийская коса, по сути, дорогой в никуда.

На Балтике есть очень похожие и очень красивые песчаные косы – Балтийская и Куршская. Но если Куршская была популярнейшим в советское время курортом, который хорошо помнит старшее поколение, то Балтийская коса до последнего времени была сверхзакрытой зоной.

Балтийская коса, пожалуй, самое невероятное место для того, чтобы строить что-то капитальное, потому что строить придётся в буквальном смысле на песке. Песок этот постоянно движется, на него влияет переменчивая балтийская погода, ветер и море.

И вот именно здесь, в 1939 году, немцы построили не что-нибудь, а аэродром, даже, пожалуй, целую авиабазу.

Для того чтобы обследовать всю территорию авиабазы, у меня ушёл почти целый день. И, надо сказать, это было очень мощное и современное инженерное сооружение даже по сегодняшним меркам. Настолько современное, что авиация Балтфлота использовала эту авиабазу до 1996 года, не внеся никаких конструктивных изменений.

Авиабаза Нойтиф строилась капитально, добротно, с размахом и предназначалась, судя по всему, явно для решения каких-то чрезвычайно важных задач: эвакуация нацистских главарей, или особо ценных вещей, или документов, – но куда было лететь? Почти вся Европа уже была в руках союзников.

А можно ли было эвакуироваться морем? Крупным надводным кораблям нужна глубокая оборудованная бухта или причал. Гавани у немцев на Балтике уже не было. Причал? Мог быть.

Вот эти развалины – бывший Западный форт или Западный замок – последняя точка обороны немцев. Здесь последние оставшиеся фанатики из СС оборонялись ещё 12 мая 1945 года. И здесь для Пруссии закончилась Вторая мировая война.

Когда-то он выступал далеко в море, и какие-то причалы, видимо, здесь были, но давно разрушились.

Ещё во время войны этот вход был целый, но за последние годы, буквально, за несколько десятилетий, море отвоевало, наверное, около четверти вот этого форта. И какие тайны скрывают подземелья, сейчас уже никто и не скажет.

Многие наверняка читали книгу Леонида Платова «Секретный фарватер» или смотрели одноимённый фильм. Речь там шла о тайной подводной лодке, которая в последние дни рейха должна была вывезти из Германии Гитлера. Причём местом стоянки этой лодки писатель определил именно Пиллау. Книга эта, конечно, художественное произведение, но всё же – мог ли причалить сюда корабль или подводная лодка? Я отправляюсь исследовать дно у старого форта.

Море здесь мелкое и, самое главное, непредсказуемое. Волны и прибрежные течения перемешивают и двигают к берегу громадные массы донного песка – причал здесь долго не простоит, а любой фарватер моментально затянется.

Но эти же течения постоянно вымывают какие-то вещи из затопленных помещений форта: кружки, каски… Это говорит о том, что затопленные коммуникации ждут своих исследователей, и какой-то вход в них есть.

Мне очевидно одно: какое-то значимое количество ценностей тогда, в апреле 45-го года, немцы эвакуировать отсюда просто не могли.

И бронзовой фигуре Екатерины Великой из Царского Села в этой истории отведена особая роль. Если этот, довольно громоздкий, но стойкий к повреждениям и коррозии предмет однажды будет найден, то эта находка, скорее всего, потянет за собой новые сенсационные открытия.

Обидно не то, что пропавшие сокровища до сих пор не найдены, а то, что искать их, похоже, никто всерьёз не собирается.

Впрочем, я ошибся. Говорят, в область уже потянулись какие-то непонятные организации, желающие проводить раскопки в интересных им местах, да и калининградские диггеры всё чаще встречают людей, точно знающих, где и зачем копать.

Давать какие-то прогнозы, будут ли найдены украденные и спрятанные нацистами ценности, довольно сложно. Дюны, как, впрочем, и подземелья, умеют хранить свои тайны. Но! Поиск сокровищ, как и рулетка, – это всегда игра. Игра с его величеством случаем. И очень может быть, что самые интересные находки уже с нетерпением ждут своего часа.

Если национальное достояние страны действительно укрыто в этом Янтарном краю, то оно должно быть найдено и возвращено России. Хочется верить, что так и будет. Хочется верить…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here